Перейти к контенту

Рекомендуемые сообщения

На дне Финского залива нашли две "Щуки", затонувшие в войну5 Мая 2017 Участники подводно-поисковой экспедиции "Поклон кораблям Великой Победы" обнаружили две подводные лодки Балтийского флота Советского Союза, погибшие в годы Великой Отечественной войны.Как сообщил в пятницу, 5 мая, Интерфаксу руководитель экспедиции Константин Богданов, поисковая миссия проводилась в районе внешних островов Финского залива Гогланд и Большой Тютерс.post-32076-0-76046000-1493997981_thumb.jpegПодводная лодка Щ-406 в ЛенинградеВоенный альбом"Мы обнаружили две подводные лодки – Щ-406 и Щ-320. Поиск вели с помощью современного гидролокационного оборудования. После того, как мы обнаружили объекты, по очертаниям сходные с контурами подводных лодок, к ним погрузились водолазы и провели подводную съемку", – рассказал Константин Богданов.Подводная лодка Щ-320 в октябре 1942 года отправилась в боевой поход, но на связь больше не выходила, а Щ-406 под командованием Героя Советского Союза Евгения Осипова погибла в 1943 году.Участникам экспедиции удалось также установить обстоятельства гибели обеих подводных лодок: субмарины подорвались на минах. "По состоянию подводных лодок видно, что и там, и там экипаж после подрыва боролся за жизнь. В одной из лодок полностью открыт люк, во второй, вероятнее всего, оставшийся в живых экипаж пытался спастись на специальном аппарате", – отметил Богданов.В субботу, 6 мая, подводникам-балтийцам отдадут воинские почести. К месту гибели субмарин отправятся участники экспедиции, священники. Водолазы установят на корпуса субмарин таблички с полными списками членов экипажей."Также каждый раз, когда мы обнаруживаем погибший корабль, мы передаем информацию в министерство обороны РФ. Место гибели наносится на карту, обозначается как братская могила", – добавил собеседник агентства.Экспедиции "Поклон кораблям Великой Победы" проводятся с 2005 года на местах гибели советских кораблей в годы Великой Отечественной войны.

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 3 недели спустя...

 

Готовится к печати!

 
К выходу в свет готовится сборник воспоминаний командиров Красной Армии — «Пишу исключительно по памяти... Командиры Красной Армии о катастрофе первых дней Великой Отечественной войны: В 2 т.».
 
Попытки понять причины катастрофического поражения Красной Армии летом 1941 г. неоднократно предпринимались советскими и российскими историографами. Однако исследования осложнялись тем, что большая часть документов приграничных дивизий, армий и военных округов была утрачена в ходе боевых действий.
 
В 1949–1957 гг. Военно-научное управление Генерального штаба Советской Армии обратилось с вопросами о начале войны к командирам, принявшим первый бой на границе. Участники событий отвечали на поставленные вопросы, опираясь исключительно на память, не пользуясь документальными источниками. Эти материалы, публикуемые в настоящем издании, долгое время оставались на секретном хранении. Сегодня эти документы можно считать одним из важнейших источников по начальному периоду Великой Отечественной войны.

Обязательно куплю. 

  • Upvote 2
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 8 месяцев спустя...
Последний рукопашный бой людей и собак с фашистами

Шел третий месяц «Восточной компании». Гитлер предполагал посетить Киев. Третьего августа Киеву указано было сдаться. Но город стоял и сопротивлялся. Эти русские… А ведь фюрер лично собирался принять «парад победы» восьмого августа. Муссолини и Тиссо вызвались сопровождать его.

Гитлеровцы спешили. Начался обход Киева с юга. Страшное словосочетание «Зеленая Брама» не указано на карте сражений за город. Только недавно информация попала в СМИ, как еще один трагичный эпизод кровавой войны. В окружение попали 140 000 советских воинов 6-ой и 12-ой армии.

Смогли выйти к своим только 11 000 человек. Отдельный пограничный батальон вошел в состав отступающей армии. Вместе с бойцами проходили службу собаки. Терпеливо переносили они жажду, голод, бомбежки. Но они были с хозяевами. Командиру, майору Лопахину, советовали распустить собак. Он оставил собак в батальоне.

Да они и не ушли бы. Собаки создания верные, в отличии от… Село Легедзино для пограничных собак стало местом последнего боя. Пятьсот бойцов и 150 собак остались без патронов. Принято решение идти в рукопашный бой. И собаки встали в строй с бойцами.

Не ждали фашисты такой жестокой смерти в России. Они были уверены, что едут в воинское путешествие, такое же легкое и веселое, как в Европе. Но хорошо обученные, преданные собаки, лишили фашистов иллюзий. Он стояли рядом с хозяевами против шквального огня гитлеровцев.

Выжившие в том бою, рассказывали, как жестоко овчарки мстили обидчикам. Они рвали фашистов на куски даже смертельно раненые. Немецкая пехота отступила. Но на подмогу пришли танки. Гитлеровцы выли от ужаса, с танков стреляя по псам, защищающим своих, уже мертвых, хозяев.

Прошедшие рукопашный бой собаки лежали у ног хозяев. Часть застрелили фашисты, многие умирали от голода и горя, но хозяев не покинули. Всего одна собака приползла раненая в село. Паника заставила фашистов уничтожить всех собак в деревне. Позже сельчане похоронили погибших бойцов и собак в одной могиле.

Их нельзя разделить даже в смерти. Они разделили ее на двоих. Страшный бой был почему-то скрыт от людей. Вероятно, власти не желали обнародовать неприятные для них первые дни отступления. А зеленые фуражки гордо носили сельские пацаны. В селе долго хранились фотографии пограничников, вырванные из документов.

По фотографиям не удалось восстановить всех погибших героев. Но спустя много лет героев и их верных друзей – собак – перезахоронили в братской могиле в центре села. На месте последнего боя, где в рукопашном смертельном бою погибли друзья – установлен памятник.

Они не бросили друзей. И лежат рядом, в братской могиле, в самом центре Украины.

https://zen.yandex.ru/media/aeslib/poslednii-rukopashnyi-boi-liudei-i-sobak-s-fashistami-5a77f42fc5feaf0a29d19c48

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 10 месяцев спустя...
Как наши остановили и вывели из строя 8 немецких танков без применения оружия. 

 

 

История произошла в августе 1941 года на подступах к городу Кривой Рог. Немцы активно вели наступление по всем фронтам. Советское командование затыкала бреши в обороне всеми возможными силами.

 

Так командир стрелковой роты получил приказ всеми силами отстоять дорогу к городу, по которой предположительно двинется группа немецких танков через 1-2 дня. С небольшим запасом гранат РПГ-40 бойцов высадили на место, где следовало окапаться. По всем раскладам бойцам оставалось жить сутки-двое и все прекрасно это понимали.

 

Но выполнить задачу было необходимо. Естественно, командир роты понимал, чем всё это закончится, вопрос лишь был, насколькодолго рота сможет задержать танки противника. Однако, не долго думая, командир отдал приказ, которого от него не ждали.

 

Недалеко от дороги были огромные залежи шлака, вывезенного из металлургического комбината города. Сам комбинат уже эвакуировали на Урал. Командир приказал собрать все мешки, какие есть и носить шлак на дорогу, чтобы, как он выразился, танкам гостей из Германии было удобнее проехать.

 

Всю ночь бойцы носили шлак, изорвав все мешки и насмерть уставшие, даже не в силах были окапаться. Что происходит и для чего всё это делается никто не понимал, и некоторые даже злились на своего командира.

 

Разведка не подвела, уже ранним утром на горизонте появилась танковая группа фашистов. Вместо ожидаемых пяти танков, группа состояла из восьми и тягача. В роте назревала паника, многие мысленно попрощались с жизнью. Командир дал приказ не стрелять и не выдавать своего присутствия.

 

Начав движение по "подготовленной" дороге, первым потерял левую гусеницу третий танк в колонне, ещё через несколько минут ходовые всех танков пришли в негодность. Не сразу поняв, что происходит, немцы подтянули свой тягач, ходовая которого также рассыпалась.

 

Командир роты велел передать командованию, что задача выполнена, немецкие танки остановлены, потерь нет. Стрелковая рота, не вступая в бой покинула место выполненной задачи, присоединившись к основным силам Красной Армии. Немного позже советская артиллерия отработала участок, уничтожив танковую группу полностью.

 

 

Как так получилось и в чём секрет?

 

Всё довольно просто. До войны командир работал инженером по холодной обработке металлов. Шлаки никеля, образующиеся при производстве высоколегированной стали - сильнейший абразив, пальцы гусениц танка просто не выдержат обработку и мощнейшее трение, выводя из строя всю ходовую часть танка. Командир понимал это и заметив отвалы шлаков, понял, что нужно делать в сложившейся ситуации.

 

 


  • Upvote 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 1 месяц спустя...

Трагедия и подвиг Евпаторийского десанта

 

Впервые раскрыта реальная картина малоизвестной операции.

 

Драматическим и героическим страницам освобождения советскими

войсками Крыма посвящены многочисленные монографии, статьи, сборники документов, мемуары. Тем не менее настоящим событием не только для историков, но и для широкого круга читателей стал научный труд Владимира Кропотова «Тактический десант. Евпаторийская десантная операция 4-5 января 1942 года». Основанная на архивных материалах, воспоминаниях участников и свидетельствах очевидцев, книга позволяет с высоты минувших лет объективно взглянуть на происходившее 76 лет тому назад в маленьком приморском городе и вникнуть в причины трагедии.

Кратко суть тех трагических событий заключается в следующем: в ночь с 4 на 5 января 1942 года в порту Евпатории внезапно для оккупантов высадился небольшой морской десант, не имеющий достаточного количества боеприпасов и тяжёлого вооружения. За несколько часов, пользуясь малочисленностью гарнизона противника, был освобождён весь старый город. Однако из-под Симферополя и Севастополя немцы перебросили в Евпаторию подкрепление и быстро перехватили инициативу. Практически весь десант и поддерживающие его с моря силы были уничтожены, более шести тысяч местных жителей убиты за пособничество «партизанам». А всего за время оккупации в Евпатории было расстреляно 12 640 стариков, женщин, детей. Это почти треть довоенного населения города.

Отсутствие подробностей о действиях евпаторийского десанта в немалой степени способствовало искажению многих фактов, появлению различных домыслов. Вот почему Владимир Кропотов ещё в 1982 году, будучи научным сотрудником Евпаторийского краеведческого музея, решил воссоздать полную картину происходивших в январе 1942-го событий и тем самым воздать долг памяти тем, кто сражался за освобождение его родного города от захватчиков.

В книге подробно и аргументированно раскрываются истоки формирования морского десанта. Отмечается, что решение о проведении тактической операции было принято в последних числах декабря 1941 года. После победы под Москвой Ставка Верховного Главнокомандования наметила ряд наступательных операций. В их числе на юге страны планировалось в начале 1942 года организовать одновременное наступление войск Кавказского фронта и Черноморского флота в целях разгрома фашистов в Крыму.

30 декабря директивой № 1886 командующий Кавказским фронтом генерал-лейтенант Д.Т. Козлов обязал войска Севастопольского оборонительного района перейти в наступление. Шифрограммы шли одна за другой. В директиве от 1 января 1942 года командующий настаивал на высадке десанта в различных точках побережья полуострова, в том числе в Евпатории, с целью подготовки этого района для последующего наступления основных войск на Симферополь. Как видно из переписки, командующий Черноморским флотом, руководивший обороной Севастополя, вице-адмирал Ф.С. Октябрьский всячески противился срочной высадке морских десантов.

В исследованиях прежних лет нет чёткого объяснения задачам десанта. Кто-то утверждает, что группа должна была захватить город и двинуться на Симферополь, другие считают, что в направлении населённого пункта Раздольное.

Все точки над «i» расставлены в директиве № 00216/ОП от 31 декабря 1941 года, которая впервые публикуется именно в книге Владимира Кропотова. В этом документе указываются цель операции, сроки её проведения, состав сил и постановленные перед ними задачи.

Командовать операцией было поручено капитану 2 ранга Буслаеву. Ему предписывалось составом сил – тральщик «Взрыватель», сторожевые катера № 041, 081, 062, 102, торпедные катера № 91, 101, 111, 121, 53 – высадить десант в порту Евпатория с задачей занять побережье, захватить город и аэродром и держать оборону до подхода Приморской армии. Батальон должен был обеспечить войскам плацдарм для наступления на Симферополь и в направлении Джанкой, Перекоп, Чонгар.

 

В одном из залов Евпаторийского краеведческого музея развёрнута экспозиция, посвящённая десанту

 

Впоследствии состав высадочных средств был изменён. Пять торпедных катеров заменили тремя малыми охотниками, обладавшими высокой скоростью хода, манёвренностью и мореходностью. Возросла и численность состава морского десанта – от 540 до 700 человек.

Формировали десантный отряд в чрезвычайно сжатые сроки. Командование Севастопольского оборонительного района не решалось снять с передовых позиций какое-либо отдельное соединение для выполнения задачи в Евпатории. Сводное соединение комплектовалось из различных частей флота, непосредственно не задействованных на передовой. В него вошли отряд разведотдела ЧФ, отряд особого назначения НКВД, взвод сапёров Отдельной Приморской армии, другие военнослужащие и гражданские лица. Костяком десантного отряда стал отдельный батальон морской пехоты. Он не получил номера и по всем документам проходил как «отдельный» или «особый». Включённые в его состав военнослужащие формально находились на учёте в частях своей постоянной приписки. Командовать батальоном назначили капитан-лейтенанта К.Г. Бузинова.

Во многих публикациях указывается численность батальона – 536 человек, причём нигде нет конкретного списка личного состава. Владимир Кропотов задался вопросом, почему эта информация до сих пор не прозвучала официально. Ответ нашёл в Архиве Военно-морского флота. Как оказалось, данные не предавались гласности, скорее всего, из-за особенностей формирования батальона. В донесении командира по моботделению ЧФ Э № 988 от 2 января 1942 года указано: «Числить поименованных ниже младших командиров, рядовых специалистов кораблей и частей СФ, осуждённых Военным трибуналом ЧФ с посылкой на фронт, в особом батальоне капитан-лейтенанта Бузинова». В этом списке 42 фамилии. Понятно, что эти люди были осуждены не за тяжкие преступления.

560 человек – вот та цифра, которая, по мнению автора книги, достаточно верно отражает численность особого батальона. Из них, в соответствии с именным списком безвозвратных потерь личного состава Отдельного особого батальона морской пехоты ЧФ, погибли 536 человек. В дальнейшем из этого списка удалось установить около 20 бойцов, оставшихся в живых. Большинство из них оказались в плену.

Большие потери, несомненно, обусловлены рядом объективных и субъективных причин, которые скрупулёзно анализирует Владимир Кропотов.

Операция готовилась в условиях повышенной секретности. В 2 часа 41 минуту 5 января корабли подошли к точке развёртывания и по сигналу с флагмана устремились к заранее намеченным пунктам высадки десанта. Поначалу всё шло спокойно. Однако вскоре ожила береговая артиллерия противника, и десанту пришлось высаживаться под шквальным огнём. Примерно к 10 часам удалось освободить территорию старого города. Однако немцы мобильно стянули в город дополнительные войска и активно применяли авиацию.

Корабли высадки, лишённые связи с батальоном, в течение дня маневрировали в Евпаторийской бухте. В книге читатель может ознакомиться с действиями каждого катера в отдельности. Они описаны на основе впервые опубликованных донесений в вахтенных журналах, рапортах командиров. Кроме того, изложена судьба кораблей, принимавших участие в Евпаторийской десантной операции.

Владимир Кропотов обращает внимание ещё на одну немаловажную деталь. Из текста директивы

№ 00216/ОП следует, что первоначально формирование второго эшелона на подмогу десанту не планировалось. Это утверждается во многих современных источниках. Решение направить в Евпаторию ещё один батальон было принято уже в ходе операции – 5 января 1942 года.

Автор детально описывает попытки командования Черноморского флота прояснить ситуацию с морским десантом, оказать ему помощь. В частности, приводит много неизвестных фактов, касающихся рейда группы под командованием комиссара У.А. Латышева, высаженной 7 января с подводной лодки М-33. До сих пор гибель разведчиков сопровождалась лишь догадками. Владимиру Кропотову на основе вахтенного журнала разведывательного отдела ЧФ удалось выяснить причину, по которой группу не смогли забрать с условленного места.

Автор книги публикует свидетельства очевидцев о том, как зверски расправлялись фашисты с десантниками и евпаторийцами.

По мнению Кропотова, нерешительность, выжидательная стратегия командования Кавказского фронта в конечном итоге обернулась сокрушительным поражением в мае 1942 года. Она же стала главной причиной провала десантных операций в январе 1942-го, в том числе Евпаторийской.

Для коренных евпаторийцев, в число которых входит и автор книги, десантная операция – особое событие в жизни города.

 

Марина ЕЛИСЕЕВА, «Красная звезда»

  • Upvote 5
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 2 месяца спустя...
В Крыму готовится экспедиция на поиски теплохода "Армения"

 

post-32076-0-36187600-1555343570_thumb.jpg

Теплоход «Армения» / Фото: ru.wikipedia.org

 

Специалисты Севастопольского государственного университета (СевГУ) планируют найти и исследовать потопленный в годы Великой Отечественной войны теплоход "Армения", сообщила в воскресенье пресс-служба вуза.

 

Как рассказали в вузе, археологическая экспедиция, в состав которой войдут сотрудники госуниверситета, отравится на поиски теплохода, потопленного осенью 1941 года немецкой авиацией недалеко от Ялты. Гибель "Армении" унесла в пять раз больше жизней, чем гибель "Титаника".

 

Локализация и обследование места гибели судна запланированы на май 2019 года.

 

Как сообщил директор Центра морских исследований и технологий СевГУ Дмитрий Татарков, слова которого приводит пресс-служба вуза, район, где предположительно находится "Армения", имеет глубины свыше тысячи метров и будет обследован с применением мобильного гидролокационного комплекса. Идентификация объектов и подъем отдельных предметов будут производиться с помощью телеуправляемых необитаемых подводных аппаратов, сказал он.

 

Соглашение о проведении экспедиции подписали в Москве СевГУ, Фонд социально-культурных инициатив, Институт востоковедения РАН и международный детский центр "Артек".

 

История "Армении"

 

Теплоход "Армения" в начале войны был переоборудован в санитарно-транспортное судно, в частности, на него нанесли красные кресты и подняли флаг Международного Красного креста.

 

6 ноября 1941 года теплоход вышел из Севастополя, эвакуируя раненых, персонал нескольких госпиталей и жителей города, ночью 7 ноября зашел в Ялту, где взял еще несколько сотен человек и груз. Среди эвакуированных были сотрудники пионерлагеря "Артек" с семьями, часть партийного руководства Крыма. Точное количество людей на теплоходе неизвестно. Кроме того, на борту находились архивы, музейные коллекции и собрания.

 

7 ноября 1941 года теплоход "Армения" разбомбила немецкая авиация, жертвами катастрофы стали, по разным данным, от 7 до 10 тысяч человек.

 

До настоящего времени точное место гибели "Армении" остается неизвестным. Попытки обнаружить теплоход предпринимались неоднократно, но до сих пор оставались безуспешными.

 

 

 

МОСКВА, INTERFAX.RU

Изменено пользователем Сергей41
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 2 месяца спустя...

13.07.2019г
Минобороны России обнародовало рассекреченные документы к 75-летию освобождения Вильнюса от немецко-фашистских

На сайте Минобороны России к 75-й годовщине освобождения Вильнюса от немецко-фашистских захватчиков открыт новый мультимедийный раздел с уникальными рассекреченными документами из фондов Центрального архива военного ведомства.
Среди документов, представленных на портале, — журнал боевых действий, приказ Верховного Главнокомандующего № 111 от 13 июля 1944 года, акты, наградные листы на героев-освободителей и статьи из периодических изданий об ужасах «нового порядка», установленного фашистами в оккупированном городе, а также фотоматериалы о паническом отступлении гитлеровцев.
В исторических документах представлены свидетельства того, как благодарные жители целыми семьями встречали своих освободителей – бойцов Красной Армии.
Открывает раздел боевое донесение начальника штаба 3-го Белорусского фронта, генерал-лейтенанта А.П. Покровского начальнику Генштаба А.М. Василевскому.
Донесение содержит подробную информацию об уничтоженных силах противника, а также о частях и соединениях вермахта и войск СС, взятых в плен Красной Армией.
События июля 1944 года наиболее полно отражены в журнале боевых действий 3-го Белорусского фронта, войска которого стремительно освобождали все новые и новые населённые пункты Литовской ССР.
Живыми иллюстрациями военных сводок и боевых донесений служат представленные в разделе газетные полосы с первыми новостями и фотографиями с территории свободной Советской Прибалтики.
Из документального исторического проекта посетители смогут узнать, что 9 июля 1944 года гитлеровское командование пытается утром высадить в Вильнюсе парашютный десант с тридцати скоростных бомбардировщиков «Юнкерс-88». Красноармейцы не оставляют врагу никакого шанса. Авиация окружённого гарнизона не способна прикрыть высадку — ведь за два дня до этого советские асы уже уничтожили 14 немецких самолётов в воздухе и ещё четыре прямо на аэродроме города.
13 июля 1944 года в результате упорных боев войска 3-го Белорусского фронта полностью освободили Вильнюс. В этот же день приказом Верховного Главнокомандующего Маршалом Советского Союза И. Сталиным был объявлен приказ, согласно которому соединениям и частям-освободителям было присвоено наименование «Виленских».
В боевом донесении штаба фронта от 14 июля сообщалось, что нашими войсками было уничтожено 121 орудие, 11 танков и самоходных орудий, 900 автомашин, 18 радиостанций, 2 железнодорожных эшелона. Бои в городе велись в течение нескольких дней.
Всего с 7 по 13 июля было уничтожено около 7000 вражеских солдат, захвачено более 5200 пленных.
Город и его окрестности были освобождены столь стремительно, что германское командование не успевает скрыть следы преступлений против гражданского населения и военнопленных. Местечко Панары, расположенное всего в восьми километрах от столицы, именовавшееся фашистами кодовым словом «База», оказалось фабрикой смерти площадью в 40 гектаров. За двухметровым забором из колючей проволоки было уничтожено свыше 200 тысяч человек.
«База» истребляла людей в течение трех лет. В состав карательного отряда СД входили и местные жители-прибалты. В опубликованном акте названы их фамилии. Вот один из примеров изощренной жестокости – расстрелы производились в дневное время, партиями по 10 человек в течение нескольких часов без перерыва. Убитых вместе с ранеными закапывали здесь же сами пригнанные на смерть, ямы с жертвами заливались хлорной жидкостью или выжигались. Местные жители целыми сутками наблюдали огромные смрадные костры и ощущали тяжелый трупный запах.
Минобороны публикует выводы специальной комиссии, которая изучала показания свидетелей и исследовала места массовых захоронений на «Базе».
В материалах говорится не только об успехах развивающегося наступления. Читателей потрясают репортажи о бесчеловечной жестокости немецко-фашистских оккупантов: «Немцы кормили своих невольников всякими отбросами. Человек, от которого требовали, чтобы он разделал в день 4 кубометра лесоматериалов, получал такой недельный паек: 1,4 килограмма эрзац-хлеба, 200 граммов гнилого мяса, 35 граммов сахара. И это на 7 дней!».
За освобождение оккупированной литовской столицы были награждены не только участники боёв, но и воинские части.
Приказом Верховного Главнокомандующего и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 июля 1944 года наград удостоены 36 подразделений и соединений. Среди наград – ордена Ленина, Красного Знамени, Суворова и Александра Невского.
Наградные листы в мельчайших подробностях раскрывают подвиги солдат и офицеров. 9 и 10 июля 1944 года в боях за Вильнюс гвардии лейтенант медицинской службы Г.П. Болонин со своими санитарами и десантниками на танках ворвался в город и в уличных боях оказывал помощь раненым танкистам. В те дни он спас 23 бойца, эвакуировал из города 64 человека, доставив их в медсанбат.
Телефонист роты связи гвардии младший сержант Геннадий Голубев награжден медалью «За боевые заслуги» за то, что при форсировании реки Неман в ночь с 13 на 14 июля на плоту переправил на левый берег аппаратуру связи и установил там связь с КП полка, чем дал возможность командованию руководить расширением и укреплением плацдарма.
Сразу после освобождения Вильнюса части Красной Армии приступили к форсированию р. Неман. В том числе и 30-й отдельный гвардейский саперный батальон 26-й гвардейской стрелковой дивизии. Командиру отделения этого батальона гвардии сержанту К.И. Бабахину, за обеспечение переправы при форсировании рек Березина и Неман было присвоено звание Героя Советского Союза.
Гвардии старший техник-лейтенант Г.С. Череда вез своему батальону, который вел бои в Вильнюсе во время его освобождения, боеприпасы. Не доехав до города, он попал под обстрел. Но несмотря на ранение, офицер сумел доставить необходимые боеприпасы своим сослуживцам.
Публикация рассекреченных документов об освобождении Севастополя из фондов Центрального архива Минобороны России является продолжением деятельности военного ведомства, направленной на охрану и защиту исторической правды, противодействие фальсификациям истории, попыткам пересмотра итогов Великой Отечественной и Второй мировой войн.
 

 

СМОТРЕТЬ АРХИВ ПО ССЫЛКЕ http://vilnius75.mil.ru/

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 2 недели спустя...
Летающий танк: Минобороны раскрыло секрет живучести легендарного Ил-2

 

 

post-32076-0-71113900-1563879840_thumb.jpg

Легендарный штурмовик Ил-2 / Фото: pbs.twimg.com

 

Любопытные подробности создания брони для Ил-2 опубликовало Минобороны. 

Статья под названием "Активная броня для "Черной смерти" вышла в ведомственном издании Минобороны РФ "Красная звезда".

 

Штурмовик Ил-2 - одна из легенд Великой Отечественной войны. Он наводил ужас на врага, за что и был прозван "черной смертью". Но вряд ли бы этот самолет добился могущества в воздухе, если бы не его уникальная броня.

 

Автор Виталий Мороз обратился к архивным документам, которые позволяют понять, каких трудов стоило советским ученым создать "летающий танк". 

 

С проблемой незащищенности истребителей советские пилоты столкнулись еще во время Испанской войны. В боях с "мессершмиттами" они несли серьезные потери. И тогда летчик-интернационалист Павел Шустов проявил смекалку. Он вырезал из борта поврежденного бронекатера что-то вроде спинки, и разместил ее за пилотским креслом.

 

Идея понравилась главкому, и вскоре был налажен серийный выпуск бронеспинок. От свинцовых пуль они защищала хорошо, но вот бронебойные их просто разносили. Как ни парадоксально, но сверхпрочная сталь оказалась хрупкой. Выяснив это, ученые-металловеды Сергей Кишкин и Николай Скляров взялись за создание нового типа авиационной брони. По их задумке, она должна была совместить в себе твердость и пластичность.

 

Так появилась гетерогенная броня, состоящая из двух слоев. Ее лицевая сторона по прочности  была близка к сердечнику бронебойной пули. А тыльная часть имела пластические свойства.

 

Вскоре разработку оценили на самом верху и более того, дали ей название. Вот, что писал об этом Николай Скляров: "…Информация об экранированной броне вызвала интерес у И.В. Сталина, сразу понявшего ее основную идею - разрушение снаряда одним из элементов бронепреграды - и спросившего: "Вы за активную броню?" Так термин "активная броня" был произнесен впервые. Ранее никто не находил столь содержательного и удачного термина, вошедшего в повседневную практику разработчиков брони. И ныне все пользуются им, не подозревая, что его автором был И.В. Сталин".

 

Но если истребителю бронеспинки было достаточно, то штурмовику требовался другой уровень защиты. Ведь его обстреливают не только в воздухе, но с земли. Но как сделать бронированный самолет, не ухудшив его летные характеристики?

 

За эту непростую задачу взялся  Сергей Ильюшин. А чтобы целиком посвятить себя проекту он даже попросил у Сталина освободить его от должности начальника Главного управления авиационной промышленности.

 

В статье приводится фрагмент его письма вождю:  "…сегодня назрела необходимость создания бронированного штурмовика, или, иначе говоря, летающего танка, у которого все жизненные части забронированы. Сознавая потребность в таком самолете, мною в течение нескольких месяцев велась работа над разрешением этой трудной проблемы, результатом которой явился проект бронированного самолета - штурмовика…Для осуществления этого выдающегося эксперимента, который неизмеримо повысит наступательные способности нашей штурмовой авиации, сделав ее могущей наносить сокрушительные удары врагу без потерь или с очень малыми потерями с ее стороны, прошу освободить меня от должности начальника главка…"

 

Раньше конструкторы предлагали внедрять бронированные элементы в готовую конструкцию самолета, но Ильюшин избрал иной, революционный метод - включить бронекорпус в силовую схему. Все авиаторы почитали этот проект нереальным, называли его авантюрой, жаловались Сталину, но у конструктора хватило закалки довести дело до конца.

 

А уж какая закалка в буквальном смысле требовалась броне! Изготавливать ее требовалось методом штамповки нагретого металла. Затем закаливать путем охлаждения. Однако если процесс охлаждения затянуть сталь не получится достаточно прочной. Температуру металла специалист может определить на глаз: при 900-1050 градусах  - он оранжевый, при 730-800 - темно-вишневый, при 530-580 - темно-коричневый. Почерневшую плиту ни один специалист штамповать не возьмется. Это крайне опасно - она просто может взорваться. Но именно для брони нового штурмовика требовалась именно "черная" штамповка. Метод разработали Кишкин и Скляров. В 1942 году оба ученых были награждены Сталинской премией.

 

 

МОСКВА, "Российская газета", Олег Корякин

  • Upvote 4
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 1 месяц спустя...

 

21.09.2019г

Минобороны России обнародовало рассекреченные документы к 75-летию освобождения столицы Эстонии от немецко-фашистских захватчиков

 

На сайте Минобороны России к 75-й годовщине освобождения столицы Эстонии города Таллина от немецко-фашистских захватчиков открыт новый мультимедийный раздел «Таллинская освободительная…» с уникальными рассекреченными документами из фондов Центрального архива военного ведомства.

 

https://function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=12253421( @ )egNews

Открывают раздел боевые донесения и оперативные сводки начальника штаба Ленинградского фронта генерал-полковника Попова М.М. тов. Семенову (начальнику Генштаба А.М. Василевскому). В документах указывается время, когда войска Красной армии вошли в Таллин. Из Боевого донесения №1360 Штаба Ленинградского фронта 22.9.44 к 22:00: «В 14:00 мотоотряд 466-го стрелкового полка 125-й стрелковой дивизии, 14 стрелковый полк 72 стрелковой дивизии и танковые группы ворвались в г. Таллин и полностью овладели городом – сильным опорным пунктом немцев по берегу Балтийского моря и важным военным и торговым портом».

На страницах раздела можно ознакомится с уникальным документом – политдонесением 2-й ударной армии, в котором сообщаются подробности первых минут освобождения города: «Л-т Савченко первым ворвался в город 22 сентября, блокировал центральную улицу и начал уничтожать остатки немцев, засевших в домах…». В документах также подчеркивается стремительный характер действий частей Красной Армии: «Войска армии в течение суток (22 сентября 1944 г.) продолжали преследование противника, овладели важными городами Пайдэ, Тюри, Пыльтсама».

Документы из фондов Центрального архива Минобороны рассказывают о теплой встрече жителями города воинов-освободителей. Военнослужащих местные жители встречали с особой радостью и радушием, с цветами и угощениями. В политдонесениях сообщается: «Население освобожденных населенных пунктов и хуторов радушно встречает части Красной армии, бойцов и офицеров, угощая их медом, молоком и овощами. В воинах красной армии они видит своих освободителей. В населенных пунктах жители машут приветливо руками, проходящим частям. Имеются случаи, когда местные жители, рискуя жизнью помогают нашим бойцам в трудные минуты.» Таллинцы с особой ненавистью рассказывали об немецких оккупантах советским солдатам и офицерам.

Живыми иллюстрациями военных сводок и боевых донесений служат представленные в разделе материалы газеты «На страже Родины», в которых были освещены события стремительного победного продвижения советских войск на Таллинском направлении и рассказывается о памятном моменте освобождения города: «… Над пиком длинного Германа развевался большой красный стяг. Этот флаг был сшит из двух знаменем, причем одно из них в течение трёх с лишним лет хранилось патриотом-таллинцем. Этот символ свободы подняли на самую высокую башню два советских автоматчика Вьюрков и Головань. Герои боев за Таллин – они завоевали это право своими славными боевыми подвигами».

В разделе также представлена подборка документов об эстонских дивизиях Красной армии, принимавших участие в Таллинской наступательной операции. В политдонесении 7-й Эстонской стрелковой дивизии сообщается, что «соединение успешно продвигается вперед, моральный дух высок, а воины дивизии спешат добраться до Берлина». Документы свидетельствуют, что 7-я эстонская дивизия одной из первых вошла в Таллин и была тепло встречена горожанами: «Особенно радостно и горячо встречали жители Таллина части 7 эстонской стрелковой дивизии, одной из первых, вступивших в город. Группы горожан, стоявшие на тротуарах, бросали воинам-эстонцам цветы, кричали приветствия на родном языке». Большой вклад в дело общей победы над врагом внесли бойцы 249-й Эстонской стрелковой дивизии, действующей на левом фланге. В краткой боевой характеристике на дивизию говорится: «Дивизия, действуя на левом фланге корпуса, очистила весь западный берег Чудского озера и к исходу 22.9.44 была на подходе к городу Таллин».

О беспримерном героизме, самоотверженности и отваге офицеров и бойцов Красной армии рассказывают наградные документы представленные в разделе.

В период боя в направлении Таллина танк под управлением старшего лейтенанта Якова Лобова, командира 2-й танковой роты 27-го отдельного танкового полка, уничтожил пять пушек, шесть минометов и до двух взводов солдат и офицеров противника. К 11:00 22 сентября взвод старшего лейтенанта Лобов ворвался в столицу Эстонии — Таллин — и занял порт. Когда командир роты погиб, Лобов, будучи командиром взвода, взял командование на себя, рота под его командованием выполнила все задачи. За мужество и отвагу офицер был удостоен звания Герой Советского Союза.

Майор Василий Горбань, командир 2-го танкового батальона 152-й танковой бригады, являясь начальником передового отряда подвижной танковой группы, во время боев по освобождению Эстонии в числе первых ворвался в Таллин, уничтожил пушечно-пулеметным огнем более 150 солдат и офицеров противника, две баржи с войсками и рассеял до двух рот автоматчиков. За храбрость и проявленный героизм офицеру было присвоено высокое звание Герой Советского Союза.

В боях за освобождение Эстонии отличился командир танка Т-34 1-го батальона 152-й танковой бригады лейтенант Олег Щербаков. Уже на подступах к Таллину его боевая машина уничтожила самоходную артиллерийскую установку, два орудия, мешавших продвижению танков Красной Армии, два бронетранспортера и самоходные орудия типа «Фердинанд». Впоследствии в районе станции Расику, сбив прикрытие противника и врезавшись в его отходящие обозы, танк лейтенанта Щербакова, давя противника, безостановочно двигался к столице Эстонии городу Таллину. «За мужество и отвагу младшему лейтенанту Олегу Щербакову было присвоено звание Героя Советского Союза.

22сентября 1944 года во время проведения Таллинской операции в Балтийском море младший лейтенант Иван Рачков, штурман звена 3-й авиаэскадрильи 51-го минно-торпедного авиаполка 8-й минно-торпедной авиадивизии ВВС Балтийского флота, в составе экипажа лейтенанта Борисова одним торпедным ударом потопил два транспорта противника общим водоизмещением в 25 тыс. тонн, за что был награжден орденом Красного Знамени. Впоследствии за мужество и героизм отважный штурман был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

В представленных архивных документах содержатся свидетельства зверств немецких оккупантов над эстонскими мирными жителями и пленными красноармейцами. Документы исторического проекта повествуют, что 19 сентября 1944 года, когда части Ленинградского фронта стремительно продвигались к фашистскому лагерю смерти в местечке Клоога, гитлеровские палачи, стремясь замести следы своих злодеяний, совершили кровавую расправу. В один день были уничтожены почти все узники лагеря.

По заявлению уцелевших заключенных и местных жителей, гитлеровские изуверы расстреляли и сожгли заживо до трёх тысяч человек, среди которых были советские мирные жители и военнопленные разных национальностей, в том числе женщины и дети. «В 8 часов утра 19.09 в лагерь прибыли из Таллина закрытые грузовые машины. Были привезены: 800 человек русских военнопленных, 700 эстонцев полтизаключенных, 74 еврея из лагеря Лагеди, где их не успели уничтожить немцы (там отступая в спешке, немцы расстреляли 440 человек», – говорится в политдонесении Ленинградского фронта. Перед расстрелом узников заставляли искать дрова, сказав им, что в скором времени они будут отправлены в Германию. На самом же деле, каждый узник искал дрова для проведения массового сожжения заключенных.

Завершает раздел Приказ Верховного Главнокомандующего от 22 сентября 1944 года № 185: «В ознаменовании одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение городом Таллин, представить к присвоению наименования «Таллинских» и к награждению орденами.

Сегодня, 22 сентября, в 23 часа 30 минут столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестными войсками Ленинградского фронта, в том числе эстонскому корпусу генерал-лейтенанта Пэрна, овладевшими столицей советской Эстонии городом Таллин, – двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами из трехсот двадцати четырех орудий».

Публикация рассекреченных документов об освобождении Таллина из фондов Центрального архива Минобороны России является продолжением деятельности военного ведомства, направленной на охрану и защиту исторической правды, противодействие фальсификациям истории, попыткам пересмотра итогов Великой Отечественной и Второй мировой войн.

 

Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны Российской Федерации

  • Upvote 2
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 4 месяца спустя...
Сбитый в 1945 году советский бомбардировщик B-25 нашли в Польше

 

 

В Польше любители военной истории обнаружили в лесу под городом Берунь сбитый советский бомбардировщик B-25 Mitchell. Найдены также останки четырех пилотов самолета, элементы военного снаряжения и боеприпасы. Место находки охраняется полицией и саперами.

 

«Американский серийный самолет B-25 Mitchell, также используемый советской армией, был сбит 19 января 1945 года над Освенцимом, бомбардировщик, в котором, вероятно, было пять человек, разбился в лесу Берунь»

Руководитель поисковой экспедиции и сотрудник музея в городе Тыхы Аркадиуш Доминик написал в Facebook, что, хотя история разбившегося самолета известна местным краеведам, обломки машины так и не были найдены.

 

"Американский серийный самолет B-25 Mitchell, также используемый советской армией, был сбит 19 января 1945 года над Освенцимом. Бомбардировщик, в котором, вероятно, было пять человек, разбился в лесу Берунь. Погибли четыре члена экипажа. Выжил командир Алексей Бочин, который спрыгнул с парашютом, но попал в немецкий плен", - написал он.

 

На месте крушения бомбардировщика образовался кратер диаметром около 12 метров. В ходе многодневных раскопок поисковики нашли детали самолета, а также останки четырех человек. Вскоре были обнаружены патроны от крупнокалиберных 12,7-мм пулеметов, потому к месту крушения B-25 прибыли представители прокуратуры, полиции и саперы.

 

Прокурор города Тыхы Моника Стальмах-Жиковская провела осмотр останков, которые направлены на экспертизу, а военным инженерам поручено очистить место раскопок от взрывоопасных предметов.

 

Пока неизвестно, будет ли проведено разбирательство по данному вопросу, и где оно будет проходить - в прокуратуре или Институте национальной памяти Польши. Аркадиуш Доминик надеется, что удастся извлечь все части самолета и после реставрации создать выставку в местном музее.

 

Справка "РГ"

 

Средний бомбардировщик B-25 Mitchell начал поставляться в СССР по ленд-лизу в 1942 году. Всего в Советский Союз было отправлено 870 самолетов. Максимальная скорость - 442 километра в час, дальность полета - 4 300 километров, практический потолок - 7 600 метров. Для защиты от истребителей Mitchell имел 12 крупнокалиберных пулеметов. Самолет мог нести 2 800 килограммов бомб.

 

Слабым местом конструкции B-25 было покидание экипажем машины в воздухе: все члены экипажа прыгали по очереди через один люк. При этом штурману надо было с надетым парашютом ползти по узкому лазу в пилотскую кабину, хвостовому стрелку приходилось возвращаться вперед к центру машины.

 

 

МОСКВА, "Российская газета", Николай Грищенко

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 3 месяца спустя...

ПРОЧИТАЙТЕ..страшная правда....Правда о Молодой Гвардии и почему Александр Фадеев пожалел читателей. Хочу предупредить заранее, что пост тяжелый и не каждого хватит мужества дочитать его до конца.
То, что действительно произошло той зимой в Краснодоне, ни бумага, ни пленка передать не смогли бы.


Ульяна Громова, 19 лет

На спине вырезана пятиконечная звезда, правая рука переломана, поломаны ребра“ (Архив КГБ при Совмине СССР).

Лида Андросова, 18 лет

Извлечена без глаза, уха, руки, с веревкой на шее, которая сильно врезалась в тело. На шее видна запеченная кровь (Музей „Молодая гвардия“, ф. 1, д. 16).

Аня Сопова.

31 января 1943-го после жестоких пыток Аня была сброшена в шурф шахты № 5.
Похоронена в братской могиле героев на центральной площади города Краснодона.
Аня Сопова, 18 лет

„Ее избивали, подвешивали за косы… Из шурфа Аню подняли с одной косой — другая оборвалась“.

Шура Бондарева, 20 лет

Извлечена без головы и правой груди, все тело избито, в кровоподтеках, имеет черный цвет“.

Люба Шевцова, 18 лет

9 февраля 1943 года после месяца пыток расстреляна в Гремучем лесу неподалеку от города вместе с Олегом Кошевым, С.Остапенко, Д.Огурцовым и В.Субботиным.

Ангелина Самошина, 18 лет.

„На теле Ангелины были обнаружены следы пыток: выкручены руки, отрезаны уши, на щеке вырезана звезда“ (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 331)

Шура Дубровина, 23 года

„Перед моими глазами встают два образа: жизнерадостная молодая комсомолка Шура Дубровина и изуродованное тело, поднятое из шахты. Я видела её труп только с нижней челюстью. Её подружка — Майя Пегливанова лежала в гробу без глаз, без губ, с выкрученными руками…“

Майя Пегливанова, 17 лет

„Труп Майи обезображен: отрезаны груди, переломаны ноги. Снята вся верхняя одежда“. (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 331) В гробу лежала без губ, с выкрученными руками».

Тоня Иванихина, 19 лет

Извлечена без глаз, голова перевязана платком и проволокой, груди вырезаны».

Сережа Тюленин, 17 лет

«27 января 1943 года Сергей был арестован. Вскоре забрали отца, мать, конфисковали все вещи. В полиции Сергея сильно пытали в присутствии матери, устроили очную ставку с членом „Молодой гвардии“ Виктором Лукьянчеико, по они не признавали друг друга.
31 января Сергея пытали в последний раз, а затем его, полумертвого, вместе с другими товарищами повезли к шурфу шахты № 5…»

Нина Минаева, 18 лет

«…Мою сестру распознали по шерстяным гамашам — единственной одежде, которая осталась на ней. Руки у Нины были поломаны, один глаз выбит, на груди бесформенные раны, всё тело в черных полосах…»

Тося Елисеенко, 22 года

«Труп Тоси был обезображен, пытая, ее посадили на раскаленную печь».

Виктор Третьякевич, 18 лет

«…В числе последних подняли Виктора Третьякевича. Его отец, Иосиф Кузьмич, в тоненьком залатанном пальтишко изо дня в день стоял, ухватившись за столб, не отводил взгляд от шурфа. А когда распознали его сына, — без лица, с черно-синей спиной, с раздробленными руками, — он, будто подкошенный, повалился на землю. На теле Виктора не нашли следов от пуль — значит, сбросили его живым…»

Олег Кошевой, 16 лет

Когда в январе 1943 г. начались аресты, предпринял попытку перейти линию фронта. Однако вынужден вернуться в город. Близ ж. -д. станции Кортушино был схвачен фашистами и отправлен сначала в полицию, а затем в окружное отделение гестапо г. Ровеньки. После страшных пыток вместе с Л.Г.Шевцовой, С.М.Остапенко, Д.У.Огурцовым и В.Ф.Субботиным 9 февраля 1943 г. был расстрелян в Гремучем лесу неподалеку от города.

«Из шурфа был извлечен связанным с Евгением Шепелевым колючей проволокой лицом к лицу, кисти рук отрублены. Лицо изуродовано, живот вспорот».

Евгений Шепелев, 19 лет

«…Евгению отрубили кисти рук, вырвали живот, разбили голову…» (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 331)

«Володя Жданов, 17 лет

Извлечен с рваной раной в левой височной области, пальцы переломлены и искривлены, под ногтями кровоподтеки, на спине вырезаны две полосы шириной три сантиметра длиной двадцать пять сантиметров, выколоты глаза и отрезаны уши» (Музей «Молодая гвардия», ф. 1, д. 36)

Клава Ковалева, 17 лет

Извлечена опухшей, отрезана правая грудь, ступни ног были сожжены, отрезана левая рука, голова завязана платком, на теле видны следы побоев. Найдена в десяти метрах от ствола, между вагонетками, вероятно была сброшена живой» (Музей «Молодая гвардия», ф. 1, д. 10)

Евгений Мошков, 22 года

«…Молодогвардеец-коммунист Евгений Мошков, выбрав во время допроса удачный момент, ударил полицейского. Тогда фашистские звери подвесили Мошкова за ноги и держали в таком положении до тех пор, пока у него из носа и горла не хлынула кровь. Его сняли и снова начали допрашивать. Но Мошков только плюнул в лицо палачу. Взбесившийся следователь, пытавший Мошкова, ударил его наомашь. Обессиленный пытками, герой-коммунист упал, ударившись затылком о косяк двери и умер».

Володя Осьмухин, 18 лет
«Когда я увидела Вовочку, изуродованного, совсем почти без головы, без левой руки по локоть, думала, что сойду с ума. Я не верила, что это он. Был он в одном носочке, а другая нога совсем разута. Вместо пояса вдет шарф теплый. Верхней одежды нет. Сняли звери голодные. Голова разбита. Затылок совсем вывалился, осталось только лицо, на котором остались только Володины зубы. Все остальное изуродовано. Губы перекошены, носа почти совсем нет. Мы с бабушкой умыли Вовочку, одели, украсили цветами. На гроб прибили венок. Пусть лежит дорогой спокойно».
 

post-36029-0-61376100-1589527676_thumb.jpg

 

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 3 месяца спустя...

Минобороны рассекретило документы к 75-летию окончания Второй мировой войны
2.09.2020г

Минобороны России опубликовало исторические документы из фондов Центрального архива военного ведомства к 75-летию окончания Второй мировой войны, рассказывающие о ее завершающем этапе.
Новый мультимедийный раздел «Закономерный финал» с уникальными документами появился на сайте военного ведомства.
2 сентября 1945 года завершился крупнейший военный конфликт в истории человечества. Решающий вклад в победу над общемировым врагом внесла Красная Армия, проведя на Дальнем Востоке три завершающих крупных операции: Маньчжурскую стратегическую, Южно-Сахалинскую наступательную и Курильскую десантную.
Посетители сайта Минобороны смогут подробно ознакомиться с деталями этих операций из рассекреченных журналов боевых действий, политических донесений, приказов, описаний переговоров советских и японских военачальников и других документов.
Представлены также уникальные фотографии времен Советско-японской войны, наградные листы на героев-красноармейцев, информационные сводки и газетные публикации за 1945 год.
Маньчжурская стратегическая наступательная операция велась с 9 августа по 2 сентября 1945 года. В разделе приводятся донесения командующих 1-го и 2-го Дальневосточных, Забайкальского фронтов, в которых говорится о том, что советские части в ходе освобождения Маньчжурии сталкивались с ожесточенным сопротивлением противника в сильно укрепленных районах.
Уточняется, что частям Красной Армии приходилось продвигаться в условиях бездорожья, через разлившиеся реки и болота, вытаскивая на себе материальную часть и боевую технику. Одним из сильных и хорошо оборудованных в инженерном отношении опорных пунктов являлся Фуцзиньский узел сопротивления, где «на вышках с бронированными колпаками, окружавших город, прикованные к пулеметам солдаты-смертники вели сильный пулеметный огонь».
Из данных архивов следует, что практика использования смертников широко применялась японцами. Иногда большие группы смертников, обвязанных минами и толом, образовывали «живое» противотанковое минное поле.
В разделе приводятся также документы о Южно-Сахалинской операции. Рассказывается о прорыве обороны японцев в Котонском укрепрайоне, в результате чего рухнула вся система неприятельской обороны, а также о высадке десанта в порт Торо, бои за который растянулись почти на двое суток.
В Минобороны подчеркивают, что части Красной Армии становились свидетелями фактов злодеяний японских захватчиков.
Японские военные в городе Ванемяо при отступлении переоделись в форму красноармейцев, а затем открыли огонь по мирным жителям – детям, женщинам, старикам, выживших добивали ножами. В русле старой реки красноармейцами было обнаружено около 500 тел.

http://final75.mil.ru/

https://vz.ru

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

к 75-летию окончания Второй мировой войны 2.09.2020г

post-21726-0-37783800-1599037316_thumb.jpg

Обращение тов. И. В. Сталина к народу 2 сентября 1945 года
 
Товарищи!
 
Соотечественники и соотечественницы!
 
Сегодня, 2 сентября, государственные и военные представители Японии подписали акт безоговорочной капитуляции. Разбитая наголову на морях и на суше и окружённая со всех сторон вооружёнными силами Объединённых наций, Япония признала себя побеждённой и сложила оружие.
 
Два очага мирового фашизма и мировой агрессии образовались накануне нынешней мировой войны: Германия – на западе и Япония – на востоке. Это они развязали вторую мировую войну. Это они поставили человечество и его цивилизацию на край гибели. Очаг мировой агрессии на западе был ликвидирован четыре месяца назад, в результате чего Германия оказалась вынужденной капитулировать. Через четыре месяца после этого был ликвидирован очаг мировой агрессии на востоке, в результате чего Япония, главная союзница Германии, также оказалась вынужденной подписать акт капитуляции.
 
Это означает, что наступил конец второй мировой войны.
 
Теперь мы можем сказать, что условия, необходимые для мира во всём мире, уже завоёваны.
 
Следует отметить, что японские захватчики нанесли ущерб не только нашим союзникам – Китаю, Соединённым Штатам Америки, Великобритании. Они нанесли серьёзнейший ущерб также и нашей стране. Поэтому у нас есть ещё свой особый счёт к Японии.
 
Свою агрессию против нашей страны Япония начала ещё в 1904 году во время русско-японской войны. Как известно, в феврале 1904 года, когда переговоры между Японией и Россией ещё продолжались, Япония, воспользовавшись слабостью царского правительства, неожиданно и вероломно, без объявления войны, – напала на нашу страну и атаковала русскую эскадру в районе Порт-Артура, чтобы вывести из строя несколько русских военных кораблей и создать тем самым выгодное положение для своего флота. И она действительно вывела из строя три первоклассных военных корабля России. Характерно, что через 37 лет после этого Япония в точности повторила этот вероломный приём в отношении Соединённых Штатов Америки, когда она в 1941 году напала на военно-морскую базу Соединённых Штатов Америки в Пирл-Харборе и вывела из строя ряд линейных кораблей этого государства. Как известно, в войне с Японией Россия потерпела тогда поражение. Япония же воспользовалась поражением царской России для того, чтобы отхватить от России Южный Сахалин, утвердиться на Курильских островах и, таким образом, закрыть на замок для нашей страны на Востоке все выходы в океан – следовательно, также все выходы к портам советской Камчатки и советской Чукотки. Было ясно, что Япония ставит себе задачу отторгнуть от России весь её Дальний Восток.
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 7 месяцев спустя...

Люфтваффе против ПВО Горького

Предлагаемая публикация показывает страницу истории ВОВ остающуюся неизвестной в силу её неприглядности.

Люфтваффе против ПВО Горького

Как-то так сложилось в истории Великой Отечественной войны, что о стратегических ударах Люфтваффе по тыловым районам Советского Союза почти ничего неизвестно. Будто их и не было. А ведь немецкие самолеты не только окопы на линии фронта утюжили. Долетали они и до Урала. Причины умалчивания до конца не понятны и сегодня. Толи вожди слабость ПВО не хотели показывать, толи считали жертвы и ущерб мизерным в сравнении с масштабами войны. А может, боялись разрушить собственный миф о лучшей в мире ПВО Москвы. В любом случае, современники тех лихих лет вражеские налеты запомнили, а «красных соколов» как-то не очень. В каждом селе от западной границы до Волги и сегодня вам покажут воронки от немецких бомбардировок. А что уже говорить о промышленных центрах, которым было ничуть не легче, чем на передовой. Тот же Горький (ныне Нижний Новгород) немцы регулярно бомбили больше двух лет подряд, причем весьма удачно. Об этой «забытой» странице истории войны и будет наше повествование.

Уничтожение промышленности Горького было предусмотрено планом «Барбаросса». В то время город был одним из крупнейших производителей и поставщиков вооружения Красной армии. Полный захват Горького и переход его под свой контроль планировался Германией во второй половине сентября 1941 года. Сначала немцы должны были уничтожить оборонную промышленность города — автозавод им. Молотова, заводы: имени Ленина, «Сокол», «Красное Сормово» и «Двигатель Революции». После захвата в нём планировалось создать Генеральный округ Горький или Генеральный округ Нижний Новгород, входящий в Рейхскомиссариат Московия. Горьковский машиностроительный завод планировалось переоборудовать под выпуск немецкой военной техники.

Следует отметить, что к началу Великой Отечественной войны система ПВО в СССР существовала де-юре, и отсутствовала де-факто. Точнее, было немного самолетов, была коллекция устаревшей зенитной артиллерии, существовали посты ВНОС без оснащения, были установлены зоны ПВО, но все это было само по себе, без связи в единый механизм. А значит, было абсолютно бесполезным. Начиная с лета 1940 года, немецкие разведывательные самолеты облетели европейскую часть Союза вдоль и поперек. Залетали настолько далеко, насколько им позволяли запасы топлива. В большинстве случаев их не видели, а когда обнаруживали – противник легко уходил от преследования и зенитного огня. Но главная диковина, не в состоянии ПВО страны, а в отношении к ней руководства страны. Еще в апреле 1940 года нарком Тимошенко безответно информировал правительство о плачевном состоянии дел в ПВО. Не были приняты меры и в случае «незаметного» перелета немецкого транспортного самолета через полстраны, и во втором случае несанкционированной посадке немцев в Москве. Даже в июне 1941 г. начальник Генерального штаба, подписал приказ о наведении порядка в системе ПВО, наполнив его размытыми сроками и предупреждениями, вместо принятия жестких мер. Складывалось такое впечатление, что руководство страны было уверено в полном отсутствии угрозы с воздуха накануне начала войны. Даже Сталин в Кремле не имел бомбоубежища. Отсюда невольно напрашивается вывод. Не заметить мощь Люфтваффе в Союзе не могли, а коль не реагировали, значит, не боялись, значит, знали способ как эту мощь ликвидировать. Только способ этот был один — ударить первыми.

И так, к началу войны зоны ПВО реально прикрывали Москву, Ленинград и нефтяные месторождения в районе Баку. Другой ПВО не было, даже на бумаге.

Уже на второй день после начала войны по Наркомату станкостроения был издан приказ №31-с, в котором, в частности, говорилось: «Мероприятия по маскировке заводов, строительства, оборудования и приспособления подвальных помещений под убежища для укрытия работающих, а также отрывку щелей и укрытий полевого типа произвести немедленно силами и средствами предприятий, используя для этой цели имеющиеся на заводе строительные материалы… Для уменьшения пожарной опасности снести ненужные для предприятий деревянные сараи, навесы, очистить территорию от сгораемых отходов… Привести в боевую готовность противопожарный инвентарь и оборудование, обеспечивающее предприятие водоснабжением для целей пожаротушения… Для тушения зажигательных бомб завести на предприятия и немедленно рассредоточить необходимый запас песка». Подобные циркуляры издавали и другие ведомства. Все вроде правильно, если не считать, что слишком поздно спохватились. А так это напоминало подготовку мишеней в тире для массового расстрела.

Начало войны было «неожиданным» и для Горького. Директора некоторых заводов издавали и совсем непонятные приказы, и распоряжения. Так, директор судостроительного завода №112 «Красное Сормово» приказал «привести в боевую готовность землечерпалку №267». 24 июня исполком Кагановичского райсовета принял решение «отрыть щели полевого типа на территории района в количестве 1460 штук из расчета укрытия 15 человек в одну щель». В частном секторе было приказано отрыть 300 щелей, на территории артиллерийского завода №92 – 350 щелей, авиационного завода №21 – 450 щелей, нефтеперерабатывающего завода №2 «Нефтегаз» – 100 щелей. Работники радиотелефонного завода №197 вырыли 1080 м щелей.

Всю эту титаническую работу с массовым привлечением сил местного населения было приказано завершить уже к 18-00 25 июня! Далее, демонстрируя решительность, райсовет разрешил в качестве стройматериалов использовать «подсобные средства», т.е. сараи, заборы и дрова. ЖКО получил приказ до 25 июня очистить чердачные помещения от мусора и хлама и к каждому укрытию приписать население.

25 июня бюро Горьковского обкома ВКП(б) приняло постановление о противовоздушной обороне города. Согласно ему, в Горьком были образованы городской и районные штабы МПВО. Попутно штабы создавались и на всех предприятиях. Одной из их главных задач на первом этапе стало строительство всевозможных укрытий. Работы велись стахановскими методами, в ход шли все доступные материалы. Впрочем, все крупные города СССР в те дни в основном, по сути, только и занимались тем, что рыли траншеи.

В первые дни войны, бомбардировочная авиация Люфтваффе была сосредоточена на фронтовых операциях. И лишь 19 июля Гитлер подписал директиву ОКХ №33, в которой предусматривалось воздушное наступление на Москву, после которого должны были последовать удары по Ленинграду, Горькому, Рыбинску и другим промышленным центрам. Первыми удары авиации на себя приняли Ленинград и Москва. Но если они имели мощные зоны ПВО, то в Поволжье противовоздушная оборона по-прежнему находилась в зачаточном состоянии – не было, ни оружия, ни боеприпасов, ни людей.

Между тем, гудки воздушной тревоги время от времени звучали в Горьком, хотя никаких немецких самолетов над Поволжьем не появлялось. Проводились тренировки. Поначалу жители воспринимали их всерьез и прятались по укрытиям, а бойцы МПВО занимали свои места по штатному расписанию. Потом, как обычно бывает, бдительность стала притупляться, и, заслышав знакомый сигнал, горьковчане стали оставаться дома.

9 октября немецкий самолет-разведчик впервые появился над Горьким. Стало ясно, что бомбардировки не горами. Горьковскому бригадному району ПВО удалось собрать полсотни зениток и вооружить ими свои разрозненные части. Правда, половину орудий составляли 76-мм пушки времен Первой мировой войны и трофейные финские «бофорсы» с ограниченным запасом боеприпасов. Кроме того, имелось и несколько зенитных прожекторов. В небе круглосуточное дежурство несла эскадрилья из 9 самолетов ЛаГГ, которые базировались на аэродроме авиационного завода №21.

Первая бомбардировка города началась в 01-40 4 ноября и длилась по 02-15 5 ноября. Немецкие бомбардировщики совершили восемь налетов на Горький, сбросив на него около 80 фугасных бомб разных калибров. Причем лишь последний налет заблаговременно был обнаружен силами ПВО, хотя они ничем и не смогли помешать бомбардировщикам завершить свое дело. В результате были серьезно повреждены три предприятия, в т.ч. радиотелефонный завод им. Ленина и минометный завод №718 «Двигатель революции» были полностью выведены из строя на неопределенный срок. Отметим, что в цель попало чуть больше половины бомб. Будь немецкие пилоты опытней, вреда было бы значительно больше. Точное число жертв из-за халатного и откровенно наплевательского отношения к их учету так и осталось неизвестным, но на основании различных обрывочных данных можно предположить, что тогда погибли не менее 300 человек. Несколько больше было ранено. Зенитные батареи за эти сутки безрезультатно выпустили свыше 13 тысяч снарядов, пулеметчики всадили в небо 4,6 тысяч пуль. Однако сами получили семь раненных бойцов. Истребительная авиация произвела в общей сложности 44 бесполезных самолетовылета. Зато бомбардировщики сбили один и повредили два истребителя.

Начальник штаба Горьковского бригадного района ПВО подполковник Савко, видимо, боясь ответственности за безнаказанное разрушение немцами ряда производственных объектов, составил откровенно лживую оперативно-разведывательную сводку №71, в которой «с потолка» указал немыслимое количество якобы участвовавших в налетах бомбардировщиков – 150-160 из которых к городу прорвалось 11 самолетов, которые сбросили 100 фугасных и 20 зажигательных бомб. После войны этот документ сначала цитировали местные краеведы, а затем ложь попала и в общесоюзные источники. И лишь спустя 70 лет, эту цифру опровергли, обнародовав немецкие документы о налетах. В действительности же Сещинская группировка Люфтваффе совершила за сутки на бомбардировку Горького 13 самолетовылетов и еще два – для атаки городов и поселков восточнее города. При этом лишь два налета было проведено парой самолетов, все остальные были одиночные. Более того, оказалось, что в начале ноября 1941 г. Люфтваффе на всем Восточном фронте имели 150 исправных двухмоторных бомбардировщиков. Одномоторные 750 км в один конец с самых близких немецких аэродромов просто не смогли бы преодолеть.

Раскопки завалов в Горьком длились до 8 декабря. Только на заводе им. Ленина из-под завалов достали 96 трупов, 189 были ранены. Общие убытки оценили в 4,2 млн. рублей. Фронт лишился существенной части боеприпасов и техники.

В ночь с 5-го на 6-е ноября немцы выделили 14 бомбардировщиков для удара по автозаводу и судостроительному заводу. Перед этим, планировалось разрушить линии электропередач в Балахне к Горькому, чтобы лишить электропитания насосы водопровода города, тем самым усложнив тушение пожаров. И этот план немцам полностью удался, причем бомбардировку линии обнаружили лишь по воронкам от бомб. Обесточенный город был атакован в 2 час ночи. В результате атаки на автозаводе возникли сильные пожары, которые принесли больше вреда, нежели немецкие бомбы. Пожар тушило более 3,5 тысяч человек. От налета пострадал завод «Красное Сормово. Всего за ночь на Горький были сброшены 32 тяжелых фугасных и несколько сотен зажигательных бомб. Точное число погибших опять осталось неизвестным, а служба МПВО ГАЗа представила откровенно заниженные данные: пять погибших и 21 раненый. Как и ранее, зенитки впустую стреляли, а самолеты даром жгли топливо – все бомбардировщики улетели целыми. Зато один ЛаГГ-3 авиазавода совершил вынужденную посадку. Таким образом, в течение двух суток из девяти самолетов эскадрильи четыре получили различные повреждения и требовали ремонта.

И в этот раз в донесении подполковника Савко было 136 самолетов, из которых к городу прорвались 14. «Сброшено крупных фугасных бомб – 16, малых до 600, зажигательных – 800. В черте города упали 22 бомбы, остальные на дальних и ближних подступах». И снова цифры зажили самостоятельной жизнью, в цитатах и различных документа. В 2005 году бывший начальник политотдела 16-го корпуса ПВО, «военный историк» В.В. Гременко, выступая на межрегиональной научно-практической конференции «Горьковская область в годы Великой Отечественной войны», заявил: «Хотя в период боев в Горьковском небе не был сбит ни один самолет противника, фактическая и моральная победа была на стороне воинов ПВО. Из 300 (!) самолетов, участвовавших в вышеуказанных налетах, только 25 смогли преодолеть заградительный огонь и прорваться к городу… Трудно представить, какой ущерб смогли бы нанести городу 300 вражеских бомбардировщиков, если бы они выполнили свою боевую задачу». Но это будет потом. А пока значительно затормозилось производство 82-мм и 120-мм минометов, артиллерийских орудий ЗиС-3 и средних танков Т-34, артиллерийских и реактивных снарядов, а также полевых радиостанций и телефонов. Нужны были виновные. Всю вину за срыв поставок фронту возложили на руководство заводов, пострадавших от бомбежки. Директор завода им. Ленина погиб, посему спросить было не с кого, а вот его коллега с «Двигателя революции» получил по полной программе – 10 лет лишения свободы. Восстановительные работы на заводах продолжались до конца июня 1942 года, но на плановые показатели они так и не смогли выйти.

Казалось бы, налеты должны были повлечь за собой серьезные выводы и принятие решительных мер. Ибо уже стало очевидным, что прикрытие оборонного завода, значительно важнее защиты полка на фронте. Один бомбардировщик уничтожить полк никак не сможет, а завод – запросто. Поскольку налеты Люфтваффе были совершены и на другие промышленные центры Поволжья, в частности на Сталинград и Ярославль, где также были «успешно» отбиты «воздушные армады», в Ставке ГКО задумались о «новом видении» системы ПВО. Вождь подписал постановление ГКО от 9 ноября №874сс «Об усилении и укреплении противовоздушной обороны территории страны». В этом документе была изложена принципиально новая организация ПВО территории страны и ее структура. Т.е. в борделе занялись перестановкой кроватей. Справедливости ради, надо отметить, что один пункт постановления был действенным. Предполагалось существенное усиление техникой и вооружением дивизионных районов ПВО. И хотя до конца войны планируемые нормативы так и не были выполнены, все же существенные сдвиги начали происходить. Оружие для защиты тыла стали изыскивать на фронте. Несмотря на то, что это и противоречило здравой логике, смысл в этом все же был. Ведь Красная Армия все это время отступала «налегке», т.е. бросая оружие и технику противнику. Таким образом, противовоздушная оборона Горького должна была получить 300 зенитных орудий всех калибров, 150-200 зенитных пулеметов и 250 истребителей за счет Московской зоны ПВО. Правда, за исключением самой столицы, и только частично поставками от промышленности. Можно сказать, что до ума руководителей страны дошло-таки, что победа на фронте невозможна без бесперебойной работы промышленных предприятий в тылу.

А пока раскручивалась «штабная махина», запуганное население и партактив Горького решили успокоить дневным и ночным патрулированием в воздухе имеющейся эскадрильи. Кроме того, городская власть приступила к строительству пяти больших бомбоубежищ тоннельного типа для населения Горького и начальства, для чего были мобилизованы 2300 человек. Метрострой строил бункер для Сталина и убежище для областной партноменклатуры. Еще часть населения рыла 8 рядов траншей и противотанковый ров на берегу Волги – готовились останавливать врага.

Между тем одиночные немецкие самолеты продолжали периодически появляться в воздушном пространстве над Горьковским дивизионным районом ПВО. И бомбили неспешно, поскольку посты ВНОС в упор их не видели, или принимали за своих. Так было даже в новогоднюю ночь. История учит, что она ничему научить не может. В ночь с 3-е на 4-е февраля 1942 года бомбардировщик с включенными габаритными огнями спокойно пролетел мимо Москвы и взял курс на Горький и успешно отбомбился по автозаводу. Пожар тушили 7 часов, два цеха исчезло с лица земли, 17 человек погибло, 40 ранено. На следующую ночь немецкий бомбардировщик опять сбросил две фугасных бомбы на завод и три на жилой квартал. Зенитчики со страху в течении ночи выпустили 3 тысячи снарядов, ведя заградительный огонь по невидимому противнику.

5 февраля вождь устроил «разборки». А после следующего налета – 6 февраля НКО издал приказ №129 «О безнаказанном пропуске бомбардировщика противника к г. Горький». Согласно ему, командующий горьковским дивизионным районом ПВО В.М. Добрянский, а также военком батальонный комиссар Д.П. Егоров и начштаба подполковник В.В. Савко были арестованы на 10 суток с удержанием 50% довольствия за эти дни. Таким образом, наказание было приравнено к дебошу в ресторане, с дракой и битьем посуды. Серьезно пострадал лишь «стрелочник», оперативный дежурный на КП района капитан А.И. Коробицкий, который был отстранен от должности и предан суду военного трибунала. Опять же, был в приказе и полезный пункт, «летунам» паривших в своем небе как хочу, и где хочу, наконец-то придумали правила. Существовавшая до этого неразбериха позволяла чужим самолетам летать беспрепятственно, поскольку их принимали за своих, а свои сбивали – думали чужые. Для заблудившихся самолетов выделяли единую специальную волну радиосвязи. На этой же волне рекомендовалось выходить на связь «летунам», попавшим под огонь зениток либо атакованным своими же истребителями. В свою очередь, истребители-перехватчики отныне должны были принуждать к посадке летящие неправильным маршрутом самолеты, а при неподчинении – открывать по ним огонь. В общем, «проколы» ПВО Горького вольно или невольно совершенствовали ПВО страны.

Ну а германская авиация, почему-то не дожидалась усовершенствования ПВО Красной Армии и настойчиво проявляла активность — 11-го и 24-го февраля залетала погостить с разведкой. И естественно не обнаружила признаков усовершенствования обороны. Более того, Москва решила, что победа уже не за горами, и решила мужчин из МПВО призвать на фронт. Мол, и женщины с бабушками зажигалки с крыш соберут, и пожары потушат. С весны в подразделениях ПВО мужчин стали заменять девушками-комсомолками. Это с одной стороны резко повысило дисциплину – девушки не пили, с другой стороны – снизило боеготовность частей, поскольку зенитчика за две недели не подготовишь. А до линии фронта уже было 650 км.

В мае немецкие разведчики стали летать уже и днем. ПВО остервенело палила в небо и безрезультатно летали истребители. В тоже время оборонная промышленность города набирала обороты. На «Красном Сормове» увеличивали производство танков Т-34, с расположенного неподалеку артиллерийского завода им. Сталина на фронт шли все новые и новые эшелоны с 76-мм пушками, авиазавод № 21 начал осваивать новый истребитель Ла-5. Однако поистине военным центром города стал автозавод. Помимо производства автомобилей, легких танков, бронемашин, минометов, снарядов и самых разных комплектующих деталей, все больший размах приобретала сборка американских автомобилей «форд», «студебеккер», «додж», «шевроле» и «виллис». Комплекты автомашин приходили во Владивостокский порт, затем по Транссибу эшелонами по 20 вагонов переправлялись на автомобильные заводы, в первую очередь в Горький. В 1942 г. сборка на ГАЗе достигла почти 1000 импортных автомобилей в месяц. Все это делало защиту Горького с воздуха все более актуальной. Но руководство ПВО страны это понимало по-своему. Прежний командир-разгильдяй района ПВО полковник Добрянский был заменен на пьяницу генерал-майора Осипова. Того самого Осипова, за месяц до этого уволенного с поста начальника Главного управления ПВО СССР за пьянство! К слову заметим, что пьянство было «фирменной фишкой» пэвэошников. К примеру, 4 апреля 1942 года с должности командующего 2-м корпусом ПВО за систематическое пьянство был снят генерал Ф.Я. Крюков, а командующий ВВС Западного фронта генерал Ф. Г. Мичугин за подобный же грех понижен в должности до командира дивизии. Но на фоне негативных явлений были и положительные. Уже к началу лета 1942 года ПВО Горького имела 212 зенитных орудий, 16 пулеметов, 112 прожекторов и 14 аэростатов заграждения. Также, небо прикрывали 4-е истребительных полка, с общей численность в 100 самолетов. Правда, летчики боевой подготовки не имели. В мае на вооружение поступила первая РЛС РУС-2, а позже станции орудийной наводки СОН-2. Однако все это оборудование еще надо было освоить и проверить в боевых условиях. Оценивая состояние района ПВО на лето 1942 года можно сказать, что к отражению массового налета он был абсолютно не готов, но для борьбы с самолетами-разведчиками и отражения беспокоящих налетов мелких групп бомбардировщиков сил было предостаточно.

В мае 1942 года немецкое командование приняло решение уничтожить ремонтную площадку в Горьком, на которой происходила расконсервация и ремонт поврежденной ленд-лизовской техники: танки «Матильда», «Валлентайн», «Черчилль», М-3 и «Шерман». Первая атака была предпринята 29 мая, повторная на следующую ночь. Площадка была уничтожена, а также пострадали близлежащие жилые постройки города. Противник ушел без повреждений.

Безнаказанность полетов над Горьким немецких самолетов, привела к тому, что уже и самолеты-разведчики начали «наглеть» и после аэрофотосъемок атаковали город, сбрасывая по несколько бомб. 25 июня один единственный бомбардировщик двумя бомбами сжег склад древесины для изготовления планеров истребителей ЛаГГ.

Летом немцы подошли к Сталинграду и в Горьком успокоились, хотя самолеты разведчики через день прилетали погостить. Пилотам ПВО даже дважды удалось погоняться за разведчиками, хоть и бесполезно, но зато реально смогли увидеть настоящий самолет на дистанции выстрела пулемета. И наконец, 27 июля МиГ-3 таранил Юнкерс, который упал в окрестностях города. Наш летчик сумел спастись, а обломки немецкого самолета разместили для всеобщего обозрения на площади Минина и Пожарского. И хотя местные краеведы до сих пор рассказывают, что сбили бомбардировщик, а не разведчик, подвиг летчика, совершившего таран, не становится менее значимым. Постепенно летчики ПВО набирались опыта, и хотя еще безуспешно, но уже активно научились «отгонять» немецких разведчиков от города. Стала проявляться и слаженность в работе постов ВНОС.

В конце октября, когда промышленность Сталинграда прекратила существования, значимость предприятий Горького значительно возросла, как и выпуск количества вооружения и техники. Это привлекло внимание Люфтваффе, которые активизировали разведывательные полеты и планировали новые атаки на город. 29 октября 1942 года начались беспокоящие налеты на Горький. Основной целью бомбардировщиков была определена ГоГРЭС, разрушение которой остановило бы все предприятия города. Лишь благодаря нерадивости немецких штурманов, бомбы были сброшены на бумкомбинат, а не на электростанцию. 31 октября пять бомбардировщиков бомбили Дзержинск. И опять «пронесло». В ночь с 5 на 6 ноября 1942 года атаке подвергся нефтеперерабатывающий завод «Нефтегаз» и район Московского вокзала. Завод прекратил работу до конца месяца. Чаша терпения московского начальства была переполнена — командир ПВО Горьковского района полковник Слюсарев был отправлен на Воронежский фронт командовать полком. Его заменил бывший командир 55-го ИАП полковник Иванов, участник боев в Испании. Прискорбно, но в тылу, без боевой работы, и новый командир «утонул в вине».

Следующий самолет над Горьким показался лишь 4 февраля 1943 года. На следующий день еще один. И до конца зимы небо оставалось чистым. В мае командование Люфтваффе принимает решение о проведении стратегической операции — разрушить два промышленных центра СССР – Горький и Саратов. По каким-то данным немцы считали ГАЗ главным производителем советских танков, а Саратов – главным поставщиком патронов, хотя там даже патронного цеха не было. Предполагалось, что без танков и патронов, русские больше не смогут наступать.

К этому времени по насыщенности вооружением и техникой Горьковский корпусной район ПВО уступал только обороне Москвы. Он имел 515 зенитных орудий, 13 станций орудийной наводки (СОН-2), две радиолокационных станции РУС-2с «Пегматит». Кроме того, насчитывалось 107 аэростатов заграждения и 231 зенитный прожектор. Однако, наибольшая плотность зенитного артиллерийского огня создавалась непосредственно над прикрываемыми объектами, а не на подступах к ним, что было бы более разумно. Небо по-прежнему прикрывала дивизия из четырех полков истребителей, которые имели 72 исправных, но устаревших самолета. Некомплект самолетов составлял чуть больше 50%. 47 летчиков имели боевой опыт. Отметим, что зенитные расчеты так и не освоили станции орудийной наводки, а готовилось только к отражению дневных налетов, по принципу «не вижу – не стреляю». Другими словами, за почти год относительно мирной жизни, ПВО в боевой подготовке существенно не продвинулась. И по-прежнему не была готова к отражению массового налета.

27 мая одиночный немецкий бомбардировщик совершил налет на Кулебакский металлургический завод, сбросив на него 25 зажигательных бомб. В результате на предприятии возникли восемь очагов пожаров и цеха получили некоторые повреждения. При этом посты ВНОС «прозевали» этот самолет, приняв его за советский. Впоследствии, чтобы оправдать свою беспечность, было объявлено, что немцы бомбили Кулебаки на трофейном самолете. Таким способом командование Люфтваффе проверило боевую готовность ПВО Горького, и по всей видимости осталось довольным.

Немцы, понимая, что осуществить подготовку к стратегической бомбардировке в тайне не удастся, запустили дезинформацию, что 5-6 июня планируют массовый налет на Москву. А утром 2 июня над Москвой уже парил разведчик, которого эскадрилья ПВО сбила, не сумев принудительно посадить. Командование ПВО разведчика приняло за подтверждение «дезы» и готовилось защищать столицу, забыв обо всем на свете.

 

В ночь на 5 июня 168 бомбардировщиков разными маршрутами, протяженностью в 770 км в один конец, отправились на самый массированный ночной налет с начала войны против Советского Союза. В 22-30 штаб Горьковского корпусного района ПВО неожиданно получил от центрального поста ВНОС из Москвы тревожное сообщение о том, что большая группа бомбардировщиков противника пересекла линию фронта, прошла над Тулой и двигается в северо-восточном направлении. После этого были введены в действие РЛС РУС-2с, операторы, которых вскоре подтвердили, что со стороны Владимирской и Рязанской областей приближаются вражеские самолеты. В 23-56 по местному времени был подан сигнал «Воздушная тревога». Через 15 минут зенитчик и открыли заградительный огонь.

Чтобы скрыть главную цель налета, немцы сбросили осветительные бомбы одновременно над Сталинским, Ленинским, Кагановичским и Автозаводским районами, а также над Окским мостом. Затем первая группа Ju-88 с пикирования нанесла удары по водозаборным станциям на Оке и основным узлам водопроводной сети Автозаводского района. В результате главный водовод диаметром 600 мм был разрушен в шести местах. После попадания бомб в Автозаводскую ТЭЦ, находившуюся на территории завода, одновременно вышла из строя подстанция, через которую поступал ток из городской электросети. Таким образом, ГАЗ был полностью обесточен и лишен воды. Поскольку сектора бомбардировки заранее были распределены между эскадрильями, под удар попала практически вся территория завода. Главный удар наносился по кузнечному, литейному и механосборочному корпусам. Также был разрушен и Главный конвейер.

Тем временем силы ПВО отчаянно пытались противодействовать налету. Однако их усилия оказались неэффективными. В оборонявших город зенитных полках отсутствовало оперативное управление огнем. Напрочь отсутствовало взаимодействие с прожектористами. Поэтому зенитчики вели лишь беспорядочный заградительный огонь на предполагаемом курсе и высоте полета бомбардировщиков. Но и он был бесполезным из-за непродуманной схемы расположения зенитных батарей. Находясь непосредственно у охраняемых объектов или вообще на их территории, они создавали наибольшую плотность огня прямо над ними, а не на подходах. Имевшиеся станции орудийной наводки использовались плохо, вследствие отсутствия практических навыков такой стрельбы. У летчиков дела были еще хуже. Командир дивизии полковник Иванов был пьян, и командование пришлось принять его заместителю Ковригину. В воздух были подняты лишь 12 ночных истребителей, распределившихся по своим «зонам патрулирования». Как ни странно, но и по окончанию бомбардировки, истребители даже не пытались преследовать бомбардировщиков.

Одновременно к Горькому подходили последние группы немецких бомбардировщиков. Их экипажи уже за десятки километров видели протяженные очаги пожаров на левом берегу Оки, обозначавшие местоположение цели. По воспоминаниям летчиков, над землей после взрывов поднималось громадное пылающее облако. Только замыкающим машинам, которым сильно мешал расползающийся дым от крупных пожаров, уже не представилась возможность безошибочно распознавать отдельные цели. Поэтому самолеты сбросили бомбы на жилой сектор Автозаводского района и прилегающие объекты.

Всего в ночь с 4 на 5 июня 1943 г. на Горький и прилегающие объекты были сброшены 224 т бомб всех калибров. При этом служба МПВО зафиксировала падение 433 фугасных и 306 тяжелых зажигательных бомб, в т.ч. около 500 попаданий в ГАЗ и его жилые поселки. На станцию Кудьма Казанской железной дороги немцы сбросили 25 фугасных бомб весом от 50 до 500 кг. Свой груз к Горькому сумели донести 149 самолетов, 19 сбились с курса и отбомбились по пути на второстепенные цели.

Пожары в городе были локализованы лишь через 12 часов. По официальным данным погиб 61 человек, ранено 210. По воспоминаниям современников было убито 200-250 человек. В оперативной сводке штаб Горьковского корпусного района ПВО указал о налете 35-45 бомбардировщиков. Ни один самолет противника не был сбит.

Сталин, узнав об уничтожении ГАЗа, собственноручно от руки, что было беспрецедентным случаем, написал постановление ГКО №234, которым формировалась комиссия по расследованию причин провала ПВО Горького. Комиссию возглавил Лаврентий Берия.

Пока комиссия собиралась в дорогу, немцы провели аэрофотосъемку разрушений ГАЗа и на следующую ночь решили добить западный сектор завода, где находились различные вспомогательные цеха и сооружения. В налете участвовало 128 самолетов. На сей раз сигнал воздушной тревоги в городе прозвучал в 23-36. Атака началась со сброса около двухсот осветительных бомб. После первого удара пикирующих бомбардировщиков Ju-88 водопроводная сеть была вновь повреждена прямыми попаданиями в нескольких местах, и тушить пожары опять стало нечем. Снова была выведена из строя основная линия электропередач, разбиты 45 изоляторов открытой подстанции, перебита резервная линия через завод «Красная Этна». Практически половину завода было стерто с лица земли. Последняя волна бомбардировщиков сбросила бомбы на жилой сектор, где разрушили около 70 домов и бараков. Пострадал от бомбардировки и завод «Двигатель революции». На город было сброшено 179 бомб разного калибра, из них 28 не разорвалось.

Пытаясь отразить налет, зенитная артиллерия в течение двух часов вела заградительный огонь, израсходовав более 25 тысяч снарядов. При этом зенитчики заявили об одном сбитом бомбардировщике. Ночные истребители произвели 31 самолетовылет, и также сбили самолет противника. По немецким данным, в ходе второго массированного налета на автозавод в Горьком пропали без вести два самолета. В этот раз командование ПВО Горького заявило о том, что из 80 самолетов к городу прорвались 20-25, остальные якобы не были допущены огнем зенитной артиллерии. Погибло 100 человек, столько же ранено.

Ближе к вечеру 6 июля три «Юнкерсы» пролетели прямо над автозаводом, произведя аэрофотосъемку. По плану 154 немецких бомбардировщика собирались атаковать северный сектор автозавода, в особенности крупные корпуса. В 23-55 в Горьком опять взвыли сирены воздушной тревоги. Опять над заводом вспыхнули осветительные «люстры». Самолеты противника шли на цель с трех направлений, заходя с севера, запада и юга. Сильной бомбежке подвергся инструментально-штамповальный корпус. Внутри здания взорвались 12 фугасных бомб, в т.ч. одна весом 1000 кг. Единственный в стране колесный цех также перестал существовать. Сильной бомбежке подвергся и жилой сектор. Впоследствии официальные советские источники утверждали, что в ночь на 7 июня основная масса бомбардировщиков не смогла прорваться к обороняемым объектам и была вынуждена сбросить бомбы на подходах к городу и на огневые позиции зенитных батарей, однако масштабы разрушений показывают, насколько все это не соответствовало действительности. Всего во время третьего налета на Горький были сброшены 242 т бомб всех калибров. Служба МПВО Автозаводского района насчитала попадания 402 фугасных бомб весом от 50 кг до 2000 кг, из которых 132 не взорвались. По официальным подсчетам, сделанным на следующее утро, в результате бомбежки в Автозаводском районе пострадали 232 человека, из них 73 погибли. Пропавшие без вести и умершие от ран в больницах, в отчете не указывались.

Зенитная артиллерия на сей раз выпустила в небо 23 тысячи снарядов, и претендовала на четыре сбитых самолета. Летчики заявили о двух сбитых самолетах. У немцев потерь не было.

 

Утром 7 июня Берия с комиссией в бронированных вагонах прибыл в Горький. Пораженный картиной увиденных разрушений, он подозвал к себе генерал-майора Осипова и плюнул ему в лицо. Построив личный состав зенитного полка, нарком, по всей видимости, собирался устроить самосуд, но взвыли сирены воздушной тревоги, возвещающие, что немецкие разведчики прилетели фиксировать свою работу на пленку. И грозный Берия покинул «поле боя». «Летуны» подняли в воздух 18 истребителей с приказом любой ценой сбить разведчиков на глазах наркома. Но, потеряв два самолета, вернулись ни с чем.

Немцы славились своей пунктуальностью и во время войны. Поскольку на Горький было запланировано серию налетов, в ночь с 7-го на 8-е июня к городу опять отправилось 20 самолетов. Снижение количества самолетов объяснялось отсутствием, как горючего, так и боезапаса. Хотя по большому счету и бомбить то уже было нечего.

На сей раз данные о приближении немецких самолетов поступили от службы ВНОС на полчаса раньше, чем в прежние дни. Уже в 23-03 в погруженном в темноту Горьком завыли гудки, свободные от работы жители стали собираться в укрытия, зенитчики застыли около орудий, пожарные собрались возле своих автонасосов. Штаб 142-й авиадивизии поднял в воздух 32 ночных истребителя, каждый из которых направился в свою зону патрулирования. В небо плавно взмыл 21 аэростат, вспыхнула сетка прожекторных лучей. Сценарий атаки повторился: осветительные бомбы, атака фугасными и зажигательными бомбами … и далее тишина. Горожане, привыкшие к многократным волнам бомбардировщиков, с напряжением ожидали следующих волн. Но уже и «люстры» погасли, а новых атака не было. В итоге сигнал отбоя тревоги был подан только в 02-20.

Тем временем служба МПВО подвела итоги очередного налета. По ее данным, на территорию автозавода были сброшены девять фугасных и семь 250-кг зажигательных бомб. Они еще раз разрушили руины. Фактически в ходе четвертого июньского налета на Горький немецкие самолеты сбросили 39 т фугасных и зажигательных бомб. Штаб корпусного района ПВО составил донесение №005, в котором указал, что якобы «в налете участвовало 55 самолетов типа Xe-111 и Ю-88, из которых к городу прорвалось 3-4 самолета. Зенитная артиллерия в течение полутора часов израсходовала 19 тысяч снарядов, заявив о шести сбитых самолетах противника. Истребительная авиация произвела 32 самолетовылета. Немцы потерь не имели.

9 июня статью о четвертом налете на Горький опубликовала и местная газета «Горьковская коммуна». В ней, в частности, говорилось: «В ночь на 8 июня группа немецких самолетов пыталась совершить налет на Горький. На подступах к городу вражеские самолеты были рассеяны нашей истребительной авиацией и зенитной артиллерией. В район города прорвались два немецких самолета, сбросив несколько бомб на жилые дома. Возник один очаг пожара, который был быстро ликвидирован. При отражении налета сбито 7 немецких бомбардировщиков». Жители города, читавшие эту брехню, втихаря плевались, прекрасно зная о реальных разрушениях, причиненных немецкой авиацией.

8 июня ситуацию в Горьком обсуждал Государственный комитет обороны. По итогам заседания было принято постановление № 3534сс «О противовоздушной обороне заводов Горьковского района», согласно которому было решено дополнительно выделить 100 зенитных орудий малого калибра, 250 крупнокалиберных пулеметов, 100 прожекторов и 75 аэростатов заграждения. На этом же заседании Сталин приказал немедленно снять с работы директора автозавода Лившица и назначить на его место ранее уволенного Лоскутова.

В самом же Горьком, товарищ Берия с комиссией также провел заседание, на котором было принято решение – продолжать двигать койки в борделе – т.е. произвести реорганизацию существовавших участковых формирований МПВО. Кроме того, ряд директоров заводов оборонки примерно наказали за плохую организацию мероприятий ПВО.

10 июня после 22-30 посты ВНОС зафиксировали несколько десятков самолетов, пролетевших над линией фронта. Всего были зафиксированы 18 групповых и одиночных целей. Пятый налет не изменил немецких традиций. Около ста осветительных бомб зависли над городом. Объектами атаки стали водозаборы на Оке и автозавод им. Молотова. На завод было сброшено 130 фугасных и 23 тяжелые зажигательные бомбы. В жилой сектор попало 218 фугасных и около 100 зажигательных бомб. Зенитчики, расстреляв 23 тысячи снарядов, заявили о десяти сбитых самолетах. «Летуны» тоже «сбили» один самолет.

Генерал-лейтенант М.С. Громадин (командующий силами ПВО страны) из Горького отправил телеграмму Сталину, в которой сообщил о налете 135–140 самолетов. Он отчитался о небольших повреждениях двух цехов автозавода, а также семи домов в жилом секторе. Далее он приписал зенитной артиллерии 10 сбитых самолетов. Другие ответственные товарищи в своих отчетах тоже немного приврали. Число погибших определили в 15 человек, что явно не соответствовало действительности. И лишь начальник управления НКВД по Горьковской области Зверев в боевом донесении честно написал, что над городом было около 30-40 самолетов, сбросивших 328 ФАБ весом 50-1500 кг, 190 ЗАБ весом 50-270 кг и 135 килограммовых ЗАБ, и что основными объектами атаки были водозаборы на Оке и автозавод.

Шестой удар по Горькому был нанесен 13 июня. Основной удар в этот раз наносился по Ленинскому району города, прежде всего по минометному заводу «Двигатель революции». Также пострадали станкостроительный завод №113, судоремонтный завод им. 25 Октября и завод «Красный кожевенник». Поскольку на ГАЗе уже нечего было разрушать – бомбили жилые кварталы у завода. По данным МПВО город бомбило 80 самолетов. Из них два бомбардировщика было сбито, хотя в донесении ПВО указано о пяти самолетах.

Пока немцы утюжили Горький, начальство в Москве принимало циркуляры по восстановлению потерянной промышленности. И снова выделяли дополнительные зенитные орудия для МПВО, не озаботясь тем, что стрелять зенитчиков так до сих пор и не удосужились научить. Высшее руководство, очевидно понимая свои просчеты в организации ПВО страны, решило не привлекать руководство ПВО Горького к ответственности за провалы в обороне города, лишь отстранило генерал-майора А. А. Осипова от занимаемой должности. Даже спившегося полковника Иванова, который должен был командовать «летунами», оргвыводы командования не зацепили. Ни причины провала ПВО Горького не были установлены, ни меры по усовершенствованию ПВО тоже не были приняты.

Не успев Горький остыть от пожаров и молний начальства, как 22 июня его постиг седьмой налет 50-ти бомбардировщиков Люфтваффе. На этот раз бомбили всю заречную часть города, расположенную вдоль реки Ока. Пострадал добрый десяток предприятий, база «Заготзерна», сгорело до сотни жилых домов. Погибли 88 человек, еще 180 получили ранения. Зенитчики снова бесполезно отправили в небо 30 тысяч снарядов. А летчики заявили об одном сбитом бомбардировщике, что на этот раз было правдой.

Начиналась битва на Курской дуге и Горький наконец-то смог перевести дух от бомбардировок, которые превратили жизнь в городе в один сплошной кошмар. А командование Люфтваффе подводило итоги налетов. Данные аэрофотосъемки показывали, что все намеченные цели были поражены и получили сильнейшие разрушения. Предметом особой «гордости» был Горьковский автозавод. По немецким данным из 44 цехов, 34 были разрушены. На заводе «было полностью уничтожено два больших сборочных цеха, кузница, главный литейный цех, штамповочное производство и определенное количество плавильных печей. Также были тяжело повреждены четыре больших сборочных (монтажных) корпуса, главный склад, главная электроподстанция, главный испытательный стенд для танков, моторостроительный цех, токарные мастерские и литейный цех для арматуры. Последствия воздействия продолжительных бомбардировок были таковы, что можно было рассчитывать на долгосрочный перерыв в выпуске продукции. По мнению немцев, «пустое пространство» осталось на месте барачного городка, который служил прибежищем для рабочих. Людские потери оценили в 15 тысяч человек. Ориентировочный ущерб завода был определен в 191 млн. рублей, что по тем временам было огромной суммой.

Разрушение Горьковского автозавода и других предприятий нанесло огромный ущерб всей военной промышленности, значительно снизив темпы производства всех видов вооружений – от снарядов и автоматов до танков и самолетов. ГАЗ поставлял десятки наименований деталей для средних и тяжелых танков, в т.ч. шестерни для коробок передач, детали бортовых фрикционов и шасси. В отраслевой переписке Наркомата танковой промышленности констатировался провал выпуска танков в июне 1943 г. В частности, Кировский завод №200 в Челябинске выполнил план по тяжелым танкам KB на 64%, по Т-34 – на 70%, а Омский танковый завод №174 и вовсе сдал фронту только 59% плановой продукции. Производство же нового легкого танка Т-80, намечавшееся на ГАЗе как раз на июнь, и вовсе было полностью сорвано немецкими бомбежками. На заводе №112 «Красное Сормово» в Горьком при плане на июнь в 355 средних танков Т-34 удалось выпустить только около полусотни. Суммарно, вследствие налетов, Красная Армия недополучила только 2 тысячи танков.

За время войны вражеские бомбардировщики совершили 43 налёта, из них 26 налётов ночью. На город были сброшены 33 934 зажигательные бомбы и 1 631 фугасная.

Итоги борьбы Горьковского корпусного района ПВО с Люфтваффе выглядят весьма печально. Его зенитная артиллерия выпустила в общей сложности 170 тыс. снарядов всех калибров и претендовала на 24 сбитых бомбардировщика. Летчики произвели 201 боевой вылет и заявили о восьми сбитых бомбардировщиках, в то же время собственные потери авиадивизии составили четыре истребителя. Таким образом, получалось, что, согласно официальным сводкам, в ходе отражения налетов на Горький в июне 1943 г. удалось сбить 14 немецких самолетов. На самом деле потери немцев составили лишь 6 самолетов.

Еще несколько слов о судьбе ГАЗа. Специалисты дали заключение, что для его полного восстановления потребуется около двух лет! Однако Сталина никоим образом не устраивали подобные перспективы. Было решено реанимировать завод в кратчайший срок и привлечь для этого все имеющиеся ресурсы. Срок окончания работ установили 15 июля — 15 августа. Но как обычно, с организацией восстановительных работ не заладилось – народа нагнали море, а элементарных условий для работы не создали. Не хватало всего: инструментов, механизмов, транспорта, строительных материалов, топлива, жилья, одежды и продуктов. Предложенный Горьковским обкомом метод штурмовщины, т.е. труда по-стахановски – не работал. В первую очередь пытались восстановить производственные мощности. На бытовые, вспомогательные и служебные помещения не обращали внимания. Минимальный рабочий день составлял 11 часов, во многих случаях строители работали по 14-15 часов, а зачастую оставались ночевать прямо на стройке с тем, чтобы с рассветом приняться за выполнение срочного задания. Современники вспоминали, что условия в ГУЛАГе были курортом в сравнении со стройкой на ГАЗе: «…питание было одноразовое, т.е. горячий обед один раз в сутки, общежития не подготовлены к проживанию, везде грязь, нет света, отопления, посуды, постельного белья и т.п.». В восстановительных работах ежедневно участвовали почти 10 тыс. человек. В начале августа начались побеги рабочих и массовые прогулы. В результате среднесуточное число людей, занятых на восстановительных работах, сократилось на 1500 человек.

К 1 октября было обеспечено частичное восстановление производственных мощностей ГАЗа. Первые пять автомобилей «по обходной технологии» были выпущены заводом еще 25 июля. В августе с «конвейеров» сошли первые 100 бронемашин БА-64, в октябре – первые вездеходы ГАЗ-67. Сборка американских грузовиков шла прямо под открытым небом. К 15 ноября основные производственные площадки были восстановлены, вспомогательные планировалось восстановить к 20 декабря 1943 г.

В пропагандистских целях было объявлено, что «автозавод им. Молотова был полностью восстановлен за 100 дней». Фактически, учитывая, что он прекратил работу после первого же массированного налета 5 июня, даже до заявленного срока, 28 октября, прошло почти пять месяцев, причем до полного «возрождения» даже тогда было еще далеко.

 

Сборка американских грузовиков на импровизированном конвейере прямо под открытым небом.

К лету 1944 года наши армии стояли на пороге Белоруссии и угроза налетов вражеской авиации, казалось, окончательно миновала. В августе большинство зенитно-артиллерийских полков убыли на запад, отбыли ближе к фронту и «летуны» Горького. Так закончилось противостояние ПВО Горького и Люфтваффе .Заканчивая повествование, хотелось бы отметить, что бомбардировки Горького не являлись сверхъестественным достижением немецких пилотов. Они действовали по обычной, классической схеме. Вооружения зоны ПВО вокруг города также было не детским, и уже в 1941 году в среднем в два раза превосходило силы ПВО Киева. Самым слабым местом оказались кадры. Рядовые — не обученные, командиры — бездарные. Ущерб, полученный от бомбардировок города сравним с потерей почти двух десятков моторизированных дивизий или двух армий на фронте. А такие вещи на войне – это трагедия государственного масштаба. Может поэтому, нам и не спешат об этом рассказывать. Необходимо подчеркнуть и то, что Люфтваффе бомбило не только Горький, но и множество промышленных городов Поволжья: Астрахань, Саратов, Сталинград, Ярославль… И везде состояние ПВО было сопоставимо с Горьким, т.е. отсутствовало. Ущерб, нанесенный стратегическими бомбардировками Люфтваффе, оценивается приблизительно в такие же потери, которые понесла Красная Армия за весь 1943 год. Другими словами добавился лишний год войны.

 

 

https://wwii.space/люфтваффе-против-пво-горького/
  • Upvote 3
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

 


Люфтваффе против ПВО Горького
У супруги один родственник как раз возглавлял расчет ПВО, который в то время прикрывал Канавинский мост через Оку, т.е. почти у самого ее впадения в Волгу. Был награжден медалью за сбитый самолет. Но как был сбит самолет, он не видел. Когда шли налеты немцев, то просто велась непрерывная стрельба в небо. В его подчинении были действительно в основном женщины. 
  • Upvote 3
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Англичане в 1945 году убили тысячи советских пленных, рассказал историк

МОСКВА, 3 мая - РИА Новости. Английские военные, преследуя политические цели, в начале мая 1945 года разом зверски уничтожили немецкие корабли с несколькими тысячами беззащитных узников нацистских концлагерей, большинство которых составляли советские военнопленные, а над выжившими гражданами СССР англичане позже издевались, об этом рассказал РИА Новости историк спецслужб Дмитрий Хохлов и раскрыл ранее неизвестные подробности той трагедии.
В понедельник исполняется 76 лет со дня трагедии, произошедшей 3 мая 1945 года в Любекской бухте в Балтийском море (вошедшей в историю как гибель лайнера "Кап Аркона"). Тогда авиация британских ВВС атаковала немецкие суда с узниками концлагерей. Среди погибших от английских бомб, ракет и снарядов, были представители более 25 национальностей, уроженцев не только СССР, но и США, Великобритании, Германии, Франции, Канады, Италии, Чехии, Польши, прибалтийских и скандинавских стран, Греции, Сербии и других. Их останки продолжали находить на побережье в течение нескольких десятилетий.
Количество людей, погибших в результате той трагедии, по разным подсчетам, составляет от 7 до 12 тысяч человек, что сопоставимо с численностью личного состава стрелковой дивизии или, например, с потерями союзных войск при высадке на Сицилии, или с потерями Красной Армии в Новороссийской операции, рассказал Хохлов. "По масштабам потопление "Кап Арконы" считается четвертой морской катастрофой в истории человечества", - подчеркнул он.
Количество выживших узников с "Кап Арконы", по разным источникам, оценивается от 310 до 350. Также имеются сведения, что лишь 140 советским гражданам удалось спастись. Температура воды в тот день не превышала семи градусов, отметил Хохлов.

Письмо спасшегося узника
В 1960-1970-х годах о трагедии 3 мая 1945 года широкой общественности впервые стало известно благодаря публикациям в СССР и за рубежом, говорит Хохлов. Затем обнародовались различные дополнительные свидетельства, а сейчас имеются новые подробности событий 76-летней давности.
Как рассказал Хохлов, в материалах переписки министерства государственной безопасности СССР с управлением уполномоченного Совета министров СССР по делам репатриации советских граждан за 1949 год обнаружилось письмо, составленное одним из непосредственных участников трагедии 3 мая 1945 года Василием Саломаткиным (1919-1999).
В сентябре 1939 года Саломаткин участвовал в освобождении Западной Белоруссии, до начала Великой Отечественной войны служил в войсках особого Белорусского округа. С 22 июня по 12 октября 1941 года участвовал в боях с фашистами под Могилевом, на Днепре, под Ярцево (Смоленская область) и под Вязьмой, где в ночном бою был тяжело ранен и пленен. Находился в нацистских лагерях в оккупированных Смоленске и Минске, с апреля 1942 года – в лагере в городе Кальвария (Литва). Оттуда бежал, был пойман в Западной Польше, направлен в штрафной лагерь в район германского города Ганновера. Затем его перевели в концлагерь Нойенгамм, расположенный в 30 километрах юго-восточнее германского Гамбурга.
"Письмо Василия Филипповича Саломаткина от 2 мая 1949 года – это самое раннее на данный момент обнаруженное в архивах документальное свидетельство, раскрывающее подробности трагедии, полученное советскими властями", - отметил Хохлов. 14 мая 1949 года копия этого письма была направлена начальнику 2-го Главного управления МГБ СССР (контрразведка и борьба с антисоветскими элементами) генерал-майору Евгению Питовранову.
Среди исторических источников о трагедии 3 мая 1945 года письмо Саломаткина имеет особую ценность, поскольку составлено им самим, ранее не публиковалось, не подвергалось литературной обработке и редактированию, а также содержит неизвестные детали об отношении английской военной администрации к спасшимся заключенным, подчеркнул Хохлов.
Он привел для РИА Новости отдельные, наиболее информативные фрагменты этого документа.

"Двадцать девятого апреля 1945 года эсэсовское командование, чувствуя приближение войск союзников к концлагерю Нойенгамма (около Гамбурга), вывезло всех концентрационеров, могущих мало-мало передвигаться, в город Любек (германский порт на Балтийском море – ред.). Нас таковых насчитывалось 12 тысяч человек. Подавляющее большинство были русские военнопленные", - писал Саломаткин.
Заключенных везли под усиленной охраной эсэсовцев до Любека на поезде целые сутки, пить и есть совсем ничего не давали. В Любеке узников посадили на баржи и под усиленной охраной солдат и катеров вывезли по Любекской губе на Балтийской море, где стояли два небольших и один большой океанских корабля.
"На два первых посадили примерно по 2 тысячи заключенных. Название одного корабля было "Тильбек", а другого сейчас не помню (вторым было судно "Дойчланд" - ред.). На большой океанский корабль, на котором находился я, посадили 8 тысяч заключенных. Этот корабль имел название "Кап Аркона". Командование на кораблях было эсэсовское", - вспоминал Саломаткин.
Зверская расправа
Дальнейшие события, согласно письму Саломаткина, развивались так. 3 мая английские войска подошли к городу Нойштадту недалеко от Любека и предъявили капитуляцию к полудню. Нойштадту капитуляцию принял. Затем англичане предъявили капитуляцию кораблям, на которых находились узники концлагеря. Суда находились в 6 километрах от Нойштадта.
"Эсэсовское командование кораблей капитуляцию отклонило. Тогда вылетает английская авиация в большом количестве самолетов и начала бомбить корабли… Корабли, на которых находились мы, не сделали ни одного ответного выстрела по самолетам английской авиации", - писал Саломаткин. По его словам, всю панораму бомбардировки он наблюдал лично.

"Первой жертвой бомбежки оказался "Тильбек". Он сразу же загорелся и начал тонуть. Заключенные, кто смог вылезти из корабля, прыгали в воду. После того, как первая английская бомба попала в "Тильбек", эсэсовское командование корабля "Кап Аркона", на котором находился я, выбросило белый флаг, означающий капитуляцию", - вспоминал Саломаткин. Заключенные, находившиеся на палубе, сняли с себя нижние белые рубашки и начали махать ими, делая знак английским летчикам, что корабль сдается, принимает капитуляцию.
"Но английские летчики, подобно фашистским, не признавая ничего, не обращая внимания на белый флаг на корабле, не обращая внимание на размахивание людей, находящихся на палубе, белыми рубашками, просящих пощады, сохранения жизни, продолжали бомбить корабли. Бомбежка происходила на очень малой высоте", - рассказывал Саломаткин. "Английские летчики видели все ужасы своей бомбежки и продолжали чинить ее еще больше, не обращая (внимание) ни на какие мольбы людей. Английские летчики по своим зверским расправам нисколько не отличались от фашистских летчиков-варваров", - добавлял он.
О том, как дальше развивались трагические события, Саломаткин писал так: "Второй жертвой после "Тильбека" оказался второй небольшой корабль. Затем бомба попала на корму корабля "Кап Аркона", я в это время находился на носу корабля. Эсэсовское командование в это время сбросило лодки на воду и уехало. На корабле "Кап Аркона" поднялась паника среди заключенных. Заключенные потоком устремились на верхнюю палубу".
Как вспоминал Саломаткин, в это время вторая бомба попала в середину корабля, он загорелся и начал тонуть.
"Вследствие паники заключенные стремились вылезти на палубу, один одного с лестницы сталкивал и поэтому не могли вылезти на палубу и остались в корабле и с кораблем затонули. Я после попадания второй бомбы в корабль "Кап Аркона" вместе с другими русскими заключенными пленными бросился с корабля в воду", - добавлял Саломаткин.

Но и это было еще не все.
"Примерно в километре от места затопления корабля "Кап Аркона" появились торпедные катера. Увидев их, мы устремились плыть к ним навстречу, думая, что они нас подберут и спасут. Оказалось обратное. Солдаты, находящиеся на катерах, стояли и расстреливали из автоматов плывущих заключенных. Меня участь гибели (от) солдатской пули из автоматов спасла, потому что я не успел доплыть ближе к катеру, как это сделали другие, а находился я примерно метрах в 400 от катера", - рассказывал в письме Саломаткин.
"Видя такое дело, я повернул обратно и взял направление на берег. Берег еле-еле было видно. Плыл я без вспомогательных средств, при помощи своих рук и ног. Я тоже бы не выплыл бы на берег, как другие, но на мое несчастье пришло счастье, я проплыл уже порядочное расстояние, и начался прилив моря к берегу, это меня спасло", - вспоминал он.
По словам Саломаткина, в это время он уже совсем выбился из сил, и его волнами прибивало к берегу. "Я был в полусознательном состоянии. Я видел сквозь свои туманные глаза на берегу белые здания, движения людей, но я не мог различить мужчину от женщины. И когда я ударился грудью о берег, от радости я совсем потерял сознание. В это время наши русские концентрационеры, которые были посильнее меня, были уже на берегу, и они вытащили меня с берега моря и начали откачивать, и когда они меня привели немного в чувство, отправили в госпиталь. В это время там были англичане", - добавлял Саломаткин.
Издевательства со стороны союзника
Но испытания для выживших людей продолжились и на суше.
"Если про бомбардировку судов с узниками нацистских лагерей раньше уже писали и за рубежом, и у нас, то о том, что пережили спасенные, можно узнать только из рассказа Саломаткина", - поясняет Хохлов.
"После выхода из госпиталя я был в лагере спасшихся. Англичане относились к нам не так как положено. Они загнали нас в тесные помещения, кормили очень плохо, одной консервированной немецкой брюквой и шпинатом. Когда мы однажды запротестовали и не приняли пищу и требовали настоящей пищи, тогда нам ответили, что вы и этого не стоите, и двух человек заключенных забрали с собой, предъявили им саботаж и посадили их в тюрьму. Судьбу их так я и не знаю. Я уехал из лагеря, а они остались в тюрьме", - так продолжал Саломаткин свое письмо в мае 1949 года.

Тогда советские заключенные написали жалобу о плохом питании на имя генерал-полковника Филиппа Голикова – уполномоченного советского правительства по делам репатриации советских граждан из Германии и оккупированных ею стран.
"Через некоторое время коменданта города (Нойнштадта) сменили, и питание улучшилось, но все равно не отвечало требованиям, которые были выдвинуты на Ялтинской конференции, чтобы наши военнопленные пользовались пайком английского солдата", - писал Саломаткин.
"Действительно, 11 февраля 1945 года на Крымской конференции было заключено "Соглашение относительно военнопленных и гражданских лиц, освобожденных войсками, находящимися под советским командованием, и войсками, находящимися под британским командованием". Статья 1 соглашения предусматривала защиту освобожденных советских граждан", - рассказывает Дмитрий Хохлов.
А 21 марта 1945 года британский премьер-министр Черчилль даже обращался к советскому лидеру Сталину с посланием, в котором, в частности, говорилось: "Нет вопроса, к которому британская нация проявляла бы большую чувствительность, чем вопрос об участи пленных, находящихся в немецких руках, и об их быстром освобождении из заключения и возвращении на родину. Я был бы весьма благодарен, если бы вы лично рассмотрели этот вопрос, поскольку, я уверен, вы пожелаете сделать для наших людей все от вас зависящее, так же как я могу заверить вас, мы это делаем для ваших людей по мере того, как они попадают под наш контроль".
Спустя два дня Сталин ответил Черчиллю: "Что касается британских военнопленных, то у вас нет оснований беспокоиться о них. Они находятся в лучших условиях, чем находились советские военнопленные в английских лагерях, где они в ряде случаев подверглись притеснениям вплоть до побоев".
Отношение английской военной администрации Нойнштадта к памяти о погибших Саломаткин обрисовал в своем письме.

По его рассказу, некоторое время спустя с моря от потопленных кораблей начали приплывать трупы заключенных. Советские заключенные собрали комиссию, чтобы похоронить погибших с воинскими почестями в братской могиле, и обратились за помощью к английскому офицеру – коменданту Нойнштадта.
Но комендант, по словам Саломаткина, в итоге отказал советским гражданам. "Ничего я вам не дам, идите, хороните, как знаете и делайте сами какие можете почести, у меня для вас ничего нет. Так отнеслись англичане к нам – русским союзникам. И как мы смогли, так и сделали почести нашим товарищам, явившимся жертвой английской авиации. Так относились к нам англичане", - писал Саломаткин.
Он в своем письме приводил и второй эпизод, красноречиво показывавший истинное и притом противоположное отношение англичан к советским и немецким военнопленным.
"В это время англичане нагнали в город немецких военнопленных. Они ходили свободно, разгуливали, нападали и избивали наших спасшихся военнопленных, угрожали нас всех перерезать ночью, ибо они ходили с холодным оружием. После этих угроз мы пошли к английскому коменданту и заявили об этом", - написал Саломаткин. "Комендант только усмехнулся и никаких действенных мер не принял. Не получив удовлетворяющего ответа, пришли в лагерь и в лагере объявили своим людям, чтобы они достали оружие для самозащиты. Достав оружие, мы установили в лагере свою охрану и охраняли лагерь от нападения немцев. В таких условиях мы находились у англичан", - добавил он.
По словам Саломаткина, позже его взяли в военную миссию по репатриации советских граждан, где он "сталкивался с вопиющими фактами, являющимися враждебными Советскому Союзу". "Англичане выступали среди наших военнопленных, призывали не возвращаться в Советский Союз, особенно это было среди украинцев, латышей, эстонцев", - писал Саломаткин.

Политический расчет англичан
Хохлов рассказал, почему нацисты вывезли узников концлагеря в море, и что могло заставить англичан совершить чудовищное зверство.
"Возможно, агонизирующий нацистский режим готовил к затоплению суда с военнопленными, пытаясь таким образом быстро избавиться от нежелательных свидетелей его преступлений. Начальник гамбургской полиции Георг-Хеннинг фон Бассевиц на Нюрнбергском процессе рассказал об этом", - говорит Хохлов. По его мнению, также в пользу этой версии говорит и то, что изношенные механизмы лайнера были неспособны выдержать еще один рейс. "Тем не менее, обстановка на фронте развивалась так стремительно, что при подходе британских войск у заключенных оставался шанс выжить", - добавляет собеседник агентства.
Но англичане, в свою очередь преследуя политические цели, сконцентрировали все возможные усилия на овладении Любеком, указывает Хохлов.
Черчилль в те дни писал своему министру иностранных дел Идену: "Считаю приоритетным, чтобы Монтгомери взял Любек как можно скорее… Наше прибытие в Любек раньше русских друзей из Штеттина избавит в дальнейшем от множества споров". "Расстояние между этими городами составляет около 260 километров, то есть даже при сопротивлении противника Красная Армия могла пройти его примерно за две недели", - поясняет Хохлов.
По его словам, тем самым "политический расчет положил тысячи жизней, чудом выживших в нацистских лагерях пленных, между британским молотом и немецкой наковальней". Со 2 по 4 мая немецкие порты подверглись массированной бомбардировке британской авиации.

Вокруг трагедии 3 мая 1945 года до сих пор строится много конспирологических предположений, отметил Хохлов. В том числе существует мнение, что нацисты таким образом пытались осуществить провокацию и поссорить наступающих союзников, добавил он. "Но тогда логично было бы, чтобы советские власти обязательно в кратчайший срок узнали бы о случившимся. Также высказываются предположения о связи спасательной операции, проводившейся шведским Красным Крестом и в частности миссией Фольке Бернадота с погрузкой немцами заключенных на "Кап Аркону" и другие суда", - отметил Хохлов.
Для людей, изучающих ту трагедию, доступны результаты расследования, проведенного в июне 1945 года британским майором Ноэлем Тиллом, сказал Хохлов. "И в них говорится о том, что информация о заключенных, содержащихся на судах в Любекской бухте, 2 мая 1945 года была передана представителям британского командования. В частности, она была передана генерал-майору Джорджу Филиппу Брэдли Робертсу, командующему 11-й танковой дивизией, наступавшей в районе Любека. Однако по неустановленным причинам она не была доведена до других подразделений действующей армии, которые в последние дни войны были нацелены на максимально быстрый захват ключевых центров", - добавил он.
Политической задачей было показать свое непосредственное участие в боевых действиях против Германии и не допустить контроля Красной Армии над территорией, позволяющей развить наступление в направлении Дании, пояснил Хохлов.
По словам историка, память жертв трагедии 3 мая 1945 года в России не увековечена должным образом. В германских городах Гревесмюлене и в Нойштадте-Пельцерхакене, где были погребены останки жертв трагедии, проводились дни памяти в память погибших. В музее Нойнштадта в 45-ю годовщину открылась постоянно действующая экспозиция, посвященная событиям в Любекской бухте.
"Эта история еще раз подтверждает аксиому, что правду скрыть невозможно – рано или поздно она станет известна. Из множества разного масштаба трагедий состоит история войны. Сколько еще таких трагедий могут остаться неизвестны, если кто-то в свое время не оставил о них воспоминаний или где-то в архиве не лежит документ, содержащий какую-то информацию о них?" - сказал Хохлов. Задача историков – изучать и рассказывать об этом всем остальным, добавил он. "Чем яснее мы себе представляем события той войны и сопереживаем им, тем меньше шансов, что они повторятся", - подчеркнул он.

https://ria.ru/20210503/anglichane-1730957339.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

 

  • Upvote 4
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

 


Сколько еще таких трагедий могут остаться неизвестны, если кто-то в свое время не оставил о них воспоминаний или где-то в архиве не лежит документ, содержащий какую-то информацию о них?"

Уверен,что много таких документов ещё засекречено... Зато выставляют на показ то,что совсем не обязательно было скрывать в архивах...

Как то всё это не по людски...

  • Upvote 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
×
  • Создать...