Перейти к контенту

Рекомендуемые сообщения

Покушение

 

В прошлом году посадил грушу. "Январская". Сорт поздний. Обещали, что урожай будет храниться до Февраля. По этому поводу вспомнил события армейской юности: Я служил в Абхазии. Как-то раз поздней осенью или даже в начале зимы, когда в прозрачном воздухе сверкают яркие снежные вершины Кавказских гор, а в исключительно ясные дни виден противоположный турецкий берег, к беспечной радости за воротами части мне повстречались моряки-пограничники с моего же корабля. Я там от тоски с любопытством изучал южную природу, а ребята, видимо, в выходной день тоже решили прогуляться. Кстати, местность представляла собой плато или равнину от побережья Чёрного Моря до Кавказских гор, в этом месте горы отстоят от берега необычно далеко, 80 км (это я потом уже посмотрел) : небольшие холмы, пастбища, замысловатые деревья, эвкалипты, заросли опасно могучей ежевики, речки с прозрачной, но тёплой водой, ближе к морю заболоченные низины с охотой по перу в зимний период, ржавая железная дорога и какие-то пустынные огороды с остатками кукурузы и стручками сухой фасоли на заборах (лобби), видимо, нечто наших дач. Разумеется, всё это не имело никакого значения в общепризнанных ценностях коллектива. Но не надо полагать, что команда была столь же наивна, как их юный командир. Тем не менее, в силу офицерского звания я возглавил группу, в надежде набрести на трофеи или на худой конец поживиться чем-нибудь съестным вроде фруктов: первое, в следствии войны, а второе, потому что всем известно, южная природа горазда на фрукты. Это конечно преувеличение, за два года службы я видел всего один мешок фруктов, и то весьма посредственного вкуса. Мне в компании стало веселей, а официальный статус, который приобрела возглавленная экспедиция придал уверенности участникам. Таким образом мы забрели достаточно далеко, но когда на пути появились признаки поселения на дороге нам повстречался абхаз, который предупредил, что в случае дальнейшего продвижения возможно покушение. До заманчивой цели оставалось совсем немного, а возвращаться несолоно нахлебавшись надо было километров 12. Решили идти дальше, тем более, что было весело и всю дорогу ничего не предвещало неприятностей. Я не могу вспомнить, что там произошло. В памяти осталась только высокая, большая груша в центре села. На виду у немногочисленных жителей мы сорвали несколько плодов, но груши оказались настолько твёрдыми, что их невозможно было укусить.

 

https://www.facebook.com/100003931632985/videos/2411714982302866/

https://vk.com/video15803570_456239065

Изменено пользователем Николай Антоненко
  • Хорошо! (+1) 2
  • Плохо! (-1) 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 1 месяц спустя...

Лягушка

 

Отдыхаю я этим летом у себя на родине. Как-то раз у уреза воды, было дело. Вижу вдоль берега плывёт лягушка, да как бросится на меня! Я еле отскочил. Никогда не понимал лягушек, а здесь совсем пришёл в замешательство. Это как с лягушкой обращаться надо, чтобы она на людей бросалась?!

 

http://f25.ifotki.info/org/e50f7bff249437acd4bea70d5feeb3a25f6aea350419703.jpg

https://sun9-36.userapi.com/c633916/v633916564/37f1e/AgynlYyZHbk.jpg

https://sun9-16.userapi.com/c855536/v855536744/c033e/SD_W1iniw2E.jpg

https://sun9-14.userapi.com/c855536/v855536744/c0334/TfARDBw_6ew.jpg

Изменено пользователем Николай Антоненко
  • Хорошо! (+1) 2
  • Плохо! (-1) 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Никем не понят и не признан,

Ходил по кораблю, как тень,

И занимался онанизмом,

В международный женский день! 

  • Хорошо! (+1) 2
  • Плохо! (-1) 4
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В прошлом году посадил грушу. "Январская" ...

 

 

5af54099eb27.jpg

Изменено пользователем Николай Антоненко
  • Хорошо! (+1) 1
  • Плохо! (-1) 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лягушка

 

Отдыхаю я этим летом у себя на родине. Как-то раз у уреза воды, было дело. Вижу вдоль берега плывёт лягушка, да как бросится на меня! Я еле отскочил. Никогда не понимал лягушек, а здесь совсем пришёл в замешательство. Это как с лягушкой обращаться надо, чтобы она на людей бросалась?!

 

 

 

d67ab2b0351b.jpg

 

eedf55aa3acc.jpg

Изменено пользователем Николай Антоненко
  • Хорошо! (+1) 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 4 месяца спустя...

Незадолго до увольнения, мне в результате незамысловатой коммерческой интриги с использованием служебного положения, удалось выманить у заводского электрика заготовку к Кавказскому кинжалу. Я хотел приспособить откованную полоску под Японский ножик. Но увёз с собой необработанную. 20 лет лежало железо, прежде чем замысел воплотился в ножик (made in Belarus). Очень острый, но мягкий. Хорошо точит карандаши.

 

c814c0664912.jpg

  • Хорошо! (+1) 2
  • Плохо! (-1) 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

По моему скромному мнению, в парадных порядках пополнения Каспийской бригады (на кадрах любительской видеохроники), легко угадываются кандидаты в наёмники Абдулы.

 

4c4d7906a5aa.jpg

  • Хорошо! (+1) 2
  • Плохо! (-1) 2
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 1 месяц спустя...

Перестройка пошла немножко не туда, потому что из ресторанов исчезли офицеры. (с)

 

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Перестройка пошла немножко не туда, потому что из ресторанов исчезли офицеры. (с)

 

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

С корабля на бал
 
На выпускном курсе военно-морского училища я проходил практику в г.Новоросийске. 
Промозглыми зимними вечерами в кают компаниях прикованных на зимнюю стоянку погранично-сторожевых кораблей в умах гардемаринов зрели планы по осуществлению романтических приключений, но ввиду скудного материального обеспечения культурные мероприятия были обречены символизировать позорные, варварские набеги на берег. Очевидное неравенство в финансовых возможностях в самом скором времени заставило вовсе отказаться от массовых мероприятий. Некорректное ведение дел неизбежно обращало корабельный уклад в тяжёлый режим и лично у меня ничего кроме гипертонии не вызывало. Поэтому предложение отметить практику в ресторане от недавно прибывшего на корабль командира электро-механической части было по деловому воспринято моим напарником и с радостью воспринято моими распухшими мозгами, когда меня посвятили в замысел. С лёгкостью голодных ног, промозглым зимним вечером меня в компании моих боевых товарищей понесло в ресторан "Бригантина". Но к моему сожалению, по достоинству оценить кухню не удалось - переговоры с официантом увенчались бутылкой водки, салатом с кусочком хлеба и тарелкой лимонов. В огромном зале оживлённая сцена и шумные компании зажиточного бомонда находились на значительном удалении от отведённого нам столика возле дверей. С такого расстояния сложно было как следует присмотреться к жизни богемы. К тому же в самом скором времени, всё внимание пришлось уделить непосредственным событиям. Как только я по морской традиции мужественно заставил себя выпить первую рюмку, к нам за столик подсели женщины лёгкого поведения. И без того негодное дело осложнялось тем, что у молодой на ноге была лангета, а старшая в потрепаном пальто женщина вероятно была её мать, что впрочем ничуть не смущало моих спутников. Продолжение безобразия обещало быть возмутительным, но неудобно было отказать авторитетному спонсору. Надеяться, что придётся открыть счёт победам на личном фронте было немыслимо и я стал канючить вернуться на корабль, а когда дело дошло до танцев обезумевший бежал на корабль. 
Потянулись длинные безрадостные дни и в отличии от снискавшего у абхазской женщины успех моего товарища, я в конце-концов был избит голодными матросами в столовой команды.

 

6143cdec5be7.jpg

  • Хорошо! (+1) 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • 5 месяцев спустя...

48a2d7b2a256.jpg

 

Друзья! 

Недавно я прочитал книгу Нины Алексеевой "Записки Любовницы" и подготовил по мативам произведения серию передач "Заметки Садовника". В них я расскажу о своей московской знакомой, с которой успел подружиться на страницах её книги. 

Все вы видели выступление артистов на День Города или 9 Мая, которые задорными, боевыми частушками поднимают нам настроение. Вот одной из таких артисток была Нина Черменская. Сперва она была певчей в церкви, потом числилась в хоре НКВД. С сольными концертами её иногда приглашали в особняк по ул.Качалова, между прочим, там хорошо кормили.. 

Это интересная история! Попрошу вашего внимания!

 

 

 

24d4db5728c7.jpg

Изменено пользователем Николай Антоненко
  • Хорошо! (+1) 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Нины Черменской Глава I
 
13aaf83a0e41.jpg
 
Нина Черменская родилась в январе 917 года в уездном городе Лебедянь Рязанской губернии. Город Лебедянь был знаменит своей ярмаркой, на которой продавали лошадей. Её предки были людьми благородными, но бедными. Это их и спасло, их не затронул революционный террор, все они вскором времени умерли сами. По отцу она была из семьи священника. А её мама с отличием окончила Тамбовкий институт благородных девиц, на старших курсах руководила студенческим хором и была награждена партитурой оперы Михаила Глинки "Жизнь за царя". Её бабушка водила дружбу с матерью И.С.Тургенева, помещица отличалась сварливым, деспотичным характером (особенно в отношение сына у которого была дочка от крепостной крестьянки), но приглашала подругу в гости для компании, а та пела ей романсы. В семье мамы была фамильная брошь, которую Екатерина вместе с вольной даровала крестьянину Иванову за то что он выручил её в пути. После окончания института мама вернулась в Лебедянь и преподавала в гимназии Немецкий язык, а отец Нины был её учеником. Когда молодые люди поженились, то стали жить в доме родителей мужа. Как-то раз когда маленькая Нина спала в кроватке из комнаты бесследно исчез дорогой браслет. После этой истории уволилась её няня Наталья и чтобы ухаживать за ребёнком взяли Раису. Вскоре дед выпилил в саду засохшую тую в котором было дупло, в дупле гнездо филина, а в гнезде нашли пропавший браслет и две серебряные ложки. Мама поспешила к Наталье, но Наталья уже померла. - Филин виноват! Когда Нине было 5 лет её родители уехали в Москву и девочка осталась в доме деда. У отца в Москве с дальнейшим образованием возникли проблемы - ему, как сыну попа, везде отказывали. С большим трудом ему удалось поступить в Темирязьевскую академию. Днём он учился, постигая премудрости ветеринарии и агрономии, а вечером дежурил в комендатуре Наркомзёма на Старой площади, где ему дали комнату. Иногда родители забирали девочку к себе и как-то раз в скверике они с мамой встретили старичка с большой лысиной и женщину, это были Ленин и Крупская, Владимир Ильич холодной рукой погладил девочку по головке и показал редкие жёлтые зубы. У деда Нины в Лебедяни было 20 детей (выжили только 4: две тёти, отец и д.Миша - все они жили в доме деда), когда родилась Нина бабушка уже померла. Дед был настоятелем небольшой церкви и у себя в доме принимал пилигримов. В саду под яблонями на коленях деда Нина набиралась уму-разуму в философских беседах, которые вёл дед с путешественниками. Когда Нине исполнилось 8 лет родители забрали девочку к себе и в школу она пошла в Москве. Во время учёбы в академии отец сошёлся с профессором Чаяновым и под его руководством написал научную работу о роли земского агронома в аграрной политике. Когда реформы закончились, Чаянова объявили врагом народа, а над отцом нависла опасность. 
              Научную работу пришлось уничтожить и устроится на работу в подмосковный совхоз. Между прочим, к тому времени у Нины уже появился младший братик. В Волоколамске на базе коммуны для беспризорников, которая размещалась в Волоколамском монастыре, из окрестных деревень был организован совхоз по выращиванию овощей и отец стал там агрономом. К сожалению, беспризорников преследовали неурожаи и отца арестовали. Ему удалось оправдаться, через неделю он вышел из тюрьмы, но был весь седой. Стало понятно, что с партийным руководством ему не сработаться и он переводится заведующим учебной частью в сельскохозяйственный техникум в совхозе Новый Быт Серпуховского р-на, который кстати тоже размещался в монастыре Давидова пустынь. В техникум принимали молодых людей в возрасте 16 лет, а Нине в то время было 13, но отец уладил эту формальность и Нина становится студенткой с/х техникума. По служебному положению отец отвечал за подбор преподавательского состава и таким образом Немецкий язык в техникуме стала преподавать жена внука Пушкина. Это была культурная, образованная женщина, лично видевшая Вырубову и Распутина (а жила она в захолустье ещё хуже чем Новый Быт, преподавала в школе с. Лопасня - отец предложил ей с большим окладом преподавать этот предмет в техникуме). У Пушкиных, Юлии Николаевны и Григория Александровича, была хорошая старинная библиотека, и Нина читала редкие книги. Таким образом, семья Пушкина оказала самое благотворное влияние на духовное развитие девочки. В 30-е годы началась поголовная коллективизация и по указанию из Серпухова, тройки студентов отправляли по дворам переписывать имущество, агитируя вступать в колхоз и выявляя кулаков. Такая политика на местах была чревата неприятностями. Коллективизация шла плохо (не шли подмосковные огородники в колхозы) и над отцом снова нависла угроза. В 32-ом году он возвращается в Москву. У отца был друг в Бауманском райсполкоме, который устроил его в Наркомзём. От Наркомзёма они получают комнату в коммунальной квартире по ул.Ново-Басманной, 10.

История Нины Черменской Глава II
 
0cc236cd41a3.jpg
 
Экономическое положение было тяжёлым: папа работал в Наркомзёме, а мама преподавала в школе. Отец, конечно, давал детям деньги на мелкие расходы, но взаймы - всё записывал в особую тетрадь. Чтобы в меньшей мере быть зависимой от родителей, Нина определяется певчей в Ёлоховский собор, получая плату после каждой службы. Между прочим, там в 1799 году крестили Сашу Пушкина. (В книге не указано, затрудняюсь вообразить, что можно затеять в столице, имея на карманные расходы) 
В 37-ом году Нине, естественно, исполнилось 20 лет, она закончила 9 класов вечерней общеобразовательной школы и собиралась продолжать учёбу. Отец советовал ей поступать в литературный институт, но Нина хотела стать певицей и мечтала о сцене. Попозорившись перед Е.Ф.Петренко на подготовительных курсах, она поступила в Московскую консерваторию и стала заниматься по классу вокала. Однажды, около метро "Охотный Ряд" по дороге на занятия она познакомилась со своим будущим мужем Алексеем Буровым. Молодой человек был вдовцом и от первого брака имел девочку. Закончил Баумановское училище, работал в НИИ инженер-электриком и читал лекции в техникуме. Он мог произвести впечатление. Молодые люди поженились. Бывая в гостях Нина видела в каких тяжёлых условиях живёт девочка. Отец Бурова был сапожник, не совсем сапожник - бухгалтер в сапожной мастерской, нрава был скандального и буйного. Как-то раз Нина, в тесной комнатушке Буровых стала свидетелем ужасной сцены: отец в подпитии с кулаками бросился на мать, Буров скрутил отца и связал. (Представляю, какие любовные страсти кипели после таких бурных событий) Вскоре у Нины родился сын. Нина удочерила девочку. Буров, Нина, сын Юра и дочка Галя вместе с родителями Нины и братом Володей стали жить в комнате на Ново-Басманной. Зять в доме поставил себя как рьяный, безжалостный представитель рабочего класса, грубиян, любитель оскорбить. Не раз он давал указания тёще как действовать на коммунальной кухне, доставалось и тестю насчёт родословни. Кстати, брат деда в Лебедяни - Пётр, в это время угодил на 15 лет в лагеря за книгу о родном крае. 
В отличии от интеллигенции, деньги у Бурова водились постоянно, и немалые, но тратил он их неохотно - копил на свой дом. - Уважающий себя человек должен иметь копейку на чёрный день! Не видала Нина денег и после того как они разошлись (надо же было купить свой дом!). Вскоре от Бурова стали приходить письма из Польши. Оказывается, его мобилизовали и он во время компании 39-го года оказался в Гродно, где по недоразумению попал в тюрьму. Видя тяжёлое положение ученицы, Елизавета Фёдоровна Петренко в 40-ом году порекомендавала студентку в хор НКВД. С церковным хором, конечно, пришлось расстаться. Неожиданно из деревни пришло письмо от Раисы, в котором она просила разрешения приехать. Таким образом, место зятя в комнате заняла няня.
 

История Нины Черменской Глава III
 
0e467b425cea.jpg
 
После разрыва с Буровым, врач отоларинтолог ведомственной поликлиники в Варсонофьемском переулке Иван Иванович Щербатов познакомил Нину с главным врачом Георгием Матвеевичем Новиковым - генерал-майором медицинской службы, вдовец, который имел двух сыновей, но они были уже взрослыми и хорошо устроенными. Новиков был много старше Нины и абсолютно лыс. Вскоре после знакомства Георгий Матвеевич пригласил Нину в ресторан. Ресторан "Националь" пользовался особой популярностью у иностранных дипломатов и журналистов. Их сопровождали Щербатов в штацком и артистка ансамбля Ирина Глазенберг - жгучая брюнетка с неиссякаемой энергией и жизнерадостностью. 
Зал был полон, стоял гул голосов. Пока директор ресторана лично провожал их к свободному столику, Нина чувствовала на себе множество взглядов. Больше всего процессия напоминала новобрачных: Нина в белом костюме с розами, генерал в парадном мундире и двое гостей. За процессией тянулся едва уловимый шлейф французских духов, которые Нине на день рождения подарила подруга Таня Егорова, а ей их привёз из Франции Михаил Кольцов. 
Меню надо зачесть в оригинале: стр.82 
За столом Новиков серьёзно расспросил Нину об отце и узнав обстоятельства дела попросил познакомить с коллегой. 
После ресторана они стали часто встречаться и сплочённой за праздничным столом дружной компанией, ходили в театры, на выставки, ездили по ландыши. Это был совершенно другой уровень! Как-то раз, на каком-то празднике они с Буровым в парке отдыха зашли в кафе, где Буров преподал Нине урок предприимчивости: поймал муху и подкинул её в тарелку, затеял скандал и с удовольствием "умял" вторую порцию люля-кебаб. 
В июне 41-го ансамбль отправили на гастроли в Литву. 22-го грянула война. Артисты сняли форму и под шквальным огнём дальнобойной артиллерии противника покидали Прибалтику в гражданском платье. В Москве Нину ждала страшная весть - смерть мамы. Отец в звании полковника оказался в интендантских войсках и постоянно был в командировках, под Смоленск он взял с собой маму, а вернулся один. ( В книге не указаны обстоятельства смерти, мне кажется, Нина так и не простила отцу потерю мамы.) С первых дней в Москве, как и во всей стране, обострилась продовольственная ситуация, были введены карточки. Пайки по ним выдавали скудные и источником пополнения продовольствия стал натуральный обмен. Вскоре отца направили в Среднюю Азию заготавливать лошадей для Красной Армии. Брат Володя попал в лётное училище. В комнате на Ново-Басманной остались Нина с детьми и Раиса. На улицах и в умах обывателей царил мрак - никто не знал что происходит, все ждали скорого разгрома врага. 
По возвращению из Литвы Нина позвала Новикова к себе в гости, Раису с Галей услала к свекрови, а сама с Юрой принимала гостя. Георгий Матвеевич принёс роскошный набор продуктов. 
Ансамбль перевели на военное положение, артистам поставили задачи: выступать с концертами перед убывающими на фронт и ставить градусники раненым, которые стали прибывать в госпиталя. К августу пошили отличную форму, сфотографировали и отправили с гастролями на фронт.
Изменено пользователем Николай Антоненко
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Нины Черменской Глава IV
 
50104e4acaf6.jpg
 
Перед гастролями Нина позвонила Новикову и Георгий Матвеевич предложил Нине подумать о пребывании в ансамбле, в любом случае пообещал позаботиться о детях. Нина пришла проститься к Новикову на работу, чтобы решить свою судьбу у них было ровно 5 мин., потом в кабинет стали ломиться санитары и требовать врача к больному, а вечером в гости к Нине нагрянула свекровь, тут уж дело в любом случае стало попахивать скандалом и они простились по телефону, так и не став близки.
Ранним утром ансамбль в больших крытых машинах покинул столицу! 
Гастроли затянулись почти на полгода. План "Барабароса" ставил задачу взять под контроль Европейскую часть СССР, оттеснить Советскую власть за Урал. Когда блицкриг забуксовал начался пир сатаны, безжалостное уничтожение живой силы с обеих сторон, кровавый бал тёмного князя. Артисты были на передовой, благословляя бойцов на ратный подвиг, ни раз и не два сами попадали под обстрелы и бомбёжки. 
Пока Нина была на гастролях, к ней домой несколько раз приходили красноармейцы, приносили отличные наборы продуктов "от месткома"; передали письмо с фронта, правда, само письмо потерялось, в конверте были только деньги. Раиса даже похвалила "местком" за заботу о фронтовиках.
Когда Нина вернулась в Москву, то узнала что Новиков попал в санаторий закрытого типа и будет на работе не раньше середины января.
С продуктами стало совсем плохо, дети проглатывали скудный паёк в один момент! И понесла Нина мамины драгоценности в магазины коммерческой торговли - "торгсины". 
Соседка по коммунальной квартире Таня Егорова с сыном и мамой уехала в эвакуацию в Свердловск. Таня Егорова заселилась в квартиру в 34-ом или 35-ом году и была дочерью Маршала Егорова Александра Ильича, расстрелянного в 39-ом году, у Нины с ней были дружеские отношения. (Лично у меня в доме ни одного генерала, а тут, понимаешь, "коммуналка" и дети маршала!) Потом она вышла за муж за артиста МХАТа, стала Кузнецовой. стр. 122
 
Я хочу сказать, имена и биографии знакомых оказывали очевидное влияние на судьбу героини и близких ей людей. Но не буду утомлять слушателя ухмылками фортуны и превратностями судьбы, которые мне удалось подметить. 
 

История Нины Черменской Глава V
 
38e20b9a8f2a.jpg
 
             Новый 1942 год Нина собиралась встретить дома, напечь ржаных лепёшек, посидеть вечером с детьми и Раисой. Но за три дня до Нового Года неожиданно получила приглашение от Лиды Кулешовой, из ансамбля. Та посулила ей выгодное знакомство, мол будет сестра с мужем - сестра директор спец.магазина, знакомство может оказаться полезным. Последний аргумент, учитывая продовольственную ситуацию, сыграл решающую роль. 
                Приколов к платью бриллиантовую брошь и захватив серебряную ложку, в подарок, Нина отправилась в гости. В гостях, Нину познакомили с молодым мужчиной, которого ей представили, как дипломатического работника.
                Стол ломился от вин и закусок! В компании оказался и пианист и патефон для танцев, и вечер удался на славу. Под утро дипломат повёз Нину кататься на машине. 
                Только-только начинало светать, шёл густой неторопливый снег. Город остался позади. За окном плавно и послушно идущей легковой машины мелькали лесные просеки, рощи, берёзы и ёлки - всё было в снегу. Машина свернула на просёлок и остановилась. 
 - Есть предложение отметить наше знакомство хорошим тостом! - сказал водитель и пригласил женщину на заднее сидение. В руках у него оказалась бутылка вина, плитка шоколада, в пакете груши - сочные, янтарные.
Знакомство оказалось таким бурным, что брошь осталась в машине. Видимо московские дамы никогда не упускали возможность "пришпилить" дипломата. Но оказалось, что это никакой не дипломат, а полковник НКВД - Иван Ребров! Это выяснилось на следующий день, когда Ребров в форме полковника и каракулевой папахе, приехал занести оброненную вещицу. 
 

История Нины Черменской Глава VI
 
5c1278c9d524.jpg
 
               Сестра Лиды оказалась весёлой женщиной лет 30-ти, а её муж остроумным собеседником. Пианист - аккомпаниатор из ансамбля, на вечере он исполнил мелодию "Маска" из к/ф "Петер" (Маска, маска! Не раз бывали мы вдвоём. Помню ласку, лукавый взгляд в лице твоём.) В отношении нового знакомого у Нины сразу появилось предчувствие, едва он помог ей раздеться и сладко облизнулся / улыбнулся. Весь вечер он настойчиво ухаживал за дамой и когда утром предложил подвезти до дома, повёз в лес. Он, конечно, извинился за напористый штурм, но, вообще, предпочитал никогда не объяснять куда и зачем они едут. После бессонной ночи и пережитых потрясений Нине не терпелось выспаться и собраться с мыслями, возле подъезда Ребров её проинформировал: "Вечером я позвоню тебе и мы встретимся здесь в 8 вечера". Нина тихонько пробралась в комнату Тани Егоровой, мысленно влепила нахалу пощёчину и постаралась под одеялом укрыться от терзающих её демонов. Когда Нина проснулась, то уже не чаяла снова оказаться в объятьях и торопила время. Однако, очень удивилась увидев Реброва в военной форме. - Что, не узнаёшь Иван Андреевича!? Собирайся, поехали! 
                 Между прочим, Раиса по телефону сказала, что Нина ещё не возвращалась из гостей. Раиса была девицей и немного ревновала Нину к её ухажёрам. В своих воспоминаниях Нина Алексеева не сказала что она была дурой, она написала, что у неё был сложный характер.
               Ребров, энергично штурмовал Нину две недели и первое время они ездили к его сестре Марии, она оказалась очень хорошей женщиной. Через две недели Ребров получил однокомнатную, служебную квартиру в 9-и этажном доме 38-го года постройки по ул. Садово-Каретной. В квартире была хорошая старинная мебель, особенно, Нине запомнился диван, кресла и звонкие кольца на карнизе для штор. Когда она-таки спросила, а где же прежний хозяин - Ребров нехотя ответил, что тот уже никогда в Москву не вернётся и попросил не вступать в разговоры с соседями. 
Постепенно Нина решила все свои вопросы: 
              Ребров был значительно старше Нины, в 42-ом ему исполнилось 36. В НКВД, в звании полковника, он занимал солидный пост: руководил большим отделом, который занимался материальным обеспечением партизанских отрядов. С хорошей характеристикой закончил военную академию, был направлен в органы НКВД, быстро там продвинулся по должности и во время войны возглавлял стратегический отдел, достаточно часто бывая с докладами у Верховного главнокомандующего. Сталин, как известно, работал по ночам. Поэтому руководящие работники Наркомата внутренних дел по ночам, как правило находились в своих кабинетах... Теперь при первой возможности Иван Андреевич стремился на Садово-каретную, где его ждала Нина. 
Допросила Нина и Кулешову, в укромном уголке ведомственного клуба:
             Оказывается, покойный муж Лиды работал в отделе Реброва. Иван Андреевич женат, жена и трёхлетняя дочь в эвакуации. Жена Реброва интересная женщина, прекрасная хозяйка и мать, она не работает, имеет своего парикмахера и портниху. Живут Ребровы на ул.Горького в роскошной квартире. Однажды, после репетиции Ребров зашёл в клуб и видел Нину с Кулешовой, попросил познакомить, по хорошему.
  
Как ни старалась Лида узнать о личной жизни Нины, ничего у неё не получилось - друзьями они не были. В ансамбле Нина для вех оставалась женщиной Новикова, с которым её видели в "Национале". 
 
Мне кажется, Кулешова вряд ли рассчитывала на серьёзные отношения, скорее собиралась из "экскортниц" перевести в разряд "профессионалок", сам Ребров хотел пополнить список личных побед, но личные данные, врождённый ум и брильянтовая брошь переиграли легкомысленные планы, в известной мере, конечно, - расчёт был на дипломата. 
Изменено пользователем Николай Антоненко
  • Хорошо! (+1) 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Нины Черменской Глава VII

 

09c4f0cf57be.jpg

 

                        В первые месяцы 1942 года начались ежедневные ночные налёты немецкой авиации на Москву. Бомбёжки наводили ужас на свекровь Нины и дети: Юра, Галя; няня Раиса вместе с Прасковью Ильиничной отправились в деревню под Тулу. C посыльным от Реброва, Нина исправно снабжала их продуктами и деньгами. Работники НКВД ранга, как Иван Андреевич, никакой нужды в продовольствии не испытывали. После того, как дети уехали в деревню, Нина окончательно перекочевала на Садово-Каретную. 

И тем не менее, ни Нина с мужем Алексеем Буровым, ни Ребров с женой Еленой разведены не были. 

                    На гастроли Нина теперь не ездила. Зато, Ребров приносил зарплату и дарил Нине цветы. Пока ансамбль был на гастролях они с Ребровым съездили в деревню под Тулу к свекрови, проведать детей и Раису, Нина пела там в сельском клубе и всем очень понравилась.  

                     Понятное дело, поддерживать отношения с генералом стало затруднительно. Нина пришла к Новикову и сказала что с фронта вернулся муж, поэтому встречаться больше не будет. - Вы добрый человек. Я никогда вас не забуду! Больше всех из их компании по этому поводу сокрушалась Ирина Глазенберг, Новиков оформил отношения со старшей операционной сестрой и Ира осталась не у дел.                    

Однажды на Садово-Каретной произошёл курьёзный случай:

                         Как-то раз по адресу с увесистой сумкой и фотоаппаратом заявилась жена одного из сотрудников. По видимому, она была откуда-то с периферии, потому что вначале пришла на Лубянку, но Ребров в это время был дома, и его зам. Николай Барыбин посчитав, что дело важное и направил курьера по известному адресу. Дело, действительно, оказалось важным, Ребров просил обождать и уехал на Лубянку. Женщина, не без помощи Реброва приняла Нину за жену Реброва с которой был знаком её муж, удобно расположилась на диване и заверила, что они найдут общий язык. Оставшись наедине, гостья стала плотоядно разглядывать Нину, а потом захотела писать её с натуры. Выяснилось, что она художница и немного глуховата. Нина клялась в верности мужу, но воинственная художница не сдавалась. В конце концов Нина решительно отказалась служить искусству в обнажённом виде. Странное дело, гостья кажется совершенно забыла о своём предложении и согласилась пить чай, нахваливая яблочный пирог, который Нина между прочим испекла Реброву. Когда Ребров вернулся, женщина похвалила Нину и кстати сообщила, что есть детская книжка с её рисунками "Елена Прекрасная и Серый Волк". Нина потом видела эту книжку, рисунки ей понравились. Женщина была талантливой художницей, но страдала двумя пороками: глухотой и страстью к натурщицам.

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Нины Черменской Глава VIII

 

aa264f2b089f.jpg

 

Прошла весна, лето. 

Мебель бывшего жильца Нина с Иваном сдали в Хозяйственное управление НКВД, в спец.магазине купили новый немецкий гарнитур. (В спец.магазине работникам ведомства на Лубянке продавали вещи, реквизированные в квартирах арестованных "врагов народа".) 

                 Жена из Свердловска "бомбила" Реброва письмами, поносила родню и отчитывала его как мальчишку. 

Спасибо за деньги и посылки. Получаем регулярно. Писем твоих не жду. Пока уверена в твоей занятости. Не исключаю безалаберность твою и лень. Подумай серьёзно о нашей жизни. Шесть лет - срок немалый. Будешь у своей сестры, возьми у неё мою забытую кофту. После нашей ссоры, дарить не хочу. Твоя жена.

Отношение Елены с роднёй Реброва незаладились, они были из деревни, в Москве их было трое, в Советское время все получили высшее образование: старший брат Павел - работал на турбинном заводе, Ребров служил, а сестра Мария была экономистом, она рано овдовела и с начала войны жила с Андреем Николаевичем специалистом по электронике. Семья была дружная. Как-то раз они собрались отметить день рождения Марии. Из деревни в гости приехала подруга тоже Нина. Ребров оказался среди мин / среди Нин. Выпили, и в семейном кругу откровенно заговорили о политике. Больше всех выступали заводские. Нина была умной женщиной. Не умнее всех, а просто умной, к тому же имея дипломатический склад мышления, не ставила под удар близких людей. Когда возвращались из гостей Ребров, подвернул ногу, на следующий день он должен был ехать в командировку. На работе у него прошли массовые аресты сотрудников, сместили с должностей ответственных работников и теперь Ребров часто бывал в командировках. Понятное дело, ловить шпионов с больной ногой было непросто.

 

Минул год.

Война продолжалась, немецкая авиация совершала налёты на Москву. Осенью 43-го года воздушная тревога застала Марию в аптеке, куда она пришла за лекарством для мужа. Когда вернулась, дома вместе со специалистом по радиотехнике уже не было. Иван с Ниной помогли Марии одеждой и заселили её в комнату на Ново-Басманной и часто её навещали. Как-то раз вечером в дверь постучали и на пороге появился Алексей Буров - муж Нины! Из тюремных застенков и немецкого плена он явился в модном пальто и прекрасном здравии. 

- Ну что, хозяйка? Не ожидала приезда мужа? - В комнате распространился запах дешёвого одеколона на который не скупятся в парикмахерских. 

Дело стало попахивать скандалом, Мария Андреевна деликатно вышла из комнаты. 

- Не вижу радости по случаю возвращения! Буров повесил пальто на вешалку и взял разгон. - Чем ты тут занималась в моё отсутствие, знаю. Принимала гостей в погонах. Мир, как известно, слухами полон. Сейчас я хочу объясниться с твоим хахалем, выдь из комнаты!

Нина отчаянно запротестовала, а полковник НКВД сумел убедить мужчину подать на развод. 

- Запомни, твоя жена теперь моя! Завтра ты с документами явишься в ЗАГС на ул.Карла Маркса, для развода.

Все документы в ЗАГСе оформили очень быстро. На прощание Буров показал фотокарточку его будущей супруги Веры и заверил, что денег на детей от него Нина не увидит!  На следующий день Ребров улетел в командировку. 

(Много лет спустя, когда второй муж Нины Дмитрий Алексеев был тяжело болен, Просковья позвала Нину хоронить Бурова: с матерью, второй женой Верой, её дочкой и зятем они жили в своём доме в Измайлове, умер Алексей Буров ровно в 60 лет от инфаркта после скандала с зятем.)               

Изменено пользователем Николай Антоненко
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Нины Черменской Глава VIII

 

9ca8f534df20.jpg

 

Из командировки Ребров вернулся злой и напряжённый, ловил дезертиров. Пока его не было Нина от соседей узнала, что в квартире жил гинеколог, который был знаком с профессором Плетнёвым (кардиолог). Кроме того, её на разговор вызвал Барыбин, зам.Реброва Николай Барыбин был в курсе отношений и явно симпатизировал Нине. 

Он сообщил, что его вызывал Берия и расспрашивал о личной жизни начальника - пришлось сказать, что Ребров сожительствует с артисткой ансамбля в квартире по Садово-Каретной. 

Берия дал Барыбину поручение: 

 - Присмотритесь к этой женщине, нам известно, что она имеет связь с генералами, бывает с ними в ресторанах, а её муж в Польше, в г.Гродно попал в тюрьму ещё в 40-ом и был выпущен немцами, теперь объявился в Москве. Докладывать будете лично мне. 

По этому поводу, Барыбин просил Нину быть осторожной, не соглашаться ни на какие приглашения, взять на работе отпуск, уехать из Москвы.

               Задавал Берия личный вопрос и Реброву, но Иван ничего про Нину ему не рассказал, сказал что мол собирается разводиться надо бы подыскать жильё, Берия пообещал Реброву и квартиру и генеральские погоны.

              Выяснилось, что Нина забеременела, но упорно скрывала от Кулешовой свою личную жизнь, та строила ей козни: "забыла" пригласить на день рождение Петренко посидеть с "фронтовиками", сообщила Реброву о романе с Новиковым - получился скандал!

По поводу Петренко получилась действительно странная история. В своих воспоминаниях Алексеева похоронила её в эвакуации, а в Википедии написано, что Елизавета Фёдоровна Петренко из Москвы не выезжала и после войны была представлена к награде.

                 Из эвакуации ненадолго приехала Таня Кузнецова, соседка по коммунальной квартире на Ново-Басманной, дочь расстрелянного маршала Егорова. Между прочим, с артистом МХАТа Кузнецовым Таню познакомила Нина, он в молодости был её поклонником, но Нина тогда выбрала Бурова. Теперь с немецким гарнитуром, не стыдно было пригласить дочь генерала к себе. По случаю приезда подруги Нина накрыла завидный стол. В эвакуации Таня постарела и осунулась, выглядела неважно.  Когда с работы пришёл Иван Андреевич они с Таней пожали друг другу руки. Иван с любопытством расспрашивал Таню о Свердловске. Таня была эрудированная, образованная женщина, умела вести беседу, она понравилась Реброву, к тому же выпила графин водки.

               Узнала Нина и о причине неприязни Ивана к Елене. Елену отправили в деревню ухаживать за умирающей матерью Реброва - вернее она сама напросилась, чтобы не тянуть бабку в квартиру на Горького - в деревне, вместо того чтобы ухаживать за беспомощным человеком, она стала гулять с  колхозным счетоводом. Мать в конце концов померла. Ребров обиделся и завёл свой личный список покорённых дамских сердец. По сравнению с Буровым, в этом плане Ребров выглядел неоспоримо мощнее.

              Не сговариваясь, на семейном совете Нина с Иваном решили, что как-только будет квартира с постоянной пропиской, Нина уйдёт из ансамбля, а Ребров перейдёт на руководящую должность в воинскую часть к генералу Баграмяну Ивану Христафоровичу. 

К сожалению, в скором времени Нина неудачно подскользнулась на лестнице и потеряла ребёнка. 
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Нины Черменской Глава IX

 

9ca8f534df20.jpg

 

Из командировки Ребров вернулся злой и напряжённый, ловил дезертиров. Пока его не было Нина от соседей узнала, что в квартире жил гинеколог, который был знаком с профессором Плетнёвым (кардиолог). Кроме того, её на разговор вызвал Барыбин, зам.Реброва Николай Барыбин был в курсе отношений и явно симпатизировал Нине. 

Он сообщил, что его вызывал Берия и расспрашивал о личной жизни начальника - пришлось сказать, что Ребров сожительствует с артисткой ансамбля в квартире по Садово-Каретной. 

Берия дал Барыбину поручение: 

 - Присмотритесь к этой женщине, нам известно, что она имеет связь с генералами, бывает с ними в ресторанах, а её муж в Польше, в г.Гродно попал в тюрьму ещё в 40-ом и был выпущен немцами, теперь объявился в Москве. Докладывать будете лично мне. 

По этому поводу, Барыбин просил Нину быть осторожной, не соглашаться ни на какие приглашения, взять на работе отпуск, уехать из Москвы.

               Задавал Берия личный вопрос и Реброву, но Иван ничего про Нину ему не рассказал, сказал что мол собирается разводиться надо бы подыскать жильё, Берия пообещал Реброву и квартиру и генеральские погоны.

              Выяснилось, что Нина забеременела, но упорно скрывала от Кулешовой свою личную жизнь, та строила ей козни: "забыла" пригласить на день рождение Петренко посидеть с "фронтовиками", сообщила Реброву о романе с Новиковым - получился скандал!

По поводу Петренко получилась действительно странная история. В своих воспоминаниях Алексеева похоронила её в эвакуации, а в Википедии написано, что Елизавета Фёдоровна Петренко из Москвы не выезжала и после войны была представлена к награде.

                 Из эвакуации ненадолго приехала Таня Кузнецова, соседка по коммунальной квартире на Ново-Басманной, дочь расстрелянного маршала Егорова. Между прочим, с артистом МХАТа Кузнецовым Таню познакомила Нина, он в молодости был её поклонником, но Нина тогда выбрала Бурова. Теперь с немецким гарнитуром, не стыдно было пригласить дочь генерала к себе. По случаю приезда подруги Нина накрыла завидный стол. В эвакуации Таня постарела и осунулась, выглядела неважно.  Когда с работы пришёл Иван Андреевич они с Таней пожали друг другу руки. Иван с любопытством расспрашивал Таню о Свердловске. Таня была эрудированная, образованная женщина, умела вести беседу, она понравилась Реброву, к тому же выпила графин водки.

               Узнала Нина и о причине неприязни Ивана к Елене. Елену отправили в деревню ухаживать за умирающей матерью Реброва - вернее она сама напросилась, чтобы не тянуть бабку в квартиру на Горького - в деревне, вместо того чтобы ухаживать за беспомощным человеком, она стала гулять с  колхозным счетоводом. Мать в конце концов померла. Ребров обиделся и завёл свой личный список покорённых дамских сердец. По сравнению с Буровым, в этом плане Ребров выглядел неоспоримо мощнее.

              Не сговариваясь, на семейном совете Нина с Иваном решили, что как-только будет квартира с постоянной пропиской, Нина уйдёт из ансамбля, а Ребров перейдёт на руководящую должность в воинскую часть к генералу Баграмяну Ивану Христафоровичу. 

К сожалению, в скором времени Нина неудачно подскользнулась на лестнице и потеряла ребёнка. 

 

 

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Нины Черменской Глава Х

 

33e960e9e0aa.jpg

 

            Заканчивался 44-й год, фронт приближался к границам Германии. Понятное дело, о партизанах уже не вспоминали. Ребров готовился вступить в должность в ведомстве генерала Баграмяна и даже выезжал на объект в черте города Москвы, который ему предстояло возглавить. Странное дело, на справочном ресурсе доступного широким кругам пользователей, указано, что в это время генерал армии готовился штурмовать Кёнигсберг. 

             Получение квартиры в Сокольниках затянулось, дом для сотрудников Центрального Комитета партии строился медленно. Война. Из эвакуации на Ново-Басманную вернулась Таня Кузнецова, пила, скандалила с мужем и нередко ходила в рукопашные. Мария Андреевна с комнаты Нины съехала, ей на работе дали 1-комнатную квартиру - брат постарался. Новый, 1945 год встречали у неё. Нина опять забеременела.

           Первые дни марта 1945 года были промозглыми, хмурыми: то холодный дождь, то мокрый снег. Дул порывистый, сильный ветер. Ансамбль готовил концерт к 8-му Марта. Однажды, в фойе клуба Нина встретила свую школьную подругу Елену Пасхину, они с дочкой недавно приехали из эвакуации, девочка была копией Реброва. Сердце Нины неприятно йокнуло. В антракте Елена попросила отвести девочку в туалет, помыть руки. После концерта Нина на такси примчалась домой и допросила Ивана. Но, он сам только недавно обо всём узнал и сейчас скрывался от жены в командировке: оказывается, какие-то сослуживцы Реброва оказались в Свердловске и помогли Елене с переездом. Вскоре умер брат Ивана. Незадолго до этого, дядя Ваня получил от племянника письмо с фронта, в котором он писал что видел нехороший сон про отца. Между прочим, Ребров бывая с докладами в Кремле утверждал, что Сталин обладал гипнозом. Когда Елена-таки вызвала Реброва в квартиру на Горького, то напоролась на неприступную линию обороны, которую успел выстроить Ребров, к тому же, по итогам собеседования, соперницей Елены стала Лида Кулешова, с которой они дружили.           

            Как-то раз Реброва с Черменской позвали в дом на Рублёвском шоссе. На даче маршала собралась большая компания генералов. Супруга хозяина дома оказалась значительно моложе мужа и Нину представили, как подругу хозяйки, что безусловно заинтриговало и выручило пошлый сюжет. Дом напоминал музей, на стенах в тяжёлых позолоченных рамах висели бесценные подлинники, комнаты были заполнены фарфором, бронзой и хрусталём, как комиссионная лавка антиквариатом. К сожалению, оказалось явно мало закуски: наварили картохи и разделали селёдку (Астраханский залом), в графине развели спирт на апельсиновых корках. И если бы Ребров не захватил свой спец.паёк и две бутылки шампанского, стол получился бы совсем скучным. 

Ждали почётного гостя. Им оказался наш посол в Штатах, Андрей Андреевич Громыко. Наконец-то Нина дождалась своего дипломата! Однако, Нину "заело", когда глава дипломатической миссии подыскивая на столе место для рюмки, сказал : "Становь сюда!", для полного эфекта подмывало почётного гостя поправить: "Становь сюды!" 

             Нину и раньше одолевали поклонники, но на предложения она не обращала внимание, однако два случая ей запомнились особенно: её пригласили в кино на "Мост Ватерлоо" и на улице к ней подъехал полковник на машине, она обоим отказала, и рассказала обо всём Барыбину, Барыбин опознал ухажёров (наши люди) и посоветовал пока ничего Реброву не говорить. 

            В начале апреля 1945 года Берия подписал приказ о присвоении Реброву звания генерала и ордер на получение 2-х комнатной квартиры в Сокольниках, Иван по случаю предстоящих торжеств подарил Нине брильянтовый браслет в бархатном футляре.

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Нины Черменской Глава ХI

 

1962d1c0acf7.jpg

 

"Что за комиссия, Создатель, быть взрослой дочери отцом!" (комиссия - поручение)
            18 апреля в форме полковника медицинской службы вернулся отец. В начале войны, после недолгого пребывания на фронте под Смоленском, его направили сперва в Среднюю Азию на отбор лошадей для Красной Армии, а потом прикомандировали к штабу генерала Чуйкова. Не писал всю войну и вот живой и здоровый пришёл домой. Помимо полковой аптеки, на Ново-Басманную он привёз много конины и чтобы порадовать дочь молодого ловкого ординарца в звании лейтенанта. Видимо, папа думал, что Нина в Москве хлеб получает по карточкам. 
            Нина рассказала отцу последние новости, папа посоветовал её всё хорошо взвесить и попросил познакомить с избранником. 
Приближался Первомай. Ребров пошил себе генеральский мундир, примерял в домашней обстановке. Вначале мая, 3-го числа на Садово-Каретной принимали гостей: неожиданно с фронта приехал товарищ Реброва по академии - генерал-майор, со своей женой - медсестрой из госпиталя. Всю войну он прошёл без единой царапины и вот в жарком бою за Рейхстаг ему отстрелили фалангу мизинца на левой руке. По этому поводу он не очень сокрушался, большую тоску нагоняли воспоминания о схватках с бандеровцами. Была сестра Мария и Барыбин с женщиной, муж которой был где-то на фронте.
             На 6-ое мая товарищ Реброва приглашал всех к себе, но пришлось отказаться - на 6-ое мая наметили встречу Реброва с отцом.
На Ново-Басманной к назначенному часу накрутили котлет из конины и пригласили гостей: Таню Кузнецову с мужем, сидят ждут зятя. Но никто не приехал. Нина заволновалась, стала звонить: сначала Реброву, потом Барыбину. Барыбин ответил: "Сейчас приеду!" Когда приехал, сказал: "Нет больше Ивана Андреевича, повязали! Просил, передать часы!" В комнате негде было упасть, Нину отнесли к Кузнецовым. Квартиру на Садово-КарЫтной опечатали, Нина как был в одном костюме с брильянтовым браслетом - с тем и осталась.
             Между прочим, партизанское движение в Западной Украине существовало до 56-го года и на первом этапе парализовало Советскую власть на освобождённой территории. Борьба с подпольщиками силами войсковых частей была неэффективной и на борьбу с банд-формированиями были направлены подразделения НКВД. Потери с обоих сторон в этой войне были 1:1. Мне кажется, генералу выписали путёвку на Львовщину, в Карпаты. 
Изменено пользователем Николай Антоненко
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Нины Черменской Глава ХII

 

b15f7681632c.jpg

 

            После краха с котлетами, Нина отправила отца за детьми в деревню под Тулу, а сама, на три дня, укрылась у сестры Реброва. Вскоре из Тулы приехали отец, Раиса и подросшие дети. После сожительства на Садово-Каретной, Нина осталась в положении, и чтобы не плодить нищету, посоветовавшись с соседкой, решилась на аборт. Пришла в поликлинику к Новикову и сказала: "Умер муж, а я беременна!" Медицина ответила: "Поможем!" Обслужили по высшему разряду, но что-то пошло не так, Нина долго не хотела выздоравливать, операцию делали повторно. 
Когда Нина выписалась из больницы, папа ей сказал: 
- Нинуля, мне одному тяжело. Я решил соединить свою жизнь с хорошим человеком. До твоей мамы у меня в Лебедяни была невеста, её звали Нила. Теперь это Нила Павловна, в 30-е годы она переехала в Москву и теперь живёт на Ново-Басманной. 
У Нилы Павловны был крутой характер, к тому же она ревновала отца к домочадцам.
            Нина оставшись в одном платье, очень тосковала по Реброву, единственным источником существования осталась зарплата в ансамбле, Барыбин иногда звонил, чтобы ничего не сообщить о Реброве, и потянулись беспросветные будни. 
И вдруг, 4 января 1946 года отец неожиданно на День Рождения подарил Нине пианино "Август Фёрстер" (наверняка чешского пр-ва). Отец был непредсказуем: то копейки не выпросишь, а тут раскошелился на безумно-дорогую вещь. 
              Ансамбль готовился к гастролям в Прибалтике! Как-то раз на репетиции к Нине подошла Лида Кулешова и сообщила новость: 
- Реброва арестовали! От Елены узнала, мы какое-то время были в ссоре, вот помирились. За Иваном Андреевичем горя не знала, а теперь придётся устраиваться на работу. Ничего! У её матери большие связи, не пропадёт.
Нина рассудительно ответила, что арест Реброва для Елены, конечно, тяжёлый удар.
               Ансамбль отправился на гастроли! В Таллине эстонские бюргеры не были доброжелательны к москвичам, надо понимать, острые на язык артисты не оставались в долгу. 
              В Москве Нину ждала новость: на Ново-Басманную из лётного училища вернулся брат Володя. У младшего брата со старшей сестрой отношения, как известно, всегда напряжённые. Комнату поделили пополам, жизнь в бытовом плане усложнилась. Володя поступил в техникум, отец помогал ему деньгами и всеми силами удерживал от дурных компаний. По поводу денег у папы начались конфликты с Нилой Павловной. с.313
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Нины Черменской Глава ХIII

 

2b997385eca5.jpg

 

                 В феврале 46 года в квартире на Ново-Басманной в штатском пальто появился Барыбин. Он сказал, что Ниной заинтересовался Берия и ей срочно надо исчезнуть из Москвы.
 - Вот Вам билет на поезд до Калининграда, поживёте у моих друзей, они многоим мне обязаны. Может быть вскоре я приеду в отпуск, к тому времени страсти поулягутся, освободят Иван Андревича, и мы с Вами вернёмся в Москву. 
Долго Нину Черменскую упрашивать не пришлось!  
 
                 Саша и Валя работали в госпитале: Саша заведовал физиотерапевтическим кабинетом, а Валя трудилась старшей медсестрой-хозяйкой, детей у них не было, жили они безбедно. От госпиталя получили небольшой дом с фруктовым садом. Нина жила у них на втором этаже, занималась домашними делами. Продукты хозяева получали сухим пайком и каждый день солдат приносил свежий хлеб. На продукты можно было выменять хрусталь и фарфор, серебро, предметы антиквариата, за буханку хлеба давали золотое кольцо. Однажды на базаре Нина познакомилась с крикливой, нахальной немкой, и когда Нина устроилась певицей в джаз-оркестр, Марта принесла ей эстрадное платье из чёрного панбархата с блестящими камушками. В нем Нина производила фурор в Центральном Доме Культуры Красной Армии. До войны Марта пела в опере, её муж был офицером, погиб в России, у неё остался сын и ещё она взяла приёмную девочку, понятное дело, еды не хватало. 
 
              В Марте приехал Барыбин. Уволился из НКВД, устроился в воинскую часть начальником материальной части. Решил отдохнуть, пройти обследование, подлечиться. Ещё в Москве, врачи нашли у него затемнение лёгкого, но своих товарищей он убедил, что совершенно здоров. - Могу поднимать штангу! Вечерами Нина с Николаем гуляли по тихим улочкам весеннего приморского города. В выходные ездили к морю. Как-то раз поехали с начальником оперативной части госпиталя и его женой. Прекрасно отдохнули, у рыбаков купили свежую треску (её там называют "полярной курицей") приготовили жаркое на костре. Правда, из ревности жена не стесняясь в выражениях закатила мужу скандал и всем основательно испортила нервы. Другой раз собрались съездить в Раушен (ныне Светлогорск). Оказывается Николай родился в Раушине, его мать Эльза Карловна немка, вышла замуж за русского офицера и с ним уехала в Харьков к его родне, потом родители не без протекции Реброва перебрались в Москву.  Два года назад умер отец, а больная диабетом мать осталась в Москве. К сожалению, в тот день когда в госпитале дали машину, была суббота, Нина должна была производить фуррор в ЦД КА, пришлось в Раушен Николаю с Сашей ехать вдвоём. Приехали с моря довольные, местные вспомнили его мать и деда, подарили им двух копчёных угрей и букет цветов.
 
             Летом Барыбина положили в госпиталь. Оказалось, что у него не затемнение, а рак! В госпитале он умер, ему было 33 года. Похоронили его в Раушине на могиле деда. 
с.333 Я ходила к Барыбину почти каждый день, приносила его любимые блюда, которые готовила дома, стирала и гладила его рубашки, помогала переодевать их. Он вернул мне долг, который брал у Реброва на машину, и дал ещё свои деньги, сказав:
- Тратьте, Нина Васильевна, по своему усмотрению.
За несколько месяцев Нина потеряла самых близких ей людей, с которыми сноровисто промчалась по военному лихолетью, больше в Калининграде её ничего не держало. Распращавшись с друзьями, которые уже ждали ребёнка, Нина в августе 46-го года отправилась домой. В Москву из Восточной Пруссии Черменская приехала с двумя большими чемоданами.  
  • Хорошо! (+1) 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Нины Черменской Глава ХIV

 

4b54ca5af36c.jpg

 

             На Белорусском вокзале Нину встречали отец и брат Володя. Пока ехали домой рассказали ей последние новости: никто не звонил и не искал; сестра Реброва Мария вышла замуж за чеха, уехала в Чехословакию; Таня Кузнецова с сыном Аликом переехала к матери. Отца кладут в больницу, будут удалять глаз. После роскошных "гастролей" её маленькая комнатушка показалась Нине убогой и неуютной.
 
            Чтобы передать вещи сына и какие-то документы Нина с Таней Егоровой поехала домой к Эльзе Карловне. Им открыла превликательная в молодости женщина лет 60-ти на костылях - ей отрезали ногу. Судя по обстановке квартиры, семья была не из бедных. Нине стало жаль мать товарища и на пару с соседкой она взяла шефство над одинокой, больной женщиной. К сожалению здоровье Эльзы Карловны ухудшилось. И Нина через профессора Ивана Ивановича Щербатова (он был уже профессор и работал в детской Филатовской больнице) устроила её на лечение в Пироговскую клинику. От Ивана Ивановича узнала, что Новиков умер. В Пироговской клинике Эльзе Карловне отрезали вторую ногу и вскоре она умерла. Перед смертью, своей соседке и Нине она сделала завещание. Никакого проку от завещания не было - приехали родственники мужа из Харькова и со скандалом поделили имущество, и даже на глазах у соседки разрезали ковёр из комнаты сына, "разделили" его.
 
             Ансамбль НКВД распустили, трудовую книжку в канцелярии на пл.Дзержинского Нина получила с записью "Уволена за незнание хоровых партий и недобросовестное отношение к работе". Устроилась певчей в церковный хор в Коломне и иногда пела в Ёлоховской церкви. И тем не менее, Нина стремилась на сцену. И вот, однажды, получила приглашение из Свердловского оперного театра, от которого отказалась по семейным обстоятельствам.
Изменено пользователем Николай Антоненко
  • Хорошо! (+1) 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Нины Черменской Глава ХV

 

c08093236671.jpg

 

          Регентом в Ёлоховской церкви был Герман Николаевич Агафонников, а работал он хормейстером в Московском театре оперетты. Однажды, после заутренней, Герман Николаевич сказал Нине:
- Вы мне нравитесь, Вы обязательно должны работать у нас в театре. 
Театр оперетты - организация серьёзная, надо было готовится к прослушиванию и Нина позвонила знакомой пианистке. Та ей ответила:
- Приходи, что-либо придумаем. 
У пианистки она познакомилась с Иосифом Михайловичем Тумановым из Тбилиси. Иосиф Михайлович сказал:
- Скоро я стану главным режиссёром театра, вы мне нравитесь, будете у меня примадонной, подготовьте три сольные партии и приходите на пробу.
             Чтобы разучить сольный репертуар, надо было иметь деньги на концертмейстера, а их не было. Нина не стала звонить ни Агофонникову ни Туманову и пришла на прослушивание понадеявшись на свои природные данные и не совсем законченную консерваторию. На конкурсе с дамами со стажем приуныла и показала себя, откровенно говоря, неважно. 
Самым чудесным образом, дело поправилось и несмотря на запись в трудовой книжке "Уволена за незнание хоровых партий  и недобросовестное отношение к работе" Нина была принята в коллектив Московского театра оперетты артисткой хора. Вскоре в театре, действительно, появился Туманов, сперва, он принялся делать из 40-летней певицы хора примадонну: прикрепил к Нине для работы над сольными партиями концертмейстера Виктора Леопольдовича Саца, потом, махнул рукой сколотил дуэт с артистом Аркадием Толмазовым (у него был прекрасный голос и хорошая внешность) и отправил на гастроли. 
             Когда Нина вернулась из поездки, то узнала, что Туманов сыграл свадьбу с Валентиной Михайловной Юнаковской. Вскоре Юнаковская заменила всех примадон во всех спектаклях. 
             Нина продолжала работать в хоре и пока работал Агафонников, главным образом "колымила" в церкви. Но вскоре Герман Николаевич по болезни уволился из театра, а новый хормейстер Нину от спектаклей уже не освобождал - "колым" накрылся медным тазом. 
             Нина пришла к Туманову увольняться. Иосиф Михайлович уговорил Нину остаться и познакомил с Евгением Августовичем Кангером, прекрасным пианистом. С Евгением Августовичем Нина Черменская пела романсы. Он-то и помог ей в ноябре 50-го перейти на работу в хор Всесоюзного радио под управлением Василия Васильевича Целиковского. 
Изменено пользователем Николай Антоненко
  • Хорошо! (+1) 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Нины Черменской Глава ХVI

 

94e9f86198fc.jpg

 

          Второй муж Нины ЧеСменской, Дмитрий Алексеев, был моряк, не совсем моряк - финансист в управлении ВМФ. К тому времени, когда они познакомились Нине совсем уже нечего было надеть, муж купил ей платье, костюм и подарил немецкое нижнее бельё, у ей оно было совсем поношено. В новом платье Нина понравилась Берии, муж стал часто бывать в командировках, а сама она зачастила с сольными концертами в особняк по ул.Качалова. 
           Личные поручения, как правило, выполняли сотрудники охраны Рафаэль Семёнович Саркисов и Сардион Надарая. Чаще всего женщины из особняка по ул.Качалова возвращались пьяные и в слезах, и долго переживали потрясение. 
          Для Нины всё началось в августе 52-го и покоя уже не было, Нина заболела, ей сделали операцию на щитовидной железе, её подруга Шура Степанова вообще, кончила раком. В конце концов они с мужем сбежали в Севастополь. Пока она скрывалась на Юге, ограбили мужа подруги Тани Кузнецовой (он в одних плавках и носках вернулся с концерта поздно ночью) и брата Володю (он приехал с пляжа в халате уборщицы). Нина взяла с собой к морю радио-приёмник "Мир", слушала там "Голос Свободы", но в тот день включить приёмник её попросил муж. 3 Июля 53-го года Берию арестовали. Между прочим, когда ареставали Хозяина, встал вопрос: "Что делать с охраной?", охрану тоже арестовали, но сделали это не какие-то там сверхсекретные спецподразделения, как это можно было бы предположить, а сводное подразделение обычной московской милиции. 
         Перед отъездом в Севастополь Нина на рынке случайно встретила Елену Реброву. Сама ни в чём ей не призналась, а от неё узнала: что Лида Кулешова уехала к родителям в Чебоксары, что сослуживец который ей помог с переездом из Свердловска, после ареста Реброва сменялся с ней квартирами (мол всё-равно отберут, как у жены врага народа), теперь Елена с дочкой жили возле рынка, мать у неё умерла, Елена жила с того что по подряду мастерила искусственные цветы.
          Рано ушли из жизни: Таня Кузнецова, её муж и брат Нины Володя. 
          Драматична судьба семейной броши, которую Екатерина II, вместе с дворянским титулом даровала крестьянину Иванову:
В 55 или 57 году Нина с мужем вернулась в Москву, к этому времени у них уже появилась дочка Ирина. Мужу со службы дали комнату в малонаселённой квартире на Большой Ордынке. И они сразу вступили в жилищно-строительный кооператив. К концу сооружения дома, цены подскочили и к моменту внесения второго взноса необходимой суммы не набралось. Нина была вынуждена продать семейную драгоценность. В магазине "Берёзка" брошь оценили, как достояние Государственного Алмазного фонда и надо было искать частного покупателя. По секрету Нина обратилась к знакомым. Варвара Петровна представила её своему знакомому полковнику, лётчику-испытателю в министерстве Микояна, небедного любителя старины. Полковник на квартире Варвары Петровны оценил брошь в 1 млн. руб. Этого хватило бы Нине с мужем и на квартиру и на несколько лет безбедной жизни. Поскольку была суббота, то покупатель предложил встретится в сберкассе в понедельник - там я переведу Вам деньги, а Вы передадите мне брошь - и предложил выпить по бокалу шампанского. Опоил зельем и бесследно исчез вместе с драгоценностью. Хозяйка квартиры тоже лишилась украшений. Варвара Петровна после смерти мужа вела легкомысленный образ жизни и у неё получилось шапочное знакомство с корыстными целями. Потерпела лишения сама и дала облапошить подругу.
          Нина с мужем потом долго по частям собирали на квартиру. Прожили они долгую счастливую жизнь. Работала Нина Алексеева на телевидении режиссёром. 
  • Хорошо! (+1) 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Анекдоты:

 

Минуй нас пуще всех печалей 
И барский гнев, и барская любовь!
2238e602c661.jpg
 
Репетиция
356f0be266b9.jpg
 
Народная артистка
8e884c894368.jpg
  • Хорошо! (+1) 1
  • Плохо! (-1) 1
Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • Недавно просматривали   0 пользователей

    Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.

×
×
  • Создать...