Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

Городинский В.И. "Кавказский излом. Пограничники в операциях в Чечне"

Чеченская компания Пограничники Операция Аргун

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Balussssss

Balussssss

    Участник форума

  • Форумчане
  • PipPipPip
  • 293 сообщений
  • Регистрация Лет: 12, Месяцев: 4, Дней: 7
  • Служил:2201, 2393, 2062
  • Ваше имя:Balussssss

  • ДМБ:00-00-2002

Отправлено 18 March 2019 - 09:47

Недавно в 2019 году тиражом в 1100 экземпляров вышла из печати книга генерал-майора в отставке Городинского В.И. «Кавказский излом. Пограничники в операциях в Чечне». Как указано в аннотации к этой книге, «в ней повествуется о причинах возникновения и развитии чеченского вооруженного конфликта, впервые подробно рассматривается служебно-боевая деятельность российских пограничников на Северном Кавказе в период с 1994 по 2006 г. … автор дает аргументированную трактовку таких проблем, как содержание планов применения пограничных частей и подразделений в ходе двух чеченских компаний, число и структуру их потерь в тот период и др.». Автор книги считает, что его книга будет началом для более глубокого и заинтересованного изучения вопросов участия пограничников в разрешении чеченского конфликта.
В книге содержится много интересной информации о службе пограничников на Кавказе, основанных на документах и воспоминаниях очевидцев. Так автор книги достаточно подробно описывает эпизоды служебно-боевой деятельности пограничников в этот период, и не только в Чечне. Так им описываются события: взрыв дома в Каспийске в 1996 г., «спиртовая война» в Северной Осетии 1997 года, проведение специальной информационно-пропагандистской операции на Северном Кавказе 1996-1997 г.г., обстоятельства обнаружения элементов боевого снаряжения древнего чеченского воина, и т.д.
Уделено в книге внимание описанию и разбору различных событий и действий:
- бой заставы в Зиберхали;
- бой у Голубого озера;
- действия в ходе операции «Аргун»;
- действия по разгрому остатков банды Р.Гелаева в 2002 г.;
- ликвидации Р.Гелаева в 2003 г. 

Подняты автором книги и проблемные вопросы, требующие разрешения в настоящее время. Полагаю, что очень справедливо указано на необходимость награждения на государственном уровне жительницы села Зиберхали Саадулаевой Ж.Х., пожертвовавшей своей жизнью для предупреждения пограничников о подходе к заставе боевиков. 

На мой взгляд, книга будет интересна не только для пограничников, служивших на Северном Кавказе на рубеже веков, но и для более широкого круга лиц. 

Ниже мне хотелось бы отметить ряд неточностей и ошибок, допущенных автором книги.
Автор книги отмечает (стр.12), что неверно утверждение о том, что только во вторую чеченскую компанию было принято решение о закрытии участка российско-грузинской границы на территории Чеченской республики. Он указывает на то, что эта задача перед ФПС РФ была поставлена еще в декабре 1994 года, но в силу объективных и субъективных причин выполнить ее пограничники не смогли. Полагаю, что задача по закрытию участка российско-грузинской границы была поставлена гораздо раньше, чем в декабре 1994 г. Это подтверждается фактом формирования 5 отдельной пограничной комендатуры за несколько месяцев до декабря 1994 года. Эта комендатура изначально формировалась под эту задачу. Планировалось выставление от нее четырех пограничных застав вдоль линии границы, и размещение управления комендатуры и подразделений обеспечения в г.Грозный. 
Может и были потом планы использовать 5 отдельную пограничную комендатуру и ммг Октемберянского пограничного отряда для закрытия участка российско-чеченской границы на территории Грузии (стр.34). Но данную версию совсем не подтверждает факт перемещения 5 опк с участка пк «Зарагиж» на учебный центр «Балта», а скорее противоречит ей. Особенно, если вспомнить о проведенной «замене» среди личного состава срочной службы отдельной пограничной комендатуры, проведенной в это время. 

На стр.32 автор книги указывает, что в соответствии с действующим на тот момент российским законодательством пограничники не имели права первыми применять оружие против членов незаконных вооруженных формирований и других преступных элементов. Полагаю, что данный вывод не является правильным. Доводы в обоснование этого вывода в книге не приводятся. 
Действительно, проблемы с определением законности применения оружия военнослужащими в период чеченских компаний имели место. А причиной этого были не всегда очевидные признаки принадлежности к незаконным вооруженным формированиям людей. Но утверждать, что «не имели права первыми применять оружие», так категорично нельзя. 
Пограничники выполняли нехарактерную задачу для этих войск, часто вне пределов приграничной территории, и в данном случае опираться на полномочия, предусмотренные Законом РФ от 01.04.1993 г. № 4730-1 «О Государственной границе Российской Федерации» сложно. Несмотря на это, необходимо учитывать, что пограничники являются военнослужащими, поэтому у них имеются полномочия, установленные законодательством для любых военнослужащих. Пунктом 3 ст.25 Закона РФ от 22.01.1993 г. № 4338-1 «О статусе военнослужащих» предусмотрено, что военнослужащие, находящиеся на боевом дежурстве (боевой службе), в суточном и гарнизонном нарядах, привлеченные для ликвидации последствий стихийных бедствий, а также при других чрезвычайных обстоятельствах выполняют специальные обязанности. Специальные обязанности и порядок их исполнения устанавливаются законодательством и общевоинскими уставами Вооруженных Сил Российской Федерации. Для исполнения специальных обязанностей военнослужащие могут наделяться дополнительными правами (на применение оружия, силы, предъявлять требования, обязательные к исполнению, подчинение строго определенным лицам и другими), которые определяются законодательными актами и общевоинскими уставами Вооруженных Сил Российской Федерации. 
Применение оружия военнослужащими лично или в составе подразделения предусмотрено п.11 и 12 Устава внутренней службы Вооруженных сил РФ. В данных пунктах перечисляются условия применения оружия после предупреждения и случаи, когда оружие может быть применено без предупреждения. Так оружие может быть применено:
- для отражения группового или вооруженного нападения на охраняемые военные и государственные объекты, а также на расположения воинских частей и подразделений, здания и сооружения воинских частей, воинские эшелоны, колонны машин и единичные транспортные средства и караулы, если иными способами и средствами их защитить невозможно;
- для пресечения попытки насильственного завладения оружием и военной техникой, если иными способами и средствами их защитить невозможно;
- для защиты военнослужащих и гражданских лиц от нападения, угрожающего их жизни или здоровью, если иными способами и средствами защитить их невозможно;
- для задержания лица, совершившего преступление либо застигнутого при совершении тяжкого и опасного преступления, оказывающего вооруженное сопротивление, а также вооруженного лица, отказывающегося выполнить законные требования о сдаче оружия, если иными способами и средствами подавить сопротивление, задержать преступника или изъять оружие невозможно. 
Без предупреждения оружие могло быть применено: 
при внезапном или вооруженном нападении, нападении с использованием боевой техники, транспортных средств, летательных аппаратов, морских и речных судов, 
при побеге из-под стражи с оружием либо с использованием транспортных средств
при побеге из-под стражи из транспортных средств во время их движения, ночью или в других условиях ограниченной видимости.

Ошибается автор книги, когда пишет в ней (стр.36), что с 9 по 19 декабря 1995 года были переброшены на административную границу Дагестана с Чечней «три ммг Железноводского пограничного отряда особого назначения». В действительности в этот период еще не закончился процесс формирования этого отряда. Поэтому прибыло не три, а всего одна, практически «сборная» ммг. Она закрыла участок от Каргалинской плотины до Уцмиюрта. Управление размещалось в Бабаюрте. 
Первоначально плотность прикрытия административной границы была очень маленькой. Например, мотомангруппа Пыталовского отряда была растянута практически по всему Ботлихскому району. Это уже позднее, летом 1995 года Железноводский там всем отрядом стоял. Для меня непонятно, откуда у автора книги информация о прикрытии пограничниками в этот период (зима 1994-1995 г.г.) Хасавюртовского района.

На стр.36-37 указано, что на базе ОВО «Махачкала» была создана оперативная группа, возглавляемая генерал-майором Болховитиным Е.В., которая занималась повседневным руководством служебно-боевой деятельностью выставленных на административной границе прибывших подразделений. Здесь тоже имеется ошибка, т.к. непосредственное руководство этими подразделениями было возложено на управление Каспийского пограничного отряда, которому подчинили эти подразделения. Это и понятно, т.к. у ОВО «Махачкала» не было достаточных сил (малочисленный штат) и средств (склады, учебно-материальная часть), для выполнения этой задачи. Наверное, так было еще и «удобнее» для ОВО.

Спорный вывод сделан на стр.40. Там утверждается, что из трех задач, поставленных руководством страны перед ФПС РФ (закрыть адм. границу с ЧР; взять под охрану гос.границу на территории ЧР; обеспечить усиление режима охраны гос. границы на территории соседних с ЧР субъектов РФ), в период с декабря 1994 года по февраль 1995 г. в полном объему была выполнена лишь одна задача – перекрытие административной границы с Чечней. В продолжение указывается, что задача по усилению охраны государственной границы на территории сопредельных с Чечней субъектов РФ была выполнена частично. 
Очевидно, что задача взятия под охрану государственной границы с Грузией на территории Чеченской республики выполнена не была. Можно различно оценивать надежность прикрытия административной границы с ЧР. Автор книги считает в целом надежно прикрытыми наиболее важные направления». На мой взгляд, плотность войсковой охраны и активность действий подразделений на административной границе не позволяли даже наиболее важные направления надежно прикрыть. Таким образом, считать выполненной в полном объеме эту задачу нельзя. Более соответствующей действительности была бы оценка объема выполнения этой задачи – в соответствии с имеющимися на тот период силами и средствами. 
Совсем непонятно, из чего автор книги сделал вывод о частичном выполнении задачи по усилению режима охраны государственной границы на территориях субъектов РФ, сопредельных с ЧР. Доводов в этом отношении нет в книге. Вместе с тем, на этих участках пограничные части были приведены в более высокую степень боеготовности, охрана границы осуществлялась в усиленном режиме. Кроме того, для усиления охраны границы использовались собственные силы этих частей (ммг), а также подразделения, прибывшие на усиление из других частей и округов. Их количество было скромнее, чем привлеченных к прикрытию административной границы. Но это вовсе не говорит о том, что задача усиления режима охраны на этих участках не была выполнена.

Не точен автор книги и при описании истории создания Хунзахского пограничного отряда. Он пишет (стр.42), что на базе 5-й отдельной пограничной комендатуры был сформирован этот отряд, который вышел в район населенного пункта Хунзах и взял под охрану часть государственной границы с Грузией, а также значительный участок административной границы с Чечней. Задолго до прибытия туда подразделений бывшей 5-й отдельной пограничной комендатуры, в октябре 1993 года в Хунзахе (в части помещений крепости) была выставлена 2-я пограничная комендатура (управление) Каспийского пограничного отряда. Заставы (Китлярта, Бежта) этой комендатуры весной 1994 года взяли под охрану часть государственной границы с Грузией. В 1995 году подразделения Хунзахской пограничной комендатуры находились в Мококе, Бежте и Тлярате.
Таким образом, Хунзахский пограничный отряд был сформирован на базе двух комендатур, а не только на базе 5-й опк. 

Очередной ошибкой автора книги является утверждение, что в блокировании банды С.Радуева в с.Первомайское принимала участие мото-маневренная группа Каспийского пограничного отряда (стр.43). В действительности же в блокировании банды С.Радуева у с.Первомайского принимал участие резерв Каспийского пограничного отряда. А мото-маневренная группа этого отряда в указанное время находилась на административной границе с Чечней в районе перевала Харами (Ботлихский район Дагестана). 

На мой взгляд, серьезной ошибкой автора книги является указание (стр.44-45) на то, что зона ответственности 1-й пограничной комендатуры Каспийского пограничного отряда (управление расположено было в г.Кизляре) «по некоторым сведениям находилась несколько южнее самого города». Странное в данном случае выражение «по некоторым сведениям». Не по «некоторым сведениям», а по абсолютно точным сведениям можно сказать, что 1-я пограничная комендатура Каспийского пограничного отряда участок охраны имела по побережью Каспийского моря, которое находилось восточнее г.Кизряра. К январю 1996 года пограничных подразделений на административной границе с Чечней на территории Бабаюртовского и Кизлярского районов давно уже не было. 
В связи с этим возникает вопрос к автору книги: где же располагались на чечено-дагестанской административной границе на кизлярском направлении пограничные заставы, «выставленные к концу января 1996 г.» из числа упомянутых автором книги (стр.45) «около 10 новых»? 

Неправильно указывает автор книги (стр.52) дату обстрела ммг Каспийского пограничного отряда в районе Анди, что нарушает последовательность событий и его расчеты по потерям. Этот обстрел, в результате которого ранения получили четверо военнослужащих, произошел не в 1995 году, а в 1996 году. Вместе с тем, в книге нет данных об обстреле заставы ммг Железноводского пограничного отряда особого назначения в районе с.Гагатли Ботлихского района, которое было в мае 1995 г., и в результате которого был ранен один пограничник.

Перечисляя недостатки, негативно отразившиеся на служебно-боевой деятельности пограничников в ходе первой чеченской компании, автор книги указывает (стр.59-60):
1) «Несерьезное отношение руководителей ряда пограничных округов к подготовке подразделений, убывающих на Северный Кавказ в зону боевых действий». 
Как-то неконкретно. Как оценивается такого рода деятельность Кавказского особого пограничного округа? Например, неукомплектованность Железноводского пограничного отряда к началу действий, необходимость проведения замены части личного состава 5 отдельной пограничной комендатуры перед вводом в Чечню и т.д. 
2) «Шаблонность в большинстве случаев служебно-боевой деятельности пограничных подразделений».
Какое-то странное требование автора книги обязательно иметь в арсенале «неизвестные или неожиданные для чеченских боевиков приемы и способы действий». Вообще-то была необходимость «выдумывать велосипед»? Надо было просто хорошо пользоваться тем, что умели и к чему были готовы. Если так необходимы были «неизвестные и неожиданные», то должностным лицам, ответственным за подготовку личного состава (в первую очередь в округе) необходимо было разработать такие приемы и способы, опробировать их на практике, а затем обучать им подчиненный личный состав. 
3) «Слабая личная подготовка большинства командиров в вопросах организации боя и руководства им непосредственно на местности».
4) Неготовность пограничников в морально-психологическом плане к «ведению боевых действий на своей территории, в условиях, когда оружие приходилось применять, по сути, против граждан РФ».
С этими двумя недостатками сложно спорить, но надо смотреть, чья же вина в этом. Есть такое выражение - «необстрелянный личный состав». Никакие учения и тренировки не обеспечат условий, в которые попадет военнослужащий в реальной обстановке. А опыт действий в экстремальных условиях зарабатывается высокой ценой. Во всех случаях в действиях принимали участие «необстрелянные» пограничники, еще не имевшие опыта действий в подобных ситуациях. 
5) «Ведение разведки носило пассивный характер и ограничивалось в основном войсковым наблюдением и опросом местных жителей». «Радиоперехваты переговоров боевиков применялись эпизодически», «не было добыто ни одного «языка».
На мой взгляд, автор книги совсем не учитывает условий, в которых приходилось действовать пограничникам, и стоящих перед ними задач. Такое впечатление, что этот недостаток выявлен путем сравнения с действиями на фронте. Но фронта-то не было, места дислокации противника были слабо известны, а подразделения противника действовали подвижно. Задача по прикрытию границы не предполагала активных наступательных действий. В таких условиях странно требовать от пограничников проведения разведки боем.
Складывается впечатление, что автор книги слабо знает, на кого возлагается задача ведения радиоперехватов. Да еще для такого необходимо знание чеченского языка и хорошее знание местности, противника. Это по плечу не каждому, даже владеющему чеченским языком. 
6) Тыловое, техническое и другое обеспечение служебно-боевой деятельности пограничников было организовано на низком уровне.
С этим не буду спорить, т.к. полностью согласен.
При чтении фрагмента книги про недостатки не оставляло впечатление, что взято это все из какого-то документа, составлявшегося обычно по результатам формальной проверки. 

К слову говоря, автор книги, когда говорит о том, что в ходе первой чеченской компании не было взято ни одного «языка», не совсем точно передает события. Допускаю, что по каким-то причинам автор книги не отнес действия, о которых я укажу ниже, к первой чеченской компании или к «взятию языка». Но больше я склоняюсь к мысли о том, что он об этих событиях просто не знает.
Участие в этих действиях принимали не только пограничники (подразделения Каспийского отряда, КОПО и ФПС РФ). Но именно их действия обеспечили задержание вьючного каравана с оружием и боеприпасами в районе с.Харада Тляротинского района Дагестана в июне 1995 года. Тогда в ходе нескольких дней была проведена операция по блокированию этого каравана (из более чем десяти лошадей), а потом к принуждению сопровождавших его шести боевиков сдаться. 

Не усматривает автор книги причин недостатков в служебно-боевой деятельности пограничников по причине нецелесообразного решения построения применяемой группировки. А вместе с тем, этот недостаток имел серьезные последствия. Ожидая, что действия МО РФ и МВД РФ в Чеченской республике по разоружению боевиков будут успешными, командование пограничников ожидало возможного прорыва крупных групп боевиков в направлении Азербайджана. Для препятствования этому на Дагестанском участке была организована «глубоко эшелонированная» группировка. Первый эшелон был выставлен по линии административной границы. Второй эшелон был организован по линии Сулакских ГЭС. Об этом вскользь автор книги упоминает на стр.38. Однако он почему-то считаете, что задачей пограничников было «охранять Сулакский каскад ГЭС».
Но это была не основная задача. Основной задачей было не допустить прорыва боевиков из Чечни в сторону Азербайджана. Сулак с водохранилищами представлял собой естественную преграду, а мест, где возможно было ее преодолеть, было немного – мосты и плотины ГЭС. И именно по этой причине в районе ГЭС у Кизилюрта («Пионер Дагестана») пограничные подразделения находились не у ГЭС (питается через отводной канал), а за автомобильным мостом через р.Сулак. 
Третий эшелон, и весьма малочисленный, вообще находился на подступах к Махачкале с непонятной задачей.
В результате такого построения силы и средства оказались «размазаны» по площади. При этом плотность подразделений на первом рубеже была недостаточной, а резервы были далеко и незначительны. Соответственно, это приводило к необходимости подразделений действовать практически автономно, с учетом того, что помощь от соседних подразделений можно было ожидать не ранее чем через несколько часов. Осложняло это и обеспечение подразделений материальными средствами, т.к. их доставлять приходилось по нескольким направлениям. 

Ко второй чеченской компании некоторые выводы из ошибок были сделаны. Во всяком случае, «глубокая эшелонность» уже не присутствовала. И определенный опыт по выполнению задач в условиях вооруженного конфликта поднакопился. Немаловажным было изменение отношения местного населения к действиям подразделений федеральных войск. Но произошло это изменение не в результате проведения специальных информационно-пропагандистских операций. Большинство населения Дагестана к началу второй компании уже поняло, что им не по пути с чеченскими боевиками и местными экстремистами. Это проявилось при нападении С.Радуева на Кизляр в январе 1996 г., а в августе 1999 г. это было продемонстрировано в большем масштабе. 

В заключение хочется отметить, что в целом книга достигает своей цели – поднять интерес к вопросам изучения действий пограничников в период Чеченских вооруженных конфликтов. Если и есть недостаток в части ее «научности», то автор и не очень на нее претендует, поскольку понимает, что этого невозможно достичь без архивных источников. Отсутствие этих источников отчасти объясняет ошибки автора. 
Очевидно, что изложенный в книге взгляд не лишен субъективности. Огорчает при этом, что стремление к демонстрации «неприкрытой правды», без анализа причин того или иного явления, часто перерождается в пренебрежение при оценке большинства из участников.
 

  • 1




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных



Копирование материалов без активной ссылки на www.pogranichnik.ru запрещено.