Перейти к содержанию

Dag

Форумчанин
  • Постов

    618
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Информация о Dag

  • День рождения 19.11.1969

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Город
    ... ля, ... па

Дополнительно

  • Служил
    КЗакПО, Гадрутский отряд, 5-ая ПЗ
  • Ваше имя
    Даг
  • ДМБ
    21-12-1989
  • От Админа
    12938.png

Контакты

  • Сайт
    http://www.radiozjablik.se

Посетители профиля

5 703 просмотра профиля

Достижения Dag

Активист форума

Активист форума (6/20)

0

Репутация

  1. Случай на таможне По мотивам одноимённой песни на стихи Алексея Матвеева Кое-что, как иллюстрация к известной поговорке о семье. В общем – сказ про урода. Засередина 80-х прошлого века, где-то на Советско-афганской границе, таможня. Позади – поджидающая везде, в разном обличье смерть, за спиной... да всё осталось по ту сторону, теперь – ДОМОЙ!!! Однако не от радости встречи с Родиной порой плачут «дембеля»: тут, приятель, вой – не вой, если «дурь» или патроны у тебя в «дипломате», то не скоро увидишь дом родной. А ещё, практически в каждом втором, не считая каждого первого, (даже выбранного наугад) – фотоплёнки на долгую и дорогую память, что были тайно отсняты «за речкой», а у самых проворных – альбом. Тут тоже, хоть и не так сурово, но и веселья так же не наблюдается нигде ни разу: конфискуют, если не догадался сховать получше. В лучшем случае. Ну и везут по мелочи: в подкладке шинели – обалденных расцветок платки сестрёнке, маме и – честно дождавшейся девушке; на руках – по «Ориенту» себе и батяне; скудным числом «чеки» - в каблуках сапог... Да мало ли чего, для кого и где ещё? Тщательно потрошат на таможне «дембелей». Знают те прекрасно, что можно, а чего нельзя, но рискуют некоторые, от крайне большого ума или по какой другой причине. Они, как общеизвестно – «безответные» да и везут – не контейнерами, что с них брать, если «кто-то, где-то там, у нас порой...» это самое – и служебное соответственно пользует? Ладно, кто не без греха? Кидайтесь тогда такие булыганами смело. Жизнь – неоднозначна и сложна порой, при одновременной вроде бы простоте. Шеф контроля окинул взглядом «поляну» недрёманным зраком, всё как обычно - идёт деловая суета, сноровисто шмонают солдатиков. Вдруг профессионально отложилась бинокулярно на сетчатку некая несусветная, невозможная аномальность! Повернулся анфас – и верно, не померещилось: какой-то сержант с че-мо-да-ном! Нет, не так – с ЧЕМОДАНИЩЕМ!!! У таможенника форменным образом отвисла нижняя челюсть. Мегасаквояж был, прямо скажем, «мечта оккупанта» дочелночной эпохи. Хорош, ничего не скажешь! Майор поманил пальцем чуть ли не с радушно распахнутыми объятиями, приговаривая с кривой усмешкой прям по-джигарханянски: - Иди сюда, дорогой, без очереди. Небось, нет в Афгане дукана, где бы ты хоть разок ни побывал? Повернулся к коллегам: - Совсем обнаглели! Видно сразу и безошибочно, что страх – напрочь потер.. Запнулся, на полуслове. О взгляд того сержанта. Спокойный такой, с непривычным выражением. Не смотрят так обычно «срочники», эдак без невольной чинопочетаемости, въевшейся второй кожей за срочную службу. И вроде – без отмороженности. Непонятный какой-то взгляд – не бегает, не опускает сержант его долу... Отмахнулся внутренне, явно всё застил «верещагину» чемодан. - Ну давай, голуба, открывай, не томи! – говорит «несуну», с заранешней гадливой брезгливостью в голосе. Обернулся к сгрудившимся, за ради бесплатного спектакля, подчинённым из свободной смены: - Видали? И додумался же, ёж твою медь! Нет, всякого уже навидался, но вот «дембельский чумадан» не доводилось ещё! Страх как любопытно, что же он в нём решил провезти? Как о постороннем говорил уже, отстранённо. Будто о столбе или чурке с глазами. Ну да – чемодан тянул на нешуточный срок. За спиной слегка профессионально напряглись: эти, которые «оттуда» - всякие бывают. Видели и испытали такое за год-полтора, что иному и за всю жизнь не доведётся испробовать. Нервы от того ни к чёрту, того и гляди – заискрят, звенят натянуто, на разрыв. «А может он наркоша или вообще - контуженный? - прошелестел шепоток. - Вон, все признаки налицо – надо же было додуматься до сякого, правильно Старший сказал...» Притихло всё вокруг, замерло: и шмонающие, и их подопечные. Немая сцена. Да и интересно же, что там провозить взялся, чемоданно-то. Сержант удивил. Не завращал бешено глазами, не принялся рвать на себе ничего, не возопил, с надрывом: «Нате, жрите!!!»... Молча открывает чемодан и – прирос к полу таможенник: на свет божий неловко вылез овчар, с перебитой передней правой лапой. В мёртвой тишине прозвучало чеканное: - Не все мы наркоманы и воры! Не все из нас позабыли про совесть и честь! Кто-то из подчинённых главтаможенника опомнился первым: - А ветдокументы в поряд.. - Вот! – непочтительно перебил старшего прапорщика сержант, протягивая кожаную папку, которую не зазорно было бы держать в руках и маршалу. – Здесь все документы и разрешение. Следует на досрочный дембель, комиссованный по ранению. - А чего в чемодане, да ещё и закрытом?! – нашёлся к чему придраться дотошный старший прапорщик. - Покалеченное рекомендовали держать в тепле. Да и трудно ему на трёх лапах скакать. В левой глазнице – осколки, от света начинает слезиться, и ему ещё больнее становится. Повязку – стаскивает здоровой лапой, не нравится она ему. Ну вот поэтому и..., - развёл руками сержант. Посмотрел, улыбнулся, видимо вспомнив, что бить/добивать без пощады надо только врагов и когда они первыми начали, разрядил обстановку: - Очень нравится мне о семье поговорка... Недоумение у подавляющего большинства на лице. Пояснил: - Про то, что в любой семье – не без исключений! Заминка, а потом - грохнуло дружно, грохнуло – хорошо, аж окна задрожали!!! Анчар недоумённо смотрел на хохочущих людей и с обожанием поглядывал на Хозяина, стараясь не наступать на неудачно сросшуюся лапу. Теперь настал черед майора безмерно удивить окружающих: встал по стойке «Смирно!» и откозырял! Протянул руку: - Извини... За слова мои и за всё остальное... Ошибка вышла. Сержант пожал протянутую руку: - Бывает, товарищ майор. Я понимаю – служба. И... закрутилось дальше, будто кто-то невидимый кнопку «пауза» отжал. Таможня – дала добро... А к сержанту, чуть погодя, подошёл капитан медицинской службы: - Сам откуда, не с Москвы? - Нет, из Подмосковья. - Это очень хорошо. На-ка вот, - протянул листок бумаги, с рядом цифр,- позвонишь, скажешь - от Скрипача, расскажешь, что и как. Возможно смогут помочь. Бери-бери... У сержанта был вид, когда пообещали чудо и с трудом верится в него, и страшно обнадёживаться. - Дорого наверно встанет операция? – спросил нерешительно, вертя листок в руках. - А ты что, совсем пустой едешь? – удивился капитан. - Да можно сказать и так, практически всё, что было – на оформление ушло, чтоб побыстрей и точно положительный ответ был... - Не переживай и не волнуйся – там свой интерес будет. - Спасибо, товарищ капитан! Вот, возьмите, в качестве отдарка что ли, - протянул сержант всамделишный «паркер». - Тебе он нужнее будет, - усмехнулся медик.- Ну, бывай! Удачи тебе и твоему другу! - И вам – счастливо вернуться! – не остался в долгу сержант. Капитан опять улыбнулся, протянул руку, пожал и растворился в мельтешении вокруг. (Светило хирургической ветеринарии исправит косяки вынужденной кустарщины, излечив тем самым Анчара от хромоты. И достанет микроскопические осколки из глаза, сохранив зрение. Как известно, любое доброе дело – наказуемо: отныне у этой женщина стало два дня 8-го Марта. Каждый год, рассвет 28-го Мая встречал у неё под окнами море цветов. И дворник, о чудо, не возмущался. С ним поговорил кто-то, о регулярном «заносе в оркестр». Узнав причину, старик долго моргал, будто песок внезапно в глаза попал и попробовал отказаться от денег. Его убедили, что это – такая прибавка к пенсии, всё по-честнону. И вообще, какие проблемы есть/будут, вот номер, звони, уважаемый, не стесняйся... Но это – уже другая история. А пока – никакая боль не сравнится с неземным счастьем – быть рядом с тем, за кого снова, без сомнений, с радостью бросился бы опять на ствол или клинок.) Нет людей абсолютно плохих или хороших: в каждом и добра, и дерьма – в ту или иную плепорцию. Главное – что у кого побеждает, уверенней и чаще. И ещё – достанет ли мужества признать публично свою неправоту и поспешность в суждениях, что незаслуженно едва не обидел Человека. Где-то так. Да, если вдруг что: урод – это тот, кто не как все... точнее, не как в массе своей. Ну и уроды, очевидно – разные бывают. Например – наоборот.
  2. Благодарю за отзыв! С уважением.
  3. Штрих, из пограничного жития Необходимо пояснить предварительно, что лето в Закавказье, по вошедшей притчей прямо и глубоко во языцы непрохладности, имеет себе равных немного где. Особенно, когда вода на заставе - привозная. И вот пришла кое-кому из «срочников» светлая мысль - делать квас, благо сухарей в избытке, так как хлеб на той заставе был свой. Сказано-сделано. Не дурняком, а правильно обставившись само собой, сначала спрос на одобрям-с у НЗ испросив. «Таможня дала добро», предварительно сняв пробу из наугад выбранных трёхлитровых баллонов из-под компота, скудно-нечасто и крайне нерегулярно завозимого на заставу невидимым простому глазу плохишам автолавкой, помимо банок печенья «Мечта» и ящиков местного варенья «Алычовое». И процесс - пошёл. Народ заставской не знал куда деваться от внезапно свалившегося словно с прокалённого закавказского неба, (точнее - льющегося из банок из-под компота) чуть ли буквально не нектара богов. Замечательные утоляющие жажду свойства и, в качестве бесплатного бонуса - прекрасные, тонизирующие последствия. Но не долгим было счастье: заехал как-то НШ (начштаба) на ту заставу, из самого, понимаете ли, Отряда. С предвкушительной улыбой принялся шарить по огнетушителям, проверяя пожароостойчивость заставы. И чем дольше проверял, тем озадаченней становилась у него мина-лица: «НЕТУ БРАЖКИ! НЕ-Е-ЕТУ!!!» - ОТ ТАКИМИ БУКВАМИ проступало у него на челе всё чётчей, определённей и ясней некуда! Даже явственно вспотел от внезапной неправильности устойчивого вроде бы, (до заезда на ту плохишную заставу), бытия. Ему предупредительно поднесли запотевший, невысокий, широкий, люминеевый бокал, с ручкой. Глотнул подполковник и - чуть не поперхнулся, меняясь в лице с предударной апеплексикрасноты в простолбнячную бледность! Предупреждая естественный вопрос, пояснили, что – таки квас, тащ подполковник. НШ, передумав бледнеть, оживился и собрался пылко похвалить за смекалку и всё такое: объявить, с занесением куда следует, личное совсем уж приготовился было... Однако Насмешница-судьба, в образе начпотыла, повернулась к заставским - отнюдь не передом: майор громко прошептал подполковнику, что вообще-то - слабоАлкагальное!!! И... отныне пили на той заставе квас - тайно, хотя и не всегда - под непроницаемыми со стороны тыла покровами южной ночи. Не имелось у кустарного производства прохладительного напитка на той заставе потребных мощностей, чтоб по цистерне в одну голову выходило. Дабы слабое, перешло из количества - в потребное непотребное качество. И не настояться на жаре - выпивали только успевало дойти до квасной консистенции с кондицией, потому что был на заставе, в кои-то веки, почти полный (без 13-ти) комплект личного состава, а квасопроизводмощности, как уже говорилось выше - не те, не достаточные и весьма-весьма далёкие от промышленных... Да и зачем?! Ведь если очень надо да и не в ущерб службе когда, то можно всегда было и тутовки, и «прозрачной аки слеза» взять, благодаря теснейшей смычке военных и - народа!?
  4. С Новым, 2011 годом всех!!!
  5. Новогодний ЧГ Наверно на каждой заставе празднование Нового года в чём-то очень схоже. Повара стараются изо всех сил приготовить что-то особенного или - просто украшение любого пограничного стола: картофельное пюре из натуральной картошки, (замешанное на сливочном масле ужина/ночных доппайков) и – котлетки, не менее чем по две на каждого едока, а того лучше - три, из свежезабитой на подхозе свинки. Не говоря уж об остальных вкусностях. Добровольных помощников рабочему по кухне – хоть отбавляй. И если бы не "страшный" (старший) повар, то не столько помогали бы, сколько распробывывали. Остальные, в пику известной поговорке у военных, обретаются намного поближе к начальству, чем к кухне. Большинство, бдительно отловленных и уличённых в праздношатании зампобоем, занимается доукрашательством Ленкомнаты; меньшинство, наделённое от природы красивым почерком и/или изумительной координацией движений тонкой моторики, рисуют лозунги, пишут плакаты; намертво, на века, наклеивают "Моментом" художественную аппликацию, что у новом-то годе мы обязательно и ещё крепче догоним/перегоним/удержим за то-то или сё-то тех и этих, а потом - всех! "Срочники" "дед" Дед Мороз и без нескольки часов "старый" - предельно коротко стриженная Снегурка - морально готовятся. Особенно - последняя, в вывернутой мехом вовнутрь старой дублёнке жены НЗ, (о чём та так никогда и не узнала - о даре начальника заставы, во временное пользование, ради Праздника). Надо чтобы голос звучал понаженский похоже, хоть чуть-чуть. Уже с ненавистью смотрит на редкостный дефицит: куриные, сырые яйца, словно с неба раздобытые расторопным старшиной. Дед Морозный взглядом Сизифа обречённо обозревает холмик из 47-ми вещмешков с подарками в углу Дальнего кубрика. Плюс, отдельно - Первому, Второму, Третьему и его жене и Четвёртому. Хорошо хоть Пятый - из "срочников"! То есть один из 47. В общем, почти как в муравейнике: все при деле и чем-то заняты, в той или иной степени/виде относящимся к Празднику. Именно так, с заглавной буквы, ведь это для гражданских «С Новым годом! С Новым счастьем!», а для «срочников» - это ещё и наступление для некоторых «Дембельского года»!!! Когда одни «стареют» ещё больше, куда уже вроде и некуда, а другие бесповоротно перестают считаться «молодыми». Есть от чего пребывать в прекрасном расположении духа! Но что такое!?! Почему вот эти двое и те трое – особенно контрастно на фоне всеобщей приподнятости и окрылённости – сумрачно-насуплено мрачные?! Почему не на кухне и не в Ленинской комнате!? И даже не среди тех «залётчиков», кто старательно наводят предпраздничный ХЗР под чутким руководством да доглядом старшины!!? А, понятно – это первая смена ЧГ: на пост «Особый» и на Правый. И даже возможность самыми первыми, на законном праве, отведать новогодних яств – не радует. Вкусно - да, но на душе кисло: встречать Новый год им доведётся на службе, на границе. («А как же тогда ЧЗ!?» - заметят ехидно особо внимательные к мелочам. А что ЧЗ?! Он же полюбому на заставе остаётся. И хоть не со всеми в тепле, но всё же отсветы празднования упадут и на него, без каких-либо сомнений! Ну и всегда найдётся добрая душа-«годок» - вынесет миску «хмыря» и фляжку с... да с горячим, душистым чаем, ясен перец, а не с тем, об чём подумали некоторые.. Как для чего?! Подсластить часовому «пилюлю» так, что того и гляди – слипнутся у него личные, не снимаемые салазки. Так что у того или тех, кому на Боевом сообщили, про «новогоднюю» смену ЧЗ, всё изобильно обстоит.) Другое дело – когда идти на правый фланг: далеко, холодно... Дай, Аргус, на счастье лапу мне.. Не-не, не заднюю буйвола на сопредельной, ты что - свежайшей зайчатины объелся что ли!? И ведь даже кабаны прячутся, почему-то, именно в эту ночь, залегая мегахомячками в блицспячку, до позднего утра 1-го января. И одной отрады – белыми сигнальными ракетами, (всеми четырьмя), салют подвесить. На сводящую с ума радость окружному проверяющему, уютно отмечающему Новый год в персональном купе проходящего по тылу «первого Ереванского», к примеру. Хотя надо быть, ну я даже не знаю кем, (классически – язвенником и трезвенником как минимум), чтобы не Новый год отмечать, а чрез заиндевевшее купейное окно таращиться в темень. Хотя найдутся, обяза-а-ательно найдутся добрые люди, которые обобрали, тьфу ты, подобрали и обогрели-подогрели, в смысле - нальют, если вдруг сам не запасся. Да и чего? У НГ и диверсантов – тоже, поди праздник, потому как что-то не припомню даже в подёрнутых седой «древностью» былинах о призывах 80, чтоб сунулся кто границу нарушать ДО полночных ударов Московских Курантов. После – вполне может быть, ближе к пересменке дежурной смены, минуток за 20, где-то там, у нас, порой... Но рассказать хочется не о бедолагах первой смены ЧГ, а немного о второй смене ЧГ «Особого». Вторая-то – успела отпраздновать: и отведать праздничного стола, и даже «телик» посмотреть, а когда время пришло попоздравлять минуток несколько, понимаете ли, тогдашнему «первому лицу», они стояли оба-двое, экипированные, при полном служебном параде, на Приказе, в комнате службы. Раньше, чем надо. Ответственный, замполит, сделал вид, что так оно и должно быть. Привычной, невразумительной для посторонних-подслушивающих скороговоркой поставил приказ на охрану и защиту государственной границы. И аккурат, когда прозвучало ритуально заключительное: - ...Вопросы? - Приказ ясен, вопросов нет!... попоздравление - кончилось и раздался знакомый с детства для всех, звонкий, раскатистый, чеканный колокольный перезвон, неизменно предваряющий обратный отсчёт уходящего года, у нас. Вторая смена продефилировала не на выход, а - к дверям Ленкомнаты, почти синхронно с десятым, гулким ударом. И вот – двенадцатый, полночь!!! Что тут началось! Объятия и взаимные пожелания всего много и сразу - настоящее извержение вулкана, в хорошем смысле этого слова!!! Замполит стоял в сторонке и – не возражал, что вообще-то нарушают: с оружием, и не к «разряжалке» уже топают от главного помещения ПЗ, а всё ещё внутри оного. Вид у него был, как у чужого на этом празднике жизни. Ну, как поставил себя с подчинёнными, так и стоять будешь. Но, в Новогоднюю ночь, как всем известно, случается много чего волшебного: из Ленкомнаты, из общей сутолоки, выюркнул некий и, подлетев мелким бесом, восторженно провозгласил: - С Новым годом вас, тарищ лейтенант!!! Замполит... так самозабвенно тряс поздравлянцу руку, что со стороны, возникло даже опасение – не оторвал бы, на радостях. Вышли, зарядились под формальным присмотром приплясывающего от ядрёного морозца дежурного по заставе, (необдуманно выскочившего на улицу без бушлата), да и пошли службу служить. Выйдя из ворот и повернув налево, в сторону «системы» и Аракса, обогнули выгородку и по шпалам, по шпалам, к вышке «Особого». Младший ЧГ, с неуставным позывным «Шаляпин», чему-то своему усмехнулся. Обернулся и пояснил старшему, напев добротно приглушённым, бархатным шёпотом: «Опять от меня сбежала, Последняя электричка. И вот по шпалам и вот по шпалам, Бегу по привычке...» Теперь давились от сдерживаемого смеха оба и идти как-то сразу стало намного веселей. Прибыли. Поздравили первую смену ЧГ с Наступившим уже новым годом, приняли 10-й Левый под охрану. Пожелали возвращающимся на заставу – приятно допраздновать. Те, в ответ, традиционно – удачи! Шаляпин тут же принялся негромко напевать: «Дан приказ, второй – на Запад, Им – в другую сторону...» В точку – идут смены в строго противоположном направлении: одни к заставе, другие – к стыку с 9-м Левым. Подсвечивая ФАСом, осматривают "систему" и контрольный валик за ней. И подумалось: да какая, в принципе, разница: где именно тебя застал бой Курантов? Ведь в СТПВ что сказано? «Государственная граница СССР охраняется непрерывно, на всякой местности, в любую погоду, в любое время года и суток и во всяких условиях.» То есть без перерывов на обед, выходные или праздники. А это высокая честь – хранить покой своей страны всегда и везде, где бы ни прихватила пограничников даже Сама Новогодняя Ночь. И - огромное доверие. Не оправдать которое – не то, что невозможно, а просто – немыслимо. Я – так считаю. И поднимая бокал Шампанского, под новогодний перезвон с телеэкрана, без вариантов, пью в честь тех, кто и на Границе, и на посту или в карауле - на земле, в воздухе, на воде и под водой – за всех тех, благодаря кому мы снова можем спокойно и безмятежно встретить очередной Новый год! Ну, за всех без исключения защитников нашей Родины!!!
  6. Моя книга о "Пайке", в библиотеке Мошкова: _http://lit.lib.ru/t/titor_r_w/В качестве ранне-Новогоднего подарка, всем!
  7. С днём Рождения и многия лета!!! Прошу извинить, что с большим запозданием поздравляю.
  8. Полиглоты по-пограничному или кое-что о моментальной находчивости -... Сколько времени? - Пятница! - Да, точно, скоро лето!... Из нечаянно подслушанного радиоразведкой сопредельщиков диалога, по проводной связи одной, отдельно взятой на радиокарандаш, советской линейной погранзаставы. У "слухача", по непроверенным оперативным данным, случился непредвиденный вывих мозгов, но выносили тем не менее - головой вперёд, лучезарно улыбающегося всем нечаянно встречным-поперечным. Чего тут скажешь? Слабеньким оказался. То ли дело наши, зубры-матёрые человечищи!... ...Южная граница страшно миролюбивой страны СССР, Н-ская застава, где-то после 22 часов ночи. Призрачным серебром заливает окрестности "пограничное солнышко", притихли, утомившись за день, ночные, горные соловьи-кукушки: неприкрыто ничем, нигде, ни разу тишь, гладь да божья благодать, можно сказать - пастораль. Точат дембель с/с-ники в кухоньке, на питомнике: вытачивают, шлифуют, наклеивают художественной аппликацией, проходятся по слоёному утюжком, на автономной каменноугольной тяге. Для конспирации да на всякий пожарный, (штирлицы и исаевы в одном флаконе), подопечных тут же расположили. Типа, если вдруг что - индивидуальную санобработку наводят на собачек - зубы им заговаривают. Внезапно, без заранешно-заблаговременного предупреждения - незнакомое, начальственное топотание воздушного балерона-слона, (но, как водится - без пачки и пуантов)! Только успели заныкать неуставное рукоделье, распахивается дверь и на пороге - соткался из кромешной не совсем темноты... незнакомый майор! Немая сцена, куда там "Ревизору". (А ЧЗ неудержимо и непонятно с чего заикалось вдруг.) Окинул проверяющий архимедовским взглядом мини-массовку "уголок Дурова" да и спрашивает, с ехидцей, попутно блеснув эрудицией: - И чего это мы тут делаем, а? Чем занимаемся на ночь глядя да ещё и после общего отбоя? Ждёт, с крайне поощрительным видом "Ну-с, чего мне втирать станете, а, а?" Подрывается с табурета сержант-инструктор с/с, вытягивается образцово-показательно и чеканно рапортует: - Доводим подопечным боевую задачу, на эти пограничные сутки, товарищ майор!!! Экспериментальная дрессура! Майора явственно шатнуло в дверном проёме невидимым прорывом ветра и он поперхнулся заготовленным полусловом! Резко изменившись в лице, глубокомысленно и понимающе кивнул: - Дело нужное, да. Блицподумал себе немного и веско добавил: - Молодцы, продолжайте! - Есть продолжать! - гаркнули знатные пограничные "куклачёвы", на доверии. Уходил с питомника майор-проверяющий, как по подушкам. Чуть позже, в канцелярии, бледному от неожиданности визита начальнику заставы, выслушав сбивчивый доклад, уставясь как бы в себя раздумчиво затуманнем взором: - Слушай, капитан, а у тебя в отделении службы собак бойцы что - с собаками могут разговаривать!? НЗ, даром что ли уже три года на Н-ской заставе прослужил, даже глазом не моргнул: - И не говорите, товарищ майор! Они меня когда-нибудь разорят!!! Дубль два у проверяющего, образцовое обалдение. НЗ, явно придя в себя и спохватившись, традиционно проявил было искреннее хлебосольное радушие пополам с гостеприимством, но майор, нерешительно потоптавшись на пороге канцелярии, энергично отмахнулся: - Не буду вам мешать, работайте! Поеду-ка я-ка дальше, и так ведь видно, что службу знаете туго, все, от мала до велика!!! И отбыл. А дальше был... "испорченный телефон", строго перпендикулярно вверх, до самого до... В общем, выше - некуда уже, почти. Председатель неурочно вызвал командующего ПВ КГБ СССР, и, поговорив для отвода глаз о том, о сём, не на шутку огорошил: - Слушай, у тебя что - пограничники с собаками могут разговаривать!?! Генерал армии, даром что ли поставленный главным над советскими погранцами, мгновенно нашёлся: - И не говорите, товарищ Председатель, они у меня такие, у них - любой заговорит! Да чего там - заговорит, запоёт!! Одно слово - полиглоты!!! Председателю Клуба Глубокого Бурения определённо хотелось кое-что уточнить, но он, почему-то, не стал. Наверно крыть было нечем: сказано же русским языком, просто, кратко и понятно, по-пограничному - потому что полиглоты и точка! Граница ж на замке и всё такое. А уж как они там шуруют, на самом Порубежье и вокруг да около оного, какими такими разводными ключами или вообще - торцевым на 19-ть - загадочные слесарЯ/знатные собаководы/ и прочая, и прочая, лучше особо въедливо и не интересоваться - сон крепче будет...
  9. Dag

    ВПБС 91-92

    Да уж, кроватка - прочно потеряла товарный вид.
  10. 1. Моя парадка. 2. Офицерские пуговицы. 3. Погоны со вставками, буквы, сами знаете из чего. 4. "Слоёный" шеврон. 5. Заколка галстучная. Всё. Далеко от тех попугайских прикидов, что по ссылке, по-моему. __________________ Перезагрузи фотографии с размером, разрешённым Правилами форума (не более 900 пикселей по большей стороне). Модератор devilANS.
  11. Мой Основной пограничный знак, на 9-м левом, за номером 42. Фото - историческое: знак уничтожен нацосознавшимися в 1992 году, после вывода Отряда в Дагестан. На фотке - не я, а Ноябрь 77, старшина заставы.
  12. У меня - чутка поменьше, 21 год. По теме: не надевал фуру, но у меня дядька, Май 84 на Китайской служил и мой младший брат Май-2000, тоже фуру не мерял. Просто у нас в посёлке традиционно в ПВ брали, у нас где-то с треть в ПВ служила срочку.
×
×
  • Создать...