Перейти к содержимому


- - - - -

авиация погранвойск


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 3

#1

  • Гости
  • Регистрация Лет: 48, Месяцев: 10, Дней: 20

Отправлено 19 April 2004 - 12:03

Пытаюсь найти период 22.6.41, но кроме общих фраз - ничего. Кто-то может помочь?

#2 Андрей Шестопал

Андрей Шестопал
  • Пользователи
  • 2 сообщений
  • Регистрация Лет: 9, Месяцев: 9
  • Служил:в.ч 9809, ОКПП..МИНСК..
  • Ваше имя:Андрей Шестопал

  • ДМБ:01-08-2000

Отправлено 21 February 2009 - 15:25

Всем привет

Сообщение отредактировал Андрей Шестопал: 21 February 2009 - 15:37

  • 0

#3 Владимир

Владимир

    Всегда в строю

  • Форумчане
  • PipPipPipPipPip
  • 2106 сообщений
  • Регистрация Лет: 15, Дней: 5
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва, с 1991 года
  • Интересы:История космонавтики, ракетно-космический моделизм, отечественные авто.
  • Служил:ПВ КГБ СССР, ФПС РФ.
  • Ваше имя:Владимир

  • ДМБ:23-07-1997
  • Патриот WWW.POGRANICHNIK.RU
    Патриот форума
  • От Админа

Отправлено 27 May 2009 - 08:29

Журнал ПОГРАНИЧНИК № 6 (1238) июнь 2006, с. 66-67 ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ АФГАНСКИМ НЕБОМ ЗАКАЛЕННЫЙ Подполковник Матвей КАРГИН Герой Советского Союза генерал-майор запаса Фарит Шагалеев в особом представлении не нуж­дается. Имя его среди сотрудников Пограничной службы ФСБ России поистине легендарно. А своим учителем его считает такое количество летчиков, что иному пилоту за всю жизнь столько полетов совершить не удалось... Впрочем, когда-то и гене­рал Шагалеев был только курсантом учебно-авиа­ционного центра, который действовал при ДОСААФ в его родном городе. Кстати, тогда вместе со свидетельством об окончании учебного центра ему присвоили и воинское звание - лейтенант за­паса, которое очень скоро приго­дилось. В 1970 году он поступил в Сызранское высшее военное авиационное училище, сразу на второй курс: имея удостоверение об окончании учебно-авиационно­го центра, программу первого курса сдал экстерном. Первым местом службы лейте­нанта Шагалеева стал Сахалин, ку­да он прибыл с женой и трехлетним сыном в 1973 году. Тогда у вы­пускников военных вузов не было права выбора. Вручая ему диплом, председатель комиссии сказал: - На самые трудные участки границы мы направляем наиболее подготовленных летчиков. И это была чистая правда. Из своего выпуска Шагалеев имел наибольшее количество налетан­ных часов. Именно поэтому и в экипаже его приняли как равного. Другой на месте вчерашнего курсанта, наверное, загордился бы. А Шагалеев - нет. Просто доб­рое расположение экипажа помо­гало быстрее освоить обязанности летчика-штурмана и в целом спе­цифику службы на острове. Поми­мо климатических особенностей определенные трудности вносило и географическое положение Саха­лина. В какую сторону ни полети -через несколько минут обязатель­но окажешься над морем или океа­ном. За годы службы на Сахалине Шагалеев вместе с экипажем не раз спасал терпящих бедствие ры­баков, транспортировал больных из отдаленных селений, куда граж­данская авиация не могла добрать­ся, доставлял грузы не только по­граничникам на пограничные за­ставы, но и геологам, лесорубам, охотникам. Совсем с другой спецификой службы Шагалеев столкнулся в Средней Азии, куда прибыл в 1979 году на должность командира вер­толетного звена - заместителя ко­мандира по летной подготовке Марыйской авиаэскадрильи, дисло­цированной в селении Небит-Даг. Особенность заключалась в том, что начались боевые действия в Афганистане, и снова он, как один из самых опытных летчиков, в чи­сле первых пограничных авиаторов оказался «за речкой» — так тогда называли командировки в Демо­кратическую Республику Афгани­стан. В Небит-Даге Шагалеев пробыл недолго. Уже в 1980 году его пере­водят в Душанбе командиром авиационной части, и все три года, что он возглавлял ее, не было меся­ца, чтобы Шагалеев не оказывался на той стороне Пянджа. А в самый разгар боевых дей­ствий, в 1983 году, когда на его гру­ди красовались уже несколько бое­вых наград, Шагалеева переводят в Главное управление погранвойск в Москву. Казалось бы, все, конец опасно­стям и превратностям судьбы, ко­торые подстерегают летчика в бое­вой обстановке на каждом шагу. Но только не для начальника службы безопасности полетов - именно на эту должность был назначен Шага­леев. Для него они, наоборот, воз­росли. Чтобы требовать безопас­ность от кого-то, надо эту самую безопасность демонстрировать самому. И снова Шагалеева можно было чаще увидеть в вертолете, чем в кабинете. Баграм, Кабул, Мазари-Шариф - названия этих афганских горо­дов навсегда остались в памяти Фарита Шагалеева не только как географические точки, но, прежде всего как места боевых командиро­вок, каждая из которых в любую ми­нуту могла стать последней. Но судьба его хранила. В числе первых пограничных летчиков он оказался в небе Афганистана, одним из последних покидал его, прикрывая вывод наших войск из этой опаленной огнем войны страны. Впрочем, судьба хранила не только Шагалеева. За десять лет боевых действий он не потерял не только ни одного из своих подчи­ненных, но и ни одной машины. Хо­тя в переделки попадали. Бывало, на задании фюзеляж становился похожим на дуршлаг, но все равно дотягивали до своего аэродрома. Чуть подремонтировались - снова за Пяндж. Десантировали мане­вренные группы, доставляли бое­припасы, вывозили раненых, выру­чали наших ребят из самых, каза­лось бы, безвыходных ситуаций. И все знали: если на помощь летит экипаж Шагалеева - все будет хо­рошо. Они несли удачу на борту вертолета и всегда оказывались на полметра впереди смерти. С выводом наших войск из Аф­ганистана для Шагалеева завер­шилась «спокойная» жизнь в Мос­кве. Он получил новое назначение - командующий авиацией Северо-Восточного пограничного округа. Казалось бы, карьера состоялась и в чине генерала можно почивать на лаврах. Но так могли подумать только те, кто плохо знает Шагале­ева. Несмотря на высокое воин­ское звание и должность, он нарав­не с другими летал на санзадания, доставлял грузы на отдаленные за­ставы, «вывозил» молодых летчи­ков, которые, став маститыми пи­лотами, до сих пор еще служат в авиационной части ФСБ России и обучают своих молодых коллег. Од­ним словом, занимался будничной работой и при этом не кичился ни высоким званием, ни заслугами. Кстати, из-за своей скромности Шагалеев иногда попадал ну про­сто в анекдотичные ситуации. Взять хотя бы эту. В одной из ко­мандировок он оказался на пограничной заставе «Жупаново». Дело близилось к обеду, и начальник за­ставы, как и подобает гостеприим­ному хозяину, пригласил летчиков к столу. А Шагалеев, надо сказать, большой любитель горбушек. Просунув голову в раздаточное окошко, он попросил повара дать ему корочки. Одет он был в обыч­ную летную куртку без всяких зна­ков различия, и повар, солдат-пер­вогодок, не ведая, кто перед ним, без всяких там церемоний отказал: - Извините, не могу — горбуш­ки только дембелям... - А, дембеля - это дело свя­тое, - не растерявшись, ответил Шагалеев и спокойно сел обедать. Ставший невольным свидете­лем этого разговора начальник за­ставы от неожиданности просто оторопел. Он-то знал, кто такой Шагалеев. Естественно, горбушки сразу появились на столе. Нетруд­но догадаться, чем завершилась бы эта история для незадачливого повара, но очевидцы рассказыва­ют: когда, отобедав, Шагалеев сел в кабину вертолета, он подозвал к себе начальника заставы и попро­сил: - Пацана, пожалуйста, не нака­зывай... Эту историю в авиационной ча­сти вспоминают с улыбкой. Впрочем, во время службы на Камчатке были и другие ситуации. Только совсем не комичные. Летом 1994 года экипажи части совер­шенствовали боевую подготовку. Только-только завершили ночные полеты, как поступил сигнал, что где-то вдоль трассы, также во вре­мя выполнения ночных полетов, по­терпел катастрофу армейский МиГ-31. Поскольку экипажи погра­ничников были еще на летном поле, они тут же подключились к поис­кам. В считанные часы в сложней­ших условиях катапультировав­шийся экипаж был обнаружен. Истребителей живыми и здоровыми доставили на летное поле. За эту операцию несколько пограничных авиаторов получили государственные награды, в том числе и Шага­леев — орден «За личное муже­ство». Кстати, из всех своих многочи­сленных наград постоянно он но­сит только одну - Золотую Звезду Героя Советского Союза, которой был удостоен за выдающиеся бое­вые заслуги в небе Афганистана. Причем первым из пограничных авиаторов. Его экипаж демонстри­ровал просто чудеса мужества и героизма, спасая наших ребят от неминуемой гибели. Многие из тех, кто оказывался в каменных мешках афганских ущелий и был спасен экипажем Шагалеева, сва­лившимся прямо с небес, до сих пор ставят за Фарита Султановича и его товарищей свечи в церквях как за своих спасителей. Завершающим местом службы генерал-майора Фарита Шагалее­ва была Средняя Азия, куда в 1995 году его перевели с Камчатки на должность командующего авиаци­ей Пограничных войск России в Республике Таджикистан. Уволившись через два года в запас, Фарит Султанович не рас­стался с авиацией. Сейчас он ра­ботает помощником генерального директора ОАО «Камов» и курирует вопросы строительства летно-испытательного комплекса имени Чкалова. Не так давно Шагалеев побы­вал на Камчатке вместе со своим давним другом, заслуженным лет­чиком-испытателем СССР, Героем Советского Союза Ургеном Рубе­новичем Карапетяном, который работает заместителем генераль­ного директора по стратегическо­му развитию ОАО «Московский вертолетный завод» имени Миля. Фарит Султанович решил не толь­ко показать своему товарищу див­ные места, где когда-то проходила его служба, но и поздравить с днем рождения сына, подполковника Рината Шагалеева, который сей­час служит начальником штаба авиационной части ФСБ России. Журнал ПОГРАНИЧНИК № 8 (1240) август 2006, с. 4-15 КРЫЛЬЯ ГРАНИЦЫ Полковник Василий САМОТОХИН ОБНИМАЯ НЕБО КРЕПКИМИ РУКАМИ Мое детство прошло вдали от авиационных гарнизонов, не просыпался я под рев турбин взлетающих истребителей, но всегда мечтал о небе. Затаив дыхание, слушал рассказы своего двоюродного брата Юрия Воробьева о наших МиГ-21, Су-17, Су-24, Ту-22, какой у них размах крыльев, практиче­ский потолок, радиус действия, общая боевая нагрузка, о дневных и ночных полетах. Мой слух ласкали аббревиатуры: РСБН, ВПП, ПНС, ЛСН, РЭО... Я знал их расшифровку и ни­когда не путал. А однажды, когда был у него в гостях в Ново­сибирске, его дядя, летчик-испытатель, взял нас на аэро­дром. Был День части, и нам разрешили залезть по стремян­ке в кабину настоящего боевого истребителя. Десятки при­боров, и самый главный — ручка управления. Хоть на не­сколько секунд мы почувствовали себя летчиками. Незабы­ваемые ощущения! Потом нас повели в столовую и очень вкусно накормили. Мамин борщ, несомненно, был вкуснее, но тот, который ели летчики... И конечно же плитка горького шоколада. Я отло­мил и съел только кусочек, остальное отвез братишке и се­стренке, потому что это был особый, летный шоколад. Со времени той экскурсии прошло 35 лет, а я помню все до мельчайших деталей. И когда вижу в небе серебристую га­лочку самолета, за которой тянется инверсионный след, всегда вспоминаю о своей детской мечте... «ВОТ ОПЯТЬ ЛЕТИМ МЫ НА ЗАДАНИЕ...» На аэродром пришла весна. Пришла как-то робко, тихо, но тепло уже чувствовалось. Таял снег, пели свои весенние песни птицы, солнце грело все сильней и сильней. Экипаж капитана Анатолия Коз­лова готовился к полетам: старший лейтенант Анатолий Воронов и лейтенант Евгений Сафонов спо­койно занимались своими делами. Обычный полет, обычное задание, каких было множество. - Экипаж отлично знает свое дело, собран и всегда готов выле­теть на самое трудное задание, -так охарактеризовал своих подчи­ненных заместитель командира Са­халинской авиационной части ФСБ России по кадрам и воспитатель­ной работе подполковник Алексей Горев. - Совсем недавно экипаж принимал участие в контртеррористической операции в Чеченской Республике. За смелые и реши­тельные действия, храбрость и мужество, проявленные при защите рубежей Отечества, и выполнение боевых задач в условиях, сопря­женных с риском для жизни, капи­тан Анатолий Козлов, старший лей­тенант Анатолий Воронов, лейте­нант Евгений Сафонов представле­ны к государственным наградам. - 5 апреля 2005 года нашей ча­сти исполнилось 60 лет, - добавил командир части полковник Анатолий Казаков. — Ветеранам особенно до­роги 60-е годы прошлого столетия. Техника, конечно, была не та, что се­годня, - на вооружении находилось три самолета Ил-14, два Ан-2, пять вертолетов Ми-4. Но один из моих предшественников, подполковник Воронов, человек широкой души, та­лантливый методист, сумел воспи­тать целую плеяду прекрасных лет­чиков. С его легкой руки получили «путевку в небо» будущие командую­щий авиацией пограничных войск генерал-лейтенант Шатохин, коман­дующий авиацией Северо-Восточ­ного пограничного округа Герой Со­ветского Союза генерал-майор Шагалеев, командующий авиацией Се­веро-Западного пограничного округа полковник Брежнев... Суровые климатические усло­вия острова постоянно держат лю­дей в напряжении. Старожилы помнят суровую зиму 1970 года, тайфун «Филис» в 80-м, когда толь­ко авиацией можно было доставить продукты питания, эвакуировать раненых. В течение нескольких не­дель приходилось выполнять поле­ты с большой физической нагруз­кой. Как самых желанных гостей встречали жители Сахалина экипа­жи офицеров Сорокина, Фирсова, Гордиенко, Жукова, Брежнева. ...3 марта 1975 года ничто не предвещало беды. Светило солнце, рыбаки с азартом ловили рыбу у мы­са Свободный. Привыкшие к потре­скиванию льда, они не заметили, как льдина откололась и вместе с ними стала удаляться от берега. Полторы тысячи человек оказались в откры­том море. Несколько часов экипажи майора Куденина, капитана Шагалеева, майора Краснова и капитана Факулеева спасали людей. Все лет­чики были награждены медалями «За спасение утопающих».омандир части полковник Анатолий Казаков. 7 ноября 1979 года погранич­ный сторожевой корабль «Сапфир» в условиях сильного шторма полу­чил пробоину. В опасности оказа­лись 67 человек. Спасение моря­ков затруднялось штормовым ве­тром, да еще отказала подъемная лебедка. Пришлось морякам под­ниматься в вертолет по веревоч­ной лестнице. За спасение погра­ничников самоотверженно боро­лись авиаторы Л.Третьяков, А.Ве­тошников, А.Коновалов, А.Лазуренко и М.Александров. 1 мая 1980 года рыбаков на баркасе унесло в открытое море. Только через несколько дней, ког­да несчастных уже покидали силы и последняя надежда, их разыска­ли и спасли летчики... Пока техники готовили машины к полетам, подполковник Олег Гончаренко представил еще один экипаж, командир которого, подполковник Валерий Каленов, считает, что одно из главных качеств авиатора — это реальная самооценка, умение пра­вильно рассчитать силы. А его напарник, майор Генна­дий Хивренко, с первых дней служ­бы взял себе за правило не поки­дать рабочее место до тех пор, по­ка не выполнит намеченное. На завтрашний день оставлять работу не привык, так как поднять в небо могут в любую минуту. В 2000 году летчики Сахалин­ской авиачасти выполняли свой воинский долг в составе авиацион­ной группировки Северо-Кавказского регионального управления в ходе проведения специальной по­граничной операции в Аргунском ущелье. Экипаж Каленова выполнил более 300 полетов, более 50 бое­вых вылетов, общий налет составил 78 часов. Перевез более 700 воен­нослужащих и служебных пассажи­ров, высадил и снял более 20 раз­ведывательно-боевых групп специального назначения, эвакуиро­вал четверых раненых и больных пограничников, перевез 5300 кг грузов. Во время командировки в 2001 году экипаж участвовал в спецопе­рации по перекрытию российско-грузинской границы на территории Чечни. За это время общий налет составил 120 часов, эвакуировали троих раненых, 10 больных, пере­везли 80 тонн груза, более 500 пас­сажиров. 24 октября экипажу была поставлена задача снять раненого с пограничной комендатуры. Экипаж успешно выполнил поставленную задачу, несмотря на то, что это бы­ло ночью, в горах. А 28 октября лет­чики приняли участие в снятии по­граничников с высокогорной заста­вы «Чамги», выполнив за один день восемь вылетов. В конце ноября того же года экипажу была поставлена задача выполнить полет на высокогорный временный пограничный пост Нальчикского погранотряда, с ко­торым прервалась связь. Пробить­ся наземным транспортом не полу­чалось. Экипаж, накануне выпол­нявший эту же задачу, посадить ма­шину не смог из-за сложных метео­условий и сильной болтанки. И только благодаря мужеству и высо­кой летной подготовке экипажу Ка­ленова удалось посадить вертолет на высокогорную площадку, доста­вить средства связи, продукты пи­тания и снять обмороженных по­граничников. Подполковник Вале­рий Каленов был награжден орде­ном Мужества, а майор Геннадий Хивренко — медалью Нестерова. Отличились и авианаводчики ча-сти — Алешин, Степанов, Гордеев и особенно Минеев, которые выпол­няли в Чечне боевые задачи. Капи­тан Владимир Минеев, находясь в служебной командировке в погра­ничном отряде в Итум-Кале, прини­мал активное участие во взаимодействии пограничной авиации с наземными подразделениями: свое­временно и точно доводил боевую и метеообстановку в районе полетов, что способствовало качественному выполнению служебно-боевых за­дач; принимал участие в поиске и уничтожении незаконных вооружен­ных формирований, а также блинда­жей и схронов с оружием и боепри­пасами; умело организовывал обо­рудование временных посадочных площадок для приема и отправки вертолетов. За образцовое выпол­нение воинского долга он награж­ден медалью «За отличие в охране государственной границы». - И сегодня, — подводя итог разговору, сказал подполковник Гончаренко, — наши экипажи до­стойно выполняют свои обязанно­сти в разных точках России. В Сахалинской авиачасти хоро­шо знают и уважают тех, кто служил здесь в 90-е годы, кто «ставил на крыло» молодежь. Это офицеры Пахноцкий, Юрченко, Ляшко, Стрельников и многие другие. ...Это был уже второй заход вертолета на высокогорную пло­щадку. «Садиться в таких условиях еще не приходилось», — подумал Виталий Ляшко. Отвесные скалы словно вздыбились вокруг винто­крылой машины. Капитан Ляшко знал, что внизу находятся раненые и их во что бы то ни стало нужно вы­везти. Ляшко очень точно работал ручкой управления и рычагом шаг-газа. Работал так, как учил его наставник майор Павленко, — несу­етливо и осторожно. Наконец вер­толет приземлился, вернее, не приземлился, а зацепился за пло­щадку одним колесом. Раненых за­несли в грузовой отсек. Через нес­колько секунд машина оторвалась от камней и пошла в небо. Сейчас Виталий Ляшко в запа­се, живет в Воронеже, но в родной части о нем помнят. Да и сам офи­цер, наверняка, не забудет годы службы, проведенные на Сахалине. Кавалер орденов Красного Зна­мени, Красной Звезды, медали «За отвагу» майор Александр Пахноц­кий девять лет прослужил в Таджи­кистане. Там совершил полторы тысячи боевых вылетов. Крайний, как говорят летчики, — 15 февраля 1989 года в районе Хайратона, спа­сая раненого бойца. Об участии в войне Александр вспоминать не любит. Он согласен, что ввод войск в РА был политиче­ской ошибкой. Но его возмущает, когда пытаются вину руководителей государства переложить на офице­ров и солдат, выполнявших приказ, веривших, что они сражаются за правое дело. Никто не убедит его в том, что он сам и тысячи его боевых товарищей были оккупантами. Ина­че как провокацией он не может наз­вать распускаемые порой с высоких трибун версии о том, что вертолеты уничтожали советских солдат при угрозе их пленения. «Даже за убиты­ми мы летали в самое пекло, чтобы не оставить их на поругание...» ...Повстречай его просто на улицах Южно-Сахалинска, ни за что бы не признал в нем человека, завороженного одной профессией — профессией летчика. Юрий Юр­ченко — скромный, немногослов­ный, совсем не похож на тех верто­летчиков, которых показывают в крутых голливудских фильмах. Од­нако он — кавалер боевых орде­нов, побывал в таких переделках, что не приведи Господь... Техники авиачасти часто вспо­минают своего товарища — капи­тана Александра Сидоренко, кото­рому суждено было пройти через огненный Афганистан, переве­стись на Сахалин и погибнуть на Курилах при выполнении очеред­ного задания. Но небо есть небо, и оно не всегда отпускает своих отважных соколов на землю. Расскажу лишь об одном слу­чае из жизни этого отважного борттехника. Во время выполнения боевого задания душманы подбили верто­лет, которым управлял капитан Ка­лита. Второй вертолет, на котором Сидоренко был техником, пошел на помощь. В Афганистане было правило — никогда не оставлять боевых друзей. Пусть даже риск настолько велик, что практически не имеешь шансов на спасение. Вертолет пикирует на душманское гнездо, словно в пасть к са­мому дьяволу. Кажется, что стреля­ет каждый камень. Сидоренко вме­сте с капитаном Пашковским выскакивает из вертолета и бросает­ся на помощь друзьям. Душманы были совсем рядом, — уже слышны их крики. Летчиков брали в кольцо. Старший лейтенант Сидоренко, отстреливаясь, своим телом прикры­вал раненого товарища. С вертоле­та тоже помогали огнем, но все-та­ки основная тяжесть была именно на Александре. Вот и вертолет. Еще несколько метров — и они в безо­пасности. Кончаются патроны в ав­томате, в ход идут гранаты. Душма­ны рядом с вертолетом, видны их озлобленные лица. Капитан Шапо­валов поднимает вертолет в небо и выводит его из опасной зоны. Ма­шина вся продырявлена, но опыт­ные летчики доводят ее до аэро­дрома. И только на земле они осоз­нали, как были близки к смерти. Капитан Сидоренко был на­гражден орденами Красного Зна­мени, Красной Звезды, медалями. Остались в летописи части и братья Галицины. Сергей и Констан­тин уверенно и смело шли по слу­жебной лестнице. Вся служба у них прошла в боевом режиме, на одном дыхании. Опытнейшие, надежные офицеры, скромные трудяги неба. Часто вспоминают офицеры ко­мандира части Вячеслава Сухова. Это был талантливый летчик, со­ставлявший поистине «золотой фонд» авиации погранвойск. С уважением отзываются летчи­ки о бывшем командире части пол­ковнике Семене Клепицком, кото­рый начинал службу лейтенантом в суровой Арктике. Наставником на­чинающего летчика был командир отряда самолетов Ан-24 Иван Романюк. Летали от Мурманска до мыса Шмидта. Через три года по­сле окончания училища Клепицкий был назначен на должность шеф-пилота командующего Забайкаль­ским пограничным округом. Затем была учеба в Военно-воздушной академии имени Ю.А.Гагарина, а после — служба в Отдельной авиа­ционной эскадрилье Восточного пограничного округа. Там он пе­реучился на вертолетчика и освоил все модификации вертолета Ми-8. Был в Афганистане, где оказы­вал огневую поддержку погранич­ным подразделениям, эвакуировал больных и раненых, доставлял лич­ный состав и грузы, участвовал в воздушной разведке и поиске бандитов. Затем в течение шести лет — командир Сахалинской авиачасти, которая охраняла биоресурсы эко­номической зоны и морские рубежи государства. За добросовестную службу по защите воздушных рубе­жей полковник Семен Семенович Клепицкий удостоен звания «Заслу­женный военный летчик Россий­ской Федерации», отмечен многи­ми боевыми наградами. Именно ему популярная группа «Голубые бе­реты» посвятила песню «Семен Семеныч». Сейчас полковник запаса Клепицкий проживает в Воронеже. На должности командира части его сменил подполковник А.Коно­валов. Достойнейший офицер, первоклассный летчик, гордив­шийся службой в пограничной авиации. В 1996 году командиром авиа­части стал и (остается им по сей день) полковник Анатолий Казаков. Он родился в 1961 году в селе Байглычево Яльчикского района Рес­публики Чувашия в многодетной крестьянской семье. Отец — за­служенный колхозник. Мать умер­ла, когда Анатолию было 10 лет. С детства он привык к самостоятель­ности, рассчитывал только на свои силы. Целеустремленный юноша с отличием окончил среднюю школу и поступил в Сызранское высшее летное училище. В 1982 году лет­чик-штурман вертолета Казаков был направлен в авиачасть погран­войск под Владивостоком. Затем был Афганистан, где он получил первый боевой опыт. И снова Дальний Восток. Талан­тливого летчика заметили: капита­ну Казакову было всего 28 лет, ког­да командование направило его учиться в Военно-воздушную ака­демию имени Ю.А.Гагарина. С 1993 года Казаков служит на Сахалине. Много летает на границу, часто в экстремальных ситуациях. Одним из первых посадил вертолет в рай­оне разрушенного Нефтегорска. Полковник Анатолий Казаков налетал более 2500 часов, имеет почетное звание «Заслуженный во­енный летчик Российской Федера­ции», классную квалификацию «во­енный летчик-снайпер». Награж­ден медалями «За спасение поги­бавших», Нестерова, «За отличие в воинской службе» II степени. Летчиками от Бога называют в части начальника штаба кавалера орденов Красного Знамени, Красной Звезды, «За службу Ро­дине в Вооруженных Силах СССР» III степени подполковника Сергея Бусарова, заместителя команди­ра части по летной подготовке подполковника Вадима Моржова, награжденного орденами Красно­го Знамени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени и меда­лями «За отвагу», «За боевые за­слуги», Нестерова, «За отличие в охране государственной границы СССР». Слова признательности были адресованы также заместителю командира части по кадрам и вос­питательной работе подполковни­ку Алексею Гореву, начальнику ты­ла авиачасти подполковнику Гри­горию Чмуху и штурману части подполковнику Виталию Марчуку. Полковник Казаков сказал не­мало добрых слов о командире са­молетной эскадрильи подполков­нике Анатолии Долгих и командире вертолетной эскадрильи Алексан­дре Аникееве, которые много сде­лали для сохранения школы и ме­тодики обучения. Именно на их плечах лежит подготовка достой­ной смены. Прилежно служат мо­лодые авиаторы капитаны Виталий Ряшенцев, Григорий Григор, Роман Прокопенко, Евгений Неселев-ский, лейтенант Евгений Сафонов. Добросовестно выполняют свои обязанности командир роты охра­ны капитан Сергей Сердюков и командир роты аэродромно-техни-ческого обеспечения капитан Вла­димир Дмитриев. Примером для подражания являются старшие прапорщики Владимир Ардышев, Олег Зарипов. Летчики Сахалинской авиачасти в среднем имеют тот минимум лет­ной практики, который обеспечива­ет выполнение поставленных задач по охране государственной грани­цы. Командование части постоянно заботится о практических навыках летного состава. Более 100 часов налета в год имеют подполковники Анатолий Долгих, Алексей Горев, майор Андрей Бабкин. Чуть меньше - вертолетчики подполковник Ва­лерий Каленов, майор Леонид Ак­сененко, Анатолий Козлов. Но все они высококлассные специалисты, готовые выполнить задачи любой сложности. - С ветеранами мы встречаем­ся довольно часто, - сказал пол­ковник Анатолий Казаков. - Самое деятельное участие в жизни части принимают Владимир Александро­вич и Софья Соломоновна Антоно­вы, Нина Ивановна Другова, Васи­лий Алексеевич Архипов, подпол­ковники запаса Александр Семе­нов, Николай Миронов, Иван Лахно. Семенов работает начальником от­дела снабжения ООО «Сахалин-шельф-сервис», Лахно - предсе­датель областного Общества вете­ранов боевых действий. Я благода­рю всех ветеранов, которые не за­бывают родную часть и делятся с молодежью накопленным опытом. Самые теплые слова адресую нашим офицерам-афганцам. Ко­мандование авиачасти делает все возможное, чтобы этот бесценный опыт не только накапливался и обобщался, но и использовался в интересах совершенствования летного мастерства экипажей са­молетов и вертолетов. В нашей ча­сти проходят службу воины-аф­ганцы офицеры С. Бусаров, А.Ани­кеев, Р.Фатхуллин, О.Гончаренко, В.Каленов, В.Ковтун, С.Куренков, В.Давыдов, В.Миловацкий, А.Ша­ляпин, М.Васильев. На таджикско-афганской границе отличились экипажи подполковников С.Моро­зова, А.Долгих, В.Ковтуна, В.Каленова, майоров С.Куренкова, А.Лу­кина, наземных специалистов подполковников О.Гончаренко, А.Митюшина, майора А.Антонюка, капитана А.Леховича; в Чеченской Республике - экипажи подпол­ковника В. Каленова, майоров В. Ветошкина, Л.Аксененко, С.Курен­кова. Помним мы и о погибшем борт­механике вертолета прапорщике Владимире Алексеевиче Маевом, который 19 сентября 1986 года не вернулся с боевого полета в Афга­нистане. В настоящее время его сын Евгений в звании прапорщика служит в первой авиаэскадрилье. С офицерами авиачасти мы го­ворили и о подготовке кадров. К сожалению, то количество часов налета, с которым приходят ны­нешние молодые офицеры после училищ, значительно меньше, чем это было при Союзе. Однако это еще не самое страшное. Молодых авиаторов есть кому учить технике пилотирования. Проблема номер один — техническое состояние са­молетов и вертолетов, которая требует незамедлительного реше­ния на самом высоком уровне. Но тем не менее у большинства летчи­ков не возникает мысли написать рапорт об увольнении. Трудятся не за награды, а на благо своего Оте­чества. СПЕЦИАЛИСТЫ СВОЕГО ДЕЛА Летчиков всегда называли эли­той, а как же: белые перчатки, бе­лые шарфы!.. А на самом деле авиация - это тяжелая, изнуряю­щая работа, хотя и очень интересная. Поэтому настоящие летчики ее любят и ни на какую другую не про­меняют. Авиационные техники - вечные трудяги, которые готовят самолеты и вертолеты к вылету и в невыноси­мую жару, и в холод, когда пальцы примерзают к металлу. На сегодняшний день в части сложился сплоченный коллектив техников. Еще лейтенантами при­шли сюда Дубровский, Кулалаев, Ермаков. Кулалаева определили к наставнику Гринченко, Ермакова - к Кривенко. Первым наставником у Дубровского был капитан Виктор Сленцов, который из вчерашнего выпускника авиационно-технического училища уже превратился в знающего специалиста, способно­го самостоятельно обучать моло­дежь. Улыбчивый любитель баскет­бола обожает покопаться в элек­тротехнике и с удовольствием чи­нит ее, если она вышла из строя. Капитан Михаил Дубровский родом из Вологодской области. В 1994 году окончил Кировское воен­ное авиационно-техническое учи­лище по специальности «бортовой техник вертолета». В Сахалинской авиационной части ему пришлось переучиваться на бортового техни­ка самолета. Капитан Роман Лустенко после окончания школы поступил в Сла­вянское училище гражданской авиации, через год учебы его приз­вали в армию. Службу проходил в гвардейском батальоне связи в Бе­лоруссии. Через полгода была по­пытка поступить в артиллерийское училище. Но судьбе было угодно, чтобы Роман Лустенко поступил в 1984 году в Васильковское воен­ное авиационно-техническое учи­лище и успешно его окончил по специальности «бортовой техник военно-транспортной авиации». Первым наставником у Романа был майор Александр Панкевич старший бортовой техник отряда. В течение нескольких месяцев вы­полнял Лустенко служебно-боевые задачи в составе экипажа капитана Андрея Шаланова в Таджикистане. Пришлось и во время первой че­ченской кампании в экипаже капи­тана Владимира Мануриченко по­могать воинам в зеленых фураж­ках. Сейчас он в экипаже Ан-26, ко­торым командует подполковник Алексей Горев. Капитан Денис Замыров ро­дился в семье военного. Отец Юрий Павлович долгие годы слу­жил прапорщиком. Денис в 1994 году поступил в Пермское военное авиационное училище. Выбрал специальность «авиационное обо­рудование». Распределение полу­чил в Сахалинскую авиачасть. На­ставником Дениса был майор Вла­димир Липунов,который в течение трех лет учил Замырова премудро­стям службы в ТЭЧ. Последние два года капитан Денис Замыров слу­жит в эскадрилье, которой коман­дует подполковник Шарифуллин. Старший прапорщик Виктор Кузьмин - из многодетной семьи: пять братьев и одна сестренка. Его родина - село Мохово, что в Кеме­ровской области. После окончания школы учился в ГПТУ на электро­слесаря. В 1979 году призвали в армию, прошел «учебку» в Саха­линском пограничном отряде. А затем были курсы радистов, и с 1980 по 1996 год он летал на раз­ных типах самолетов в качестве бортового радиста. Где только он ни был с экипажами Миронова, Ти­хомирова, Долгих, Марьюшкина и Шарифуллина! Это - Киев, Ду­шанбе, Тбилиси, Новосибирск, Пе­тропавловск-Камчатский... С эки­пажем подполковника Анатолия Долгих выполнял служебно-боевые задачи в Таджикистане. Вози­ли пограничникам боеприпасы, продукты, вывозили раненых. С 1995 года ушел на должность стар­шего техника группы обслужива­ния бортовых комплексов и си­стем на Ан-72. Говорили мы с авиационными техниками не только о службе, но и о земном, - о быте. О том, что ин­тересы России защищать гораздо легче, когда есть теплая квартира, когда уверен, что, отслужив, полу­чишь приличное жилье. О том, что они верят, все, без исключения, что их нелегкий труд будет по до­стоинству оценен... ЕСТЬ В НЕБЕ ТАКАЯ СИЛА Авиаторам-пограничникам Ти­хоокеанского регионального по­граничного управления хорошо знакомо имя подполковника Вади­ма Моржова, бывшего заместите­ля командира Сахалинской авиа­ционной части по летной подго­товке. На летной работе он с 1977 года, имеет квалификационную категорию «Летчик 1-го класса». — Летчик от Бога, — так кратко охарактеризовал Вадима Ген­надьевича командир части полков­ник Анатолий Казаков. И добавил: - Допущен к полетам на охрану границы и ведению боевых дей­ствий в качестве командира экипа­жа и летчика-инструктора днем и ночью, в сложных метеорологиче­ских условиях. На каждой занима­емой должности работает само­отверженно, не считаясь с личным временем, и прилагает максимум усилий для выполнения поста­вленных задач. Очень ответственный и скромный человек. За период службы Вадим Ген­надьевич освоил четыре типа верто­летов и один - самолета. Имеет об­щий налет 4600 часов. С 1982 по 1989 год принимал участие в оказа­нии интернациональной помощи Демократической Республике Афга­нистан. С 1996 по 2002 год неодно­кратно участвовал в выполнении специальных заданий в ходе контр­террористической операции в Че­ченской Республике в качестве ко­мандира экипажа. Всего совершил 2685 боевых вылетов. За мужество и отвагу награжден орденами Крас­ного Знамени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Си­лах СССР» III степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», Не­стерова, «За отличие в охране госу­дарственной границы СССР». Вадим Геннадьевич до сих пор помнит крутые, почти отвесные, стены горного ущелья, по которо­му проходил маршрут одного из первых полетов. Летчик-штурман, а им был Вадим, неустанно сверял место полета с картой, докладывал командиру экипажа об их местона­хождении. Даже секунда промед­ления в условиях плохой видимо­сти могла закончиться трагедией. Тот полет прошел нормально, и ко­мандир экипажа после приземле­ния поблагодарил молодого офи­цера за правильные действия. Сколько за годы службы в Аф­ганистане было боевых вылетов, перехваченных караванов, пробоин в его машине, высадок десант­ников в горах! Сколько раз спаса­ли их экипаж и сколько раз летчики спасали раненых! Об этом Вадим Моржов не забудет никогда. С бла­годарностью вспоминает своего командира экипажа майора Александра Кашина, который вложил в становление летчика немало сил, передавая ему свой опыт. За годы летной работы подпол­ковник Моржов, проявляя личное мужество, неоднократно выполнял полеты по санитарным и специаль­ным заданиям в сложных метеоро­логических условиях. Благодаря высокому профессиональному ма­стерству задания были успешно выполнены, о чем свидетельствуют спасенные жизни (более 60 погра­ничников). За участие в ликвида­ции последствий землетрясения на Курильских островах в 1994 году и на острове Сахалин в 1995 году Моржов был поощрен губернато­ром Сахалинской области. Накопленный боевой опыт, уме­ние находить оптимальное, един­ственно верное решение в экстре­мальных ситуациях он заботливо передает молодым офицерам, уделяя большое внимание повы­шению их квалификационной кате­гории и совершенствованию лет­ного мастерства. Под его руковод­ством повысили свою классную квалификацию до уровня «Летчик 1 -го класса» - 77 человек, «Летчик 2-го класса» - 94 человека, «Летчик 3-го класса» - 198 человек.Вадим Геннадьевич подготовил к полетам на охрану границы более 160 летчиков и штурманов. Благодаря его личному вкладу в организацию полетов, умелое руко­водство летным составом по итогам 2000—2002 годов часть была приз­нана лучшей авиационной частью КТОРУ За особые заслуги в осво­ении авиационной техники, высокие показатели в воспитании и обучении летных кадров и многолетнюю без­аварийную работу в авиации погра­ничных войск Вадим Моржов пред­ставлен к присвоению почетного звания «Заслуженный военный лет­чик Российской Федерации». В нас­тоящее время продолжает службу в Управлении авиации ФСБ России. НЕ ЗА ЧИНЫ - РОССИИ СЛУЖИМ! Свой путь в авиацию Сергей Бусаров начал в семнадцать лет авиа­мотористом в Новгородском объе­диненном авиаотряде на Ан-2 и Як-40. В восемнадцать он курсант, в де­вятнадцать - авиационный техник Владимирского учебного авиацион­ного центра ДОСААФ, где осваивал Ми-2 и впервые поднялся в небо, си­дя за штурвалом вертолета. Затем офицерские курсы при Сызранском высшем военном авиационном учи­лище летчиков. Диплом пилота-тех­ника и - распределение в погранич­ные войска, в Краснознаменный Ти­хоокеанский пограничный округ. Первая должность - старший летчик-штурман в составе экипа­жа Ми-8, которым командовал ка­питан Сергей Недорезов. Сергей Бусаров с теплотой вспоминает о первом годе службы в звании лейтенанта: - Я благодарен, что получил назначение на Сахалин, в самую дальнюю авиационную пограничную часть. Там мы постоянно осознава­ли: мы — на передовом рубеже... Через десять месяцев Сергея пе­ревели в Среднеазиатский погранич­ный округ, в Душанбе. В Афганистане тогда шла война, и вертолетчики там нужны были позарез. Пришлось пе­реучиваться на Ми-24. Летали много, как этого требовала обстановка. Уча­ствовали в боевых операциях. Афганские горы - это сухой разреженный воздух, это глубокие ущелья, резкие переменчивые ве­тра, это моджахеды с ДШК и аме­риканскими «Стингерами». Каж­дый вылет - смертельный риск. Командиру экипажа капитану Юрию Виляда, старшему летчику-штурману лейтенанту Сергею Бусарову и их боевым товарищам приходилось работать на износ. По шесть часов барражировали над нашими колоннами, прикры­вая их. С благодарностью вспоминает Сергей своего командира капитана Сергея Шубича - грамотнейшего офицера, смелого летчика, волево­го и целеустремленного человека. Именно он «вывозил» Бусарова. Именно его считает Сергей своим самым главным учителем. Первую медаль «За отличие в охране государственной границы СССР» Сергей Бусаров получил в 1984 году, а «За отвагу» — в 1986-м. Дело было под Рустаком, в районе Салигорской высоты. Их вертолет обстреляли душманы. Шубич от­ветил НУРСами, Бусаров - из пушки, и ДШК был уничтожен. Но везло не всем... 19 января 1989 года сбили «вертушку» капитана Ильгиса Шарипова. На помощь эки­пажу вылетели семь Ми-24. Коман­дир звена капитан Николай Бондаренко в тот раз шел ведущим, коман­дир экипажа капитан Сергей Бусаров - замыкающим. Капитан Валерий Попков забрал капитана Шарипова, единственного оставшегося в живых. Остальные сгорели. Уходили под не­прекращающимся огнем душманов. В вертолете Попкова после возвращения на базу насчитали 65 пробоин. Замыкающей машине тоже досталось, но благодаря ма­стерству, филигранной технике пилотирования капитана Бусарова экипаж остался жив. После суровой школы Афгани­стана командир звена вертолетов Сергей Бусаров поступил в Воен­но-воздушную академию им. Ю.А.Гагарина, окончив которую, вновь получил распределение на Сахалин. Как говорит сам Сергей, словно окунулся в те, уже далекие, лейтенантские годы. Был командиром вертолетной эскадрильи. В этом году исполни­лось восемь лет, как он на должно­сти заместителя командира части - начальника штаба. В 1998 году Сергею Петровичу Бусарову при­своена классная квалификация «Военный летчик-снайпер». ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ 2 декабря 2002 года на севере Хабаровского края потерпел ката­строфу самолет Пограничной службы. Ил-76 Отдельного авиа­ционного отряда, дислоцировав­шегося в подмосковном Шере­метьево, следовал из Братска в Анадырь. Пилотировал его под­полковник Игорь Дмитриенко.Игоря Геннадьевича я знал больше пятнадцати лет: с журна­листами окружной газеты ча­стенько летали на Сахалин, Кури­лы, в Таджикистан именно с его экипажем на Ил-14, Ан-26. И все эти годы я пытался рассказать об этом удивительно скромном че­ловеке, а он все называл фамилии своих подчиненных и говорил: «Вот о них пишите, золотые ребя­та...» И только перед его перево­дом в Москву в 1998 году расска­зал о себе. Летчиком Игорь Дмитриенко хотел быть всегда — так сказать, продолжить семейное дело. (Отец, Геннадий Иванович, 34 года отдал Аэрофлоту, налетал 22 тысячи ча­сов, заслуженный пилот СССР, пи­лот-инструктор. Освоил самолеты от Ан-2 до Ту-134. И десять лет как ушел на заслуженный отдых.) Игорь, с детства впитавший дух воздушного боевого братства, гре­зивший о просторах Пятого океана, после окончания школы в 1975 году поступил в Балашовское военное авиационное училище. И не ошибся. Больше 25 лет отдал подпол­ковник Дмитриенко пограничной авиации, ему пришлось полетать на Ил-14, Ан-26, Ан-72П. Игорь Ген­надьевич налетал три с половиной тысячи часов. За мастерство, про­явленное во время одной из опера­ций в Татарском проливе, был на­гражден медалью Нестерова. А у летчиков она ценится так же высо­ко, как медаль Ушакова у военных моряков. Он рассказывал о своей работе, и я вспомнил, как авиационное на­чальство пригласило журналистов вылететь на Ан-72П на охрану 200-мильной экономической зоны. Это был первый вылет на новом типе самолета, который специально разработали для пограничной авиации. Современные навига­ционные и поисковые комплексы позволяли с земли задавать про­граммы полетов по намечаемым маршрутам. Командир экипажа подполковник Дмитриенко поведал нам о цели полета: зафиксировать все иностранные суда в экономиче­ской зоне, проверить бортовые но­мера, есть ли они в списках разре­шенных для лова, ну а если нет - сообщить о нарушениях правил ло­ва морякам-пограничникам.Прощаясь, я спросил у подпол­ковника Дмитриенко, почему он выбрал профессию покорителя не­ба, когда простейший вылет по кругу может стать последним, не говоря уже о полетах в горах Тад­жикистана или на Курильских ос­тровах, где такие туманы, что руку протяни — ничего не увидишь. От­вет был прост: «Это журналисты пишут, что летчики идут в полет, как на подвиг. В жизни все проще. Мы, военные летчики, все свои полеты без исключения называем рабо­той. Будь то черновые, составляю­щие абсолютное большинство, или сложные по технике исполнения, опасные по степени риска, пре­дельно напряженные в боевой об­становке - заход по ущелью на по­садку в Хорог, аэропорт на высоте 2200 метров над уровнем моря. Мы — обычные люди, для которых долг не является простым звуком». Думаю, лучше, чем подполков­ник Дмитриенко, о профессии во­енного летчика и не скажешь. А потом он сказал, что через несколько дней переводится для дальнейшего прохождения службы в Шереметьево и будет летать на Ил-76, самолете третьего поколе­ния, без которого невозможно пе­ребрасывать из одной точки страны в другую пограничников, техни­ку, необходимые грузы. «О работе на такой машине можно только мечтать, и моя мечта сбывается», — добавил тогда Дми­триенко. Три года подполковник Дмитри­енко летал на Ил-76. Его экипаж — В.Трушков, Ф.Федоров, Э.Соколов, А.Сафиулин, Ю.Степанов, О.Губа­нов — любил и уважал своего ко­мандира, ценил его за профессио­нализм, чуткое отношение к людям. Почти четыре года тому назад экипаж, во главе которого был во­енный летчик 1-го класса подпол­ковник Игорь Дмитриенко, не вер­нулся из полета. Пограничники-авиаторы погибли, выполняя слу­жебный долг. Вечная память ему и всем тем, кто погиб в этой авиака­тастрофе! ГЛАЗА БОЯТСЯ - РУКИ ДЕЛАЮТ В Сахалинской отдельной авиационной части построили об­щежитие для офицерских семей. Командир части показал комнаты, в которых будут жить офицеры, познакомил с теми, кто потратил максимум сил, чтобы объект был сдан в срок. Капитан Владимир Небогатиков - один из них. Много лет он был авиационным техником, сейчас служит в отделении воспитатель­ной работы. Помочь строителям попросил полковник Анатолий Ка­заков, потому что знал: у Владими­ра Валентиновича золотые руки. Рубанком, ножовкой, стамеской владеет не хуже профессионально­го строителя. И своим помощникам толково объяснял, что и как делать на строительном объекте. И первый вопрос, который я адресовал капитану Небогатикову, должен был внести ясность, откуда такие познания у авиа­ционного техника по профессии, а ныне офицера-воспитателя. - Это батькина школа, он меня и младшего брата Сережу научил по хозяйству работать. Фронто­вик. В 1991 году умер, - с тепло­той и гордостью за старшего Не-богатикова говорит Владимир Ва­лентинович. - Здесь столько работы было! Не думали, что можете не уло­житься в срок? — интересуюсь у Небогатикова. Ответил он присказкой своей матери, Юлии Кирилловны: - Глаза боятся - руки делают. Биография у капитана Небогати­кова такая богатая, что диву даешь­ся, как много он успел повидать в своей жизни. Родился в Кировской области, в полтора года вместе с ро­дителями переехал в Павлодарскую область — в то время многие отпра­влялись в Казахстан осваивать бес­крайние степи. После окончания школы год работал на тракторе, поз­нал, что такое трудовой рубль. За­тем услышал, что в Перми есть поли­технический завод имени Якова Свердлова по сборке авиационных двигателей, поехал туда и освоил специальность слесаря-сборщика. В 1977 году призвали в Вооружен­ные Силы. Его товарищи по работе собрали ему в дорогу чемодан с провизией да 20 пачек «Примы». Почти семь суток шел эшелон до Спасска-Дальнего, что в Примор­ском крае. Там учился в школе млад­ших авиационных специалистов, получил специальность механика по обслуживанию самолета МиГ-21. И, между прочим, изучал те же двигате­ли, которые сам собирал в Перми. «Штурмовые ночи Спасска» - для него не просто слова из песни. Здесь курсант Небогатиков добро­совестно освоил то, чему его учи­ли командиры. В мае 1978 года ра­спределили в ГСВГ, в истребительно-авиационную часть. За месяц до увольнения поступил в школу прапорщиков, которая располага­лась в Черняховске Калининград­ской области. И через полгода по­сле ее окончания был назначен техником самолета. Небогатиков был единственным прапорщиком в авиационном корпусе, который занимал офицерскую должность. Гордится он и тем, что именно в их части служили военные летчики подполковники Авдеенко и Аведиков, которые летали в паре и такие фигуры высшего пилотажа выполня­ли в небе Германии, что немцы гово­рили: «Русские — лучшие летчики в мире». Впоследствии Николай Парфенович Авдеенко стал генералом и командовал авиацией Тихоокеан­ского регионального управления. После пяти лет службы в Герма­нии перевели в поисково-спаса­тельную часть в Казахстан (обслу­живали космодром). Затем механи­ком на Ту-134 (самолет командую­щего Уральским военным округом). Экстерном окончил Кировское авиационно-техническое училище. В 1985 году новое назначение - на Сахалин, в отдельный вертолетный отряд, который через четыре го­да, увы, сократили. Пограничники от высококлассного специалиста не от­казались, нашли ему должность ме­ханика. А через год, после прохожде­ния военно-врачебной комиссии, Владимира Валентиновича назнача­ют на должность старшего бортового механика вертолета Ми-8. В 1995 го­ду в составе экипажа, которым ко­мандовал майор Макаров, выполнял служебно-боевые задачи в Таджики­стане, доставлял грузы погранични­кам в Хорогский и Калай-Хумбский пограничные отряды, вывозил ране­ных и заболевших в Душанбе. Довелось ему поучаствовать и в ликвидации последствий земле­трясения на островах, служить в должности техника группы регла­мента в ТЭЧ. В 1996 году Небогатиков полу­чил звание младшего лейтенанта и теперь с гордостью носит офицер­ские погоны. «ОФИЦЕР ТОЛКОВЫЙ, ЛЕТАТЬ ЛЮБИТ...» Эти слова командир части пол­ковник Анатолий Казаков сказал о капитане Григории Григоре — пра­вом летчике экипажа Ан-72. Под­полковник Вячеслав Головчук раз­деляет мнение командира: — Вроде бы не так уж и давно при­шел он к нам из авиационного воен­ного училища, а новичком не назо­вешь. Любопытный, без дела не сидит. Заметно его стремление освоить профессию в совершенстве. Родился Григорий в поселке Са-рыколь Кустанайской области. Отец, Владимир Григорьевич, ра­ботал строителем, мама, Людмила Николаевна, — экономистом. С са­мого раннего возраста родители привили своему сыну, дочерям Еле­не и Татьяне чувство ответственно­сти. Если брались за работу ребя­тишки, то делали ее на совесть. В Курганский военный авиа­ционный институт Григорию посо­ветовал поступить дядя, подпол­ковник Валерий Анатольевич Го-лоднюк. (Сейчас он служит началь­ником штаба отдельной эскадри­льи в Хабаровске.) Годы учебы пролетели бы­стро. Преподаватели были стро­гие, но предметы свои знали досконально, особенно полков­ник Миронов — начальник кафе­дры воздушной навигации, под­полковник Бочаров — препода­ватель аэродинамики, подпол­ковник Вислочузов — преподава­тель по воздушной навигации. Помнит свой первый вылет на третьем курсе института — на Як-18. «Вывозил» его подполковник Гордиенко, классный инструктор, давший «путевку в небо» не одному курсанту-авиатору. Полет длился минут сорок, но казалось, что ле­тели не больше пяти минут. Григо­рий видел солнце, облака так близко, что просто дух захватыва­ло... Очень волновался курсант Григор, но задание выполнил почти без замечаний. Прошло нес­колько лет после того вылета, а ощущение такое, будто все вчера было. После окончания военного ин­ститута разлетелись лейтенанты кто куда. Григория Григора и Рома­на Прокопьева распределили в Са­халинскую авиационную часть, Ви­талия Фадюшина - на Камчатку, Сергей Шанин служит в Кочубеевке, Евгений Булаев - во Владиво­стоке. Иногда встречаются, изред­ка переписываются - все-таки из одного авиационного института. В части Григория определили в экипаж подполковника Шарифуллина - дружный, понимающий друг друга с полуслова, выполняющий самые трудные и ответственные за­дания. Штурман - майор Дмитрий Лебедев, техник - Михаил Дубров­ский, бортрадист - Дмитрий Солнышкин. За полтора года на Ан-72 выполняли самые различные рейсы: от перевозки обычного груза до санзаданий. Но основное, конечно, предназначение - это полеты на ох­рану границы, экономической зоны, доставка грузов в отряд и бригады. Родные очень рады, что у Гриши все хорошо, что служба идет без замечаний. Отец особенно доволен тем, что его сын - военный летчик и служит в прославленной авиа­ционной части на Сахалине. ВОИНСКИЙ ДОЛГ ВЫПОЛНИЛ ДО КОНЦА Свою трудовую биографию Виктор Михайлович Ковтун начал с ра­бочей профессии слесаря по ре­монту автомобилей завода «Сто-ВАЗ». После окончания Сызранско-го высшего военного авиационного училища летчиков был назначен на должность старшего летчика-штур­мана Ми-24. Начиная с 1985 неоднократно принимал участие в оказании ин­тернациональной помощи Респу­блике Афганистан. Совершил более 800 боевых вылетов. Летом 1987 го­да при проведении операции в рай­оне кишлака Джангаль-Арык точ­ным бомбометанием уничтожил по­зицию бандгруппы. За храбрость и самоотверженность был награжден медалью «За отличие в охране госу­дарственной границы СССР». 10 февраля 1988 года в районе Чахиаб, осуществляя прикрытие транспортных вертолетов, обнару­жил группы бандитов, ведущих по ним огонь. Действуя грамотно и хладнокровно, уничтожил огневую точку и семерых бандитов, обеспе­чив безопасную высадку десанта. За мужество и отвагу подполков­ник Ковтун был награжден меда­лью «За отвагу». В период с 10 по 20 августа 1988 года в составе экипажа принимал участие в проведении десантирова­ния пограничников в районе насе­ленного пункта Кундуз. Под силь­ным огнем ПВО противника обнару­жил расчет РПГ, ведущий огонь по транспортным вертолетам. При­цельным огнем из пулемета уничто­жил расчет. Боевая задача была выполнена без потерь, Ковтун был на­гражден орденом Красной Звезды. Вторым орденом Красной Звезды он был награжден за вы­полнение специального задания 19 января 1989 года в районе Ханабад: под огнем противника при­цельным пуском ракеты уничтожив опорный пункт бандитов. 10 февраля 1989 года Виктор Михайлович выполнял боевое за­дание в районе Калан-Гузар. За проявленные мужество и героизм был удостоен ордена «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени. В марте 1993 года Ковтун был переведен на Сахалин на дол­жность старшего летчика-штурма­на вертолета Ми-8. В 1995 году его назначили командиром винтокры­лой машины, затем заместителем командира эскадрильи - начальником штаба вертолетной эскад­рильи. В 1998 году приказом Глав­нокомандующего ВВС РФ ему бы­ла присвоена классная квалифика­ция «Военный летчик 1-го класса». За время службы на различных должностях он налетал более 2000 часов, из них 1500 непосредственно на охрану государственной грани­цы. К сожалению, не так давно Вик­тор Михайлович ушел из жизни... Сейчас, когда вы читаете эти строки, самолеты и вертолеты, по­слушные опытным рукам авиато­ров-сахалинцев, держат путь в от­крытый океан. Они летят на охрану рубежей нашей страны, чтобы не­бо над нами было всегда чистым и светлым, чтобы в наши окна утром заглядывало солнце... Счастья вам, дорогие авиато­ры, в мужественной профессии! И пусть всегда количество посадок равняется количеству взлетов. История Сахалинской Отдельной авиационной части ФСБ России связана с резким осложнением обстановки на восточных рубежах СССР. Приказом НКВД СССР от 5 апреля 1945 года на станции Быково Московской области подполковнику Илье Николаевичу Мустыгину было поручено сформировать авиационную часть для усиления границ. Ее костяк составил летно-технический состав авиационных частей отдельной авиабригады ПВ НКВД. И уже 15 апреля Отдельная авиационная часть следовала к месту базирования, в город Нерчинск Читинской области. 8 августа 1945 года Советское правительство вручило правительству Японии ноту, в которой указывалось, что с 9 августа 1945 года Советский Союз считает себя в состоянии войны с Японией. Командование поставило авиачасти задачу: разведать характер укреплений на стратегически важных направлениях наступающих войск, а также произвести контроль над участками границы, труднодоступными для пограничников. В последующем, в ходе наступления частей Советской армии, производить разведку мест скопления противника, его резервов и техники. Командиры, летно-технический состав части с честью справились с поставленной задачей. Только за период с 9 августа по 3 сентября 1945 года было произведено более 900 боевых вылетов, выброшено более 5 тысяч человек десанта в пригородах Харбина, Мукдена, Чайчуня и порта Дальнего. Около 75 вылетов было произведено с целью разведки, для перевозки командования Забайкальского фронта и офицеров оперативного отдела штаба. Специальные группы воинов-авиаторов выполняли задания командования по захвату и пленению белогвардейского генерала Семенова и его доставке на территорию СССР. В войне с империалистической Японией авиачасть участвовала в полном составе. Многие авиаторы и бойцы части показали образцы мужества, героизма и доблести. Орденом Отечественной войны I степени было награждено 7 человек, II степени - 9 человек, орденом Красного Знамени награжден командир части, орденом Красной Звезды - 22 человека, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» - 44 человека. От имени Президиума Верховного Совета СССР за непосредственное участие в боевых действиях против японских войск военнослужащие авиачасти награждены медалью «За победу над Японией» — 190 человек, медалью «За победу над Германией» — 305 человек. По решению командования авиачасть на основании приказа НКВД от 14 ноября 1945 года переформировывается в Морскую авиационную часть с местом базирования — остров Сахалин, поселок Озерский. Чуть позже становится Отдельной авиационной морской частью Пограничных войск НКВД СССР. В период с 1 946 по 1 959 год было задержано во взаимодействии с пограничными отрядами и морской бригадой 178 японских шхун с общим количеством 1832 нарушителя государственной границы. Так, например, 18 августа 1952 года, выполняя задачу по охране государственной границы в районе мыса Крильон и острова Монерон, авиацией было зафиксировано большое скопление японских шхун численностью до 300 единиц, среди которых были военные суда и полицейские катера. В результате умелых и согласованных действий с ПСКР нарушители были выдворены за пределы наших территориальных вод. 1 апреля 1 954 года авиачасть переформировывается в Отдельную авиационную эскадрилью Пограничных войск. А 1 мая 1 960 года на основании приказа КГБ при Совете Министров СССР эскадрилья переформировывается в Отдельный авиационный отряд. В январе 1969 года в соответствии с приказом КГБ при СМ СССР Отдельный авиационный отряд вновь переименован в Отдельную авиационную эскадрилью. Преумножая боевые традиции своих товарищей, авиаторы-пограничники продолжали бдительно нести службу по охране границы. Только за период с 1 969 по 1 973 год выдворено в нейтральные воды 1092 иностранных судна, задержано, по данным авиации, 66 нарушителей государственной границы. В октябре 1 973 года только за один месяц при помощи вертолетов эскадрильи была задержана и выдворена из наших вод 261 японская шхуна-нарушитель. В 1973 году в соответствии с приказом КГБ при СМ СССР эскадрилья передислоцирована в город Южно-Сахалинск. Пограничники продолжали бдительно нести службу по охране государственной границы, постоянно оказывая помощь местному населению в ликвидации стихийных бедствий... 19 февраля 1974 года во второй половине дня у юго-восточного побережья Сахалина усилился ветер. Припай, образовавшийся из шуги и смерзшегося снега, дал трещины и вскоре превратился в плавающие островки, которые уносило в море вместе с сотнями рыбаков-любителей. Среди потерпевших бедствие были женщины и дети. Для оказания помощи в небо были подняты вертолеты, пилотируемые подполковником Вороновым, майором Третьяковым и капитаном Гибеж. Более 3 часов продолжались полеты. Это были очень тяжелые и напряженные минуты. Летчики делали все возможное, чтобы спасти жизнь сотням людей. В результате самоотверженности авиаторов-пограничников удалось спасти жизни 180 жителям Сахалинской области. За мужество и героизм, проявленные при спасении рыбаков, терпящих бедствие, медали «За спасение утопающих» удостоены подполковник Воронов, капитан Тибеж, лейтенант Суханов, майор Третьяков, майор Ларин, прапорщик Александров. С 1 марта 1977 года авиаэскадрилья приступила к выполнению еще одной важной задачи - охране 200-мильной экономической зоны. В связи с этим приказом КГБ при СМ СССР от 10 августа 1977 года она переформировывается в авиационную часть Пограничных войск КГБ СССР. За период с 1977 по 1986 год оштрафовано около 50 иностранных судов на общую сумму 1 00 тысяч валютных рублей. Наибольшей результативности добились при ведении воздушной разведки экипажи офицеров: Н.Миронова, Л.Кузнецова, А.Саланкова, И.Губина, С.Галицина и О.Красноглазова. Командир части майор Б.Соловьев Указом Президиума Верховного Совета СССР за умелое руководство и успехи, достигнутые в охране Государственной границы СССР, награжден орденом Красной Звезды. С 1980 года летный и технический состав части стал участвовать в оказании интернациональной помощи Республике Афганистан. За это время было командировано более 35 экипажей, наземных специалистов ИАС для выполнения специальных задач. Все члены экипажей, а также специалисты инженерно-авиационной службы своим образцовым выполнением служебного долга в боевых условиях еще раз доказали — долг, честь, взаимовыручка, умение выполнить поставленную задачу не только четко и грамотно, но и с минимальными потерями - это характерная черта всех авиаторов-пограничников. Сегодня в части проходят службу авиаторы, отмеченные боевыми наградами: А.Казаков, С.Бусаров, А.Аникеев, Р.Фатхуллин, О.Гончаренко, В.Каленов, В.Ковтун, С.Куренков, В.Давыдов, В.Миловацкий, А.Шаляпин, М.Васильев. Многие из офицеров и прапорщиков авиачасти принимали участие в охране и обороне таджикско-афганской границы: экипажи подполковника С.Мороз, майора С.Куренкова, майора А.Лукина, подполковника А.Долгих, подполковника В.Ковтун, подполковника В.Каленова; наземные специалисты - подполковник О.Гончарен-ко, подполковник А.Митюшин, майор А.Антонюк, капитан А.Лехович. Почетный военнослужащий части - Герой Советского Союза генерал-майор авиации Фарид Султанович Шагалеев. Он прошел путь от летчика-штурмана вертолета до командира звена. Закончил службу Фарид Султанович командующим авиацией округа. Сегодня летчики имеют все возможности для того, чтобы эффективно пресекать любые попытки проникновения на территорию России шпионов и контрабандистов, давать решительный отпор различным провокациям. Авиаторы-пограничники всегда с готовностью выполняют любые сложные задания. Летный и наземный технический состав в наши дни принимает участие в контртеррористической операции в Чечне. В командировках там побывали уже многие офицеры и прапорщики части в качестве авиационных наводчиков, экипажей вертолетов и наземных авиационных специалистов. Журнал ПОГРАНИЧНИК № 8 (1240) август 2006, с. 16-17 ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ А он судьбу свою вершит… Подполковник Матвей КАРТИН Еще минуту назад настроенный весьма благодушно и, я бы даже сказал, иронично, после звонка из авиационного цен­тра полковник Андрей Царев мгновенно переменился. И бы­ло отчего. Новые задачи кардинально меняли планы, наме­ченные командиром авиационный части на день. Обзвонив заместителей, которые на тот момент находились в управле­нии, он объяснил ситуацию. Собраться на совещание решили через сорок минут... Авиационную часть ФСБ Рос­сии Царев возглавил в первых чи­слах ноября минувшего года. Наз­начение на должность совпало с одним из самых ответственных моментов службы — подготовкой авиатехники к осенне-зимнему периоду эксплуатации. Но это, так сказать, проблема местного зна­чения. Главная же заключалась в том, что шла реорганизация всей системы авиации и реформиро­вание Северо-Восточного погра­ничного управления береговой охраны, с которым авиачасть тес­но взаимодействует. Так что вре­мени на раскачку, на освоение должности не было. Да по боль­шому счету освоения и не требо­валось. Последние пять лет, до перевода на Камчатку, полковник Андрей Царев возглавлял штаб авиачасти, еще недавно дислоци­ровавшейся в Душанбе. До этого прошел все ступени профессио- нального и командирского роста. Так что опыт службы накопился солидный. Между тем, сейчас уже ему трудно вспомнить то время, когда о карьере военного летчика он вовсе и не мечтал... Но с детства мечтал о небе. Авиация стала семейной тради­цией. Ведь отец был военным лет­чиком. Сначала служил в авиача­сти военно-космических сил, за­тем в Тюмени, где базировался авиаотряд, обеспечивающий деятельность железнодорожных войск. Был командиром экипажа вертолета, затем — замполитом авиаотряда. Кременчугское же летное учи­лище гражданской авиации Ан­дрей выбрал только потому, что оно было тогда единственным в Советском Союзе, где готовили гражданских вертолетчиков. В те годы Западная Сибирь очень активно развивалась и авиация применялась весьма ши­роко. Именно поэтому в Тюмень ежегодно прибывала выездная приемная комиссия Кременчуг­ского авиаучилища. Так что юноше для сдачи экзаменов не пришлось даже выезжать из родного города. А спустя четыре года, по выпуску в 1981-м, он молодым специали­стом возвратился в Тюмень, в 255-й летный отряд гражданской авиа­ции. Но уже в следующем году Ан­дрея призвали на военную службу — это было связано с событиями в Афганистане. Создавались новые вертолетные полки, и требовались летчики: из различных управлений гражданской авиации набрали сразу 300 человек. Служить Андрей попал во Вла­дивосток, в Тихоокеанский погра­ничный округ. И буквально сразу же начались плановые команди­ровки в Афганистан. Они продол­жались по 2—3 месяца, вплоть до 1986 года, пока Царева не пере­вели в Мары командиром экипажа Ми-8. А спустя еще два года его направляют в учебный центр Во­енно-воздушных сил, где он ос­ваивает Ми-26. Это была не столько его собственная инициа­тива, сколько служебная необхо­димость. На Ми-26 тогда переучи­вали только летчиков первого класса, а Царев был одним из немногих в части, кто имел столь высокий уровень мастерства. Но была все же и личная заин­тересованность. Мары — это Туркмения. А что представлял со­бой отдаленный туркменский уго­лок в конце 80-х годов, знает толь­ко тот, кто там бывал. Боевые дей­ствия в Афганистане близились к завершению, следовало подумать о своих служебных перспективах и о семье. Тех, кто летал на Ми-26, планировалось перевести в Ду­шанбе, а это все-таки город — то есть появлялась возможность де­тям учиться, супруге — работать... Занятия в учебном центре ВВС продолжались два месяца. На­ставником Царева был ныне легендарный Фарид Шагалеев, с которым он познакомился еще в 1983 году, когда Фарид Султанович командовал авиационной эскадрильей в Душанбе. Кстати, на Ми-26 Царев летал в Афганистан не только на завер­шающем этапе боевых действий. В 1990-м, когда они уже заверши­лись, Россия оказывала гумани­тарную помощь жителям горных районов, пострадавших от стихийного бедствия. Наводнение отрезало несколько горных киш­лаков от внешнего мира, и наши летчики доставляли туда муку, медикаменты и другие грузы. Могу сказать, что Царев родил­ся под счастливой звездой. За все боевые командировки в Афгани­стан, а суммарно в году их набира­лось до 240 суток, офицера ни разу не ранило, не контузило, он не по­терял ни одной машины. А вот его механик в одном из вылетов полу­чил проникающее ранение в шею — очень тяжелое. Но парня спасли, вовремя доставив медикам. В другой раз пулей пробило учебник немецкого языка, который лежал рядом с Царевым. Он тогда готовился поступать в Сызранское военное авиационное училище, чтобы получить высшее образование, и, когда выдавалась свобод­ная минутка, штудировал учебники — они всегда были при нем. Командир части, как-то увидев книги, не оценил стремление офицера: — Мне нужны не студенты, а летчики. После войны будешь учиться. Так оно и получилось. Только после афганских событий Царев окончил не Сызранское училище, а Таджикский госуниверситет — мечта о высшем образовании сбылась. Да и профессия учителя истории, которую он получил, яв­лялась своего рода «запасным аэродромом». Время-то было сложное, никакой определенно­сти со службой. Но вернемся к событиям в Аф­ганистане. Как говорит сам Ца­рев, там летали «под дамокловым мечом войны». У вертолетчиков много всякой работы, иногда весьма скромной, но смерть всег­да рядом, и это нельзя не чув­ствовать. Экипажу Царева сбитых това­рищей подбирать не приходилось, а вот обеспечивать прикрытие в подобной операции доводилось не раз. На выручку обычно выле­тала группа вертолетов, иногда до двадцати бортов. Все происходи­ло в считанные минуты. Пока одна машина зависала над необходи­мым местом и подбирала сбитый экипаж, другие барражировали вокруг, стараясь подавить огне­вые точки моджахедов. Именно за подобную операцию один из по­граничных летчиков, Попков, был представлен к званию Героя Со­ветского Союза. Получив двад­цать пробоин, он все-таки сумел подобрать всех оставшихся в жи­вых и просто чудом дотянул до родного аэродрома. Не менее памятной оказалась другая операция. Группой из ше­сти вертолетов отрабатывали бомбометание. У Царева бомбы тогда не сошли, поэтому четверка Ми-8 отправилась на базу, а он с ведомым решил атаковать цель еще раз. И тут он увидел, что по­сле предыдущего бомбометания что-то обнажилось на склоне го­ры. К тому же разведчики, кото­рые находились на борту его вер­толета, попросили положить бом­бы именно туда. Взметнувшийся ввысь огромный столб огня и дыма подтвердил предположения разведчиков: разгромлен склад боеприпасов моджахедов. Ко­нечно, здесь не обошлось без эл­емента случая и везения. Тем не менее бомбы Царев положил снайперски и за эту операцию заслуженно получил медаль «За бо­евые заслуги». Сегодня на груди полковника Андрея Царева с полдюжины бо­евых наград. Причем не только за Афганистан. 1997 год. Экипажу Ми-26 под командованием Андрея Царева приказано вывезти имущество пограничных войск России с тер­ритории Грузии, отношения с ко­торой были довольно-таки напря­женными. Загрузившись «под завязку», вертолетчики уже были готовы взлететь, когда на базу прибыли представители грузин­ских властей и заявили, что вся российская авиационная техника, находящаяся на их территории, временно задерживается. О сло­жившейся ситуации тут же доло­жили в Москву. Долго ждать отве­та не пришлось. Директор ФПС России генерал армии Андрей Николаев приказал вызволить вертолет во что бы то ни стало. Той же ночью экипаж Царева, скрытно проникнув на стоянку, улетел в Россию. Грузинская сторона готова бы­ла открыть огонь по вертолету, но аэропорт в Тбилиси со всех сторон окружен жилыми домами. Только это и остановило грузинских воен­ных. А поднять самолет вдогонку они не успели. Да и не летают ночью грузинские самолеты в го­рах, в сторону которых и направил Ми-26 Царев. Для этого мастер­ства и смелости хватит не у мно­гих. За эту операцию офицер полу­чил орден «За военные заслуги». Только не ради наград полков­ник Андрей Царев посвятил свою жизнь авиации. Прежде всего, он осуществил свою заветную маль­чишескую мечту - летать. Что же касается карьеры военного лет­чика, о которой он поначалу и не думал, то это уже из области того, что предначертано нам свы­ше. Судьба, одним словом.

Сообщение отредактировал Владимир: 27 May 2009 - 08:40

  • 0

#4 КонстантинГТС

КонстантинГТС

    Гость

  • Пользователи
  • Pip
  • 5 сообщений
  • Регистрация Дней: 27
  • Страна: Флаг Страны
  • Служил:ВВС СССР
  • Ваше имя:Константин

Отправлено 25 October 2018 - 15:43

Всем привет! Если кто служил с выпускниками ПВАТУ 1982 года - откликнитесь, пожалуйста! 


  • 0




Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных



Копирование материалов без активной ссылки на www.pogranichnik.ru запрещено.