Перейти к содержимому


Фотография

ПОГРАНЗАСТАВА ХАРА и в/ч № 53083 СУУРПЕА


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 6

#1 Ella

Ella

    Почетный гость

  • Пользователи
  • Pip
  • 27 сообщений
  • Регистрация Лет: 12, Месяцев: 8, Дней: 24
  • Пол:Женщина
  • Интересы:Поиск ВОВ и генеалогия.<br />Модератор военного форума &quot;2-я Мировая война&quot; сайта http://www.vgd.ru
  • Ваше имя:Ella

Отправлено 04 February 2009 - 14:17

Здравствуйте!

08.08.1941 г. эсминец "Карл Маркс", получив 2 бомбовых попадания в корпус, сел на мель в бухте Хара-Лахт у Локса.

В 1960-1963 годах водолазы в/ч № 53083 находившейся в Суурпеа, недалеко от Локса, принимали участие в размагничивании корпуса эсминца и его разминировании. В 1963-1964 г. эсминец был поднят, распилен и отправлен на лом.

В части был музей. После передислокации в/ч № 53083 из Эстонии в Ленинградвкую область, через год, " был сильнейший пожар, в котором, кроме рабочих документов были уничтожены почти вся библиотека, все музейные документы. Важную информацию необходимую для части мы восстанавливали по крупицам, но восстановлением
> музея не занимался никто... Поэтому НИГДЕ не находится музей нашей части, его просто напросто больше нет. В тот момент естественно на первом месте были вопросы по восстановлению действующих и необходимых документов
> тогда о музейных вещах и не думали, а теперь уже совсем не восстановить,
> да и некому этим заниматься..."- из присланного мне ответа.

В связи с вышеизложенным, ищу ветеранов части (возможно водолазов), которые работали на эсминце и могли бы что-то рассказать...

Ищу бывш. военнослужащих в/ч № 53083 , проходивших службу в 1960-1964 гг., участвовавших в возложении венков 9 мая в Локса и что-то знающих о судьбе экипажа эсминца или о ветеранах эсминца, дошедших до Победы.
Отправлено письмо в адрес командира в/ч 53083 Сазонову С.П.

Возможно, есть где-то в инете свой форум, где можно бы было написать бывш. военнослужащим в/ч № 53083 ...

Ищу бывш. военнослужащих погранзаставы в Хара и имеющих какие-либо сведения о судьбе моряков эсминца "Карл Маркс". В частности о судьбе тех, кто выплывал по горящему морю к Суурпеа.

Временное размещение собранной информации об эсминце и морском охотнике МО-410 здесь

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

Планирую сделать отдельный сайт...

С уважением, Элла/ Ella , модератор военного форума " 2-я Мировая война"




Администратор

Наверное нужно этот запрос переместить в тему Эстония (извините, не досмотрела). Там есть форумчане, служившие в более позднее время в Суурпеа. Может откликнутся?

С уважением,
  • 0

#2 Turbaneeme

Turbaneeme

    Всегда в строю

  • Форумчане
  • PipPipPipPipPip
  • 4279 сообщений
  • Регистрация Лет: 15, Месяцев: 3, Дней: 11
  • Пол:Мужчина
  • Город:Таллин,Эстония
  • Служил:КППО 6ПО 9ПЗ
  • Ваше имя:Владимир

  • ДМБ:06.1991.
  • От Админа

Отправлено 07 August 2009 - 04:59

Историки: мифы надо развенчатьВ 1978 году вышла в свет книга Михаила Корсунского «У берегов Эстонии. Страницы истории эскадренного миноносца «Карл Маркс» — итог работы автора в архивах и встреч с людьми, имеющими непосредственное отношение к этому кораблю, который был построен в 1917 году в Ревеле на заводе Беккера. Автор описывает, как 8 августа 1941 года эсминец «Карл Маркс» погиб под немецкими бомбами, как местные жители выхаживали их в школе — раненых и обожженных. Названо точное их количество — 46. Люди несли одеяла, подушки, хлеб, картошку, чернику, молоко, сметану, которую использовали вместо иссякших запасов мази от ожогов. Поддерживали и просто теплым взглядом, добрым словом. Телефонная связь с Таллинном была прервана, но по цепочке — от хутора к хутору — весть о моряках была передана военному руководству, и за ними прислали два автобуса. Моряки уехали из Локса в час ночи и присоединились к сухопутным войскам. Автор книги уточняет: часть моряков осталась в поселке. Во­оруженные несколькими пулеметами и винтовками, они готовились встретить немцев. Но и за ними вскоре прислали спасательный корабль. Едва он отчалил, в поселок ворвались немецкие мотоциклисты и открыли огонь по удаляющемуся судну.В книге названо много имен — как моряков, так и жителей Локса, которые им помогали. Названо подвигомВ целом рассказ Микка Микивера подтверждает написанное Корсунским, который неоднократно называет действия жителей поселка подвигом. Что касается убийства доплывших до берега нескольких моряков местными жителями, тут совпадений нет. Корсунский тоже слышал об этом и в начале книги признается, что ему советовали не заниматься этой темой: «Темная история. Есть показания, что там убивали краснофлотцев, а не спасали их». Но, в конце концов, он убедился, что этого не было. В частности, автор ссылается на разговор с адмиралом Корякиным. Тот сказал: «Убийства? Глупости, чепуха, злостная ложь. Клянусь честью коммуниста, поведение жителей поселка было самым дружеским, товарищеским, самоотверженным». Выдуманная легендаВстречался Корсунский и с Арнольдом Микивером, но из книги неясно, был ли у них разговор на эту тему. В 1996 году вышла книга историка Мати Ыуна «Võitlused Lääne­merel. Suvi 1941» («Бои на Балтийском море. Лето 1941», в которой кратко описаны и события в Локса. Отметив, что неизвестно, сколько в книге Корсунского правды и сколько вымысла, автор все же не отрицает, что жители поселка спасали моряков «Карла Маркса». Только уточняет: «Поначалу Арнольд Микивер был против того, чтобы превращать школу в лазарет для оккупационных вооруженных сил, но ужасающий вид раненых и обожженных людей вынудил его это сделать». Мати Ыун предполагает, что история о том, как местные жители убили на берегу часть моряков «Карла Маркса» вилами, лопатами, косами, — это легенда, которую выдумал и распространил КГБ среди населивших после войны Локса русских, чтобы посеять межнациональную рознь. Мати Ыун затруднился вспомнить, откуда он узнал, что Арнольд Микивер сначала не хотел помогать русским морякам. Ни с ним, ни с его сыном историк не встречался. Был только, припомнил он, небольшой разговор по телефону с Микком. «Действительно, я предположил, что слухи об убийстве моряков местными жителями — это легенда, выдуманная КГБ, я всю свою книгу, если вы заметили, снабдил подзаголовком «Легенды, домыслы и немного правды о боях на Балтике», — сказал Ыун. — Мне как эстонцу не хотелось бы верить в это, но если Микивер так уверенно об этом рассказывал, то, возможно, так и было. В любом народе есть подлецы, а во время войны человеческие качества обычно обостряются». Военно-морской историк Владимир Копельман тоже считает, что книге Корсунского не стоит слишком доверять: надо учитывать, в какое время она была написана. «В гибели «Карла Маркса» нет ничего героического, наоборот — это позор, который на совести прежде всего бездарного командира Дубровицкого, — сказал Копельман. — Сами все сделали для того, чтобы корабль был уничтожен и погибли люди». Развенчать мифыОн допускает, что некоторые местные жители могли убить несколько моряков. Как и то, что сердобольные женщины из жалости выхаживали раненых. «Только не знали они, кого спасали», — сказал историк. И пояснил, что, кроме «Карла Маркса», у причала Локса стоял с глубинными бомбами на борту и небольшой корабль МО-229 («Морской охотник»), который тоже был уничтожен прямым попаданием бомбы. «По неофициальным данным, задачей МО-229 было взорвать судоремонтный завод, возможно, даже с помощью экипажа «Карла Маркса», а кому из тех, кто трудился на том заводе, это понравилось бы?» — сказал Копельман. «При президенте РФ создана комиссия по предотвращению фальсификации истории, — напомнил он. — Можно догадаться, с какой целью, но хотелось бы, чтобы для начала она озаботилась тем, чтобы реальные подвиги были названы подвигами, позор — позором, преступления — преступлениями, а мифы, которые сочинил советский агитпроп, были развенчаны». Необычный день из истории тихого поселка Локса в августе 1941 года 8 августа 1941 года миноносец Балтфлота «Карл Маркс», выполняя боевое задание, зашел в Локса, где подвергся налету фашистских «юнкерсов» и погиб. Об этих событиях написано немало, но всей правды мы так и не знаем, пишет Андрей Бабин. Об этом дне мне рассказал в свое время актер, режиссер и теат­ральный деятель Эстонии Микк Микивер, которого, увы, уже нет с нами. Это было в мае 1996 года.Я встретил его в Доме спорта «Калев» на волейбольном турнире памяти Ивана Драчева, заслуженного тренера Эстонской ССР, Украинской ССР и СССР, при­уроченном к 75-летию со дня его рождения.Среди участников турнира была та самая команда «Калев-68», которая в 1968 году, удивив волейбольный мир, стала чемпионом СССР. Дюжина эстонцев, возглавляемая местным русским тренером Иваном Драчевым. Микк Микивер общался с волейболистами, как с близ­кими друзьями. Я спросил, что их связывает. Рассказ Микивера бы длинным. Сквозь огонь«В то лето мне было почти четыре года», — начал Микивер, имея в виду лето 1941-го. Эскадренный миноносец «Карл Маркс» стоял в бухте Хара близ поселка Локса. Этот день, 8 августа, стал для него последним. В небе появились немецкие бомбардировщики. Под ударами бомб он загорелся и раскололся на три части. Горело и разлившееся по морю топливо. «Когда я прибежал на берег, мне стало жутко, — вспоминал Микк Микивер. — Я не мог понять, как море может гореть. Но оно горело. Правда, на берегу я пробыл недолго. Взрослые приказали нам, детям, уйти подальше».Тем временем оставшиеся в живых моряки плыли к берегу. Прямо сквозь огонь, стараясь подольше оставаться под водой. Весть о выбирающихся на берег русских моряках с потопленного корабля быстро распространилась по поселку. Арнольд Микивер, директор Локсаской школы, ни секунды не сомневался: моряков надо спасать!Арнольд Микивер — отец Микка Микивера. Это от отца он узнал подробности событий в Локса 8 августа 1941 года. Хотя и сам многое видел.Арнольд Микивер превратил школу в госпиталь — для оказания первой помощи пострадавшим морякам. Он распорядился разыскать тех, кто связан с медициной — аптекаря, ветеринарного врача... Пришли его жена Хильда, двоюродный брат, учителя, школьники. Не хватало бинтов, и в ход шли полотенца, простыни. Люди несли и еду.«Я тоже целый день был в школе», — вспоминал Микк Микивер. — Ужасное зрелище. Почти все моряки были обожжены, многие остались без волос. Их было около 50 человек. Мне запомнился матрос, лежавший в углу. Он поднял руку, и я увидел, что два пальца почти оторваны — держатся только на коже. Он попросил мою маму отрезать ножницами эти два пальца. Она едва чувств не лишилась. Тогда матрос обратился к аптекарю, но тот не понимал по-русски. Мама передала ему просьбу матроса, и тот ее выполнил». Моряки с «Карла Маркса» оказались в Локса в тот короткий промежуток времени, когда поселок замер в напряженном ожидании: русские ушли, а немцы еще не пришли. Они были близко и могли прийти в любую минуту. А самолеты летали.Директор школы распорядился вывесить за окном простыню с красным крестом. «Потом отец смеялся над этой своей наивностью, которая могла привести к беде, — рассказал Микк Микивер. — Может быть, заметив эту простыню с крестом, немцы как раз и стали бы бомбить школу. Обошлось». Моряки были спасены. Удалось связаться с советскими войсками, и за моряками прислали транспорт. И они, попрощавшись со своими спасителями, уехали. А через час тридцать пять минут в Локса въехали первые немецкие мотоциклисты...«Позже я узнал, что в поселке были и такие, кто косо смотрел на односельчан, спасающих красных моряков, — продолжал Ми­кивер. — Вполне возможно. У нас однажды расстреляли своего же, рабочего кирпичного завода. Только за то, что тот придерживался левых взглядов. А тут — русские военные...»«Это понять невозможно!»По словам Микивера, не все из добравшихся до берега были спасены. «Некоторые моряки, человек двенадцать, предпочли другой маршрут, — рассказал он. — Расстояние до берега больше, зато там не было огня. Обессиленные, они выбрались на берег. И были убиты местными жителями...»Микивер закурил сигарету, стиснул голову руками. И вдруг отрывисто произнес: «Нет, нет, нет! Это понять невозможно!» И, помолчав, продолжил: «Отец вспоминал об этом до конца своей жизни. Даже спустя много лет не мог сдержать гнев. Он считал, что те подонки предали лично его. Ведь для жителей побережья помочь попавшему в беду — закон. Так всегда в наших краях было». Мне тоже довелось жить в детстве в тех местах. Конечно, я знал о гибели «Карла Маркса». Но о том, что морякам оказывали помощь в нашей школе, — нет, нам ничего об этом не рассказывали. Почему Арнольд Микивер без колебаний, но с большим риском организовал спасение русских моряков? Ведь немцы могли войти в поселок и на час тридцать пять минут раньше. Ему была так мила советская власть? «Советская власть тут ни при чем, — ответил Микк Микивер. — Просто он был честный и добрый человек, всегда готовый помочь каждому, кто в помощи нуждался. Романтик и идеалист. Не зря же его все так уважали». Сын того Микивера Микк Микивер замолчал и закурил очередную сигарету. Потом долго и увлеченно рассказывал об отце. «Когда мне говорят, что я хороший артист или режиссер, мне это не так греет душу, как слова о том, что я сын того самого Арнольда Микивера», — признался он. Беда пришла после войны. Когда в Эстонии началась кампания против «буржуазных националистов», ее жертвой стал и Арнольд Микивер. Его освободили от должности директора школы. По словам Микка Микивера, отец никогда ни на что не жаловался, но все знали, какой тяжелый это был для него удар. Ведь его отлучили от школы, которой он руководил с 1924 года. Когда служба госбезопасности продержала его три дня под арестом в Таллинне, друзья сообщили о случившемся в Москву адмиралу Корякину, служившему на «Карле Марксе». Тот вмешался.Бывая в Эстонии, он возмущался: человека орденом награждать надо, а они... Орденом Арнольда Микивера не наградили, но медаль дали. Только ни разу не надевал он ту медаль. Слишком велика была обида. «Теперь опять нехорошие настали времена, — сказал Микк Микивер. — Когда-то среди локсаских мальчишек, таскавших яб­локи из чужих садов, существовал негласный уговор — сад Арнольда Микивера неприкосновенен. Так его уважали. А недавно его дом сгорел. Экспертиза установила, что это был поджог... А отец и сегодня для меня жив. Когда мне надо с кем-то посоветоваться, я еду в Локса на кладбище. К отцу...»Трогательная встречаВсе это Микивер рассказывал, отвечая на вопрос, так что же его так тесно связывает с командой «Калев-68», организатором и участницей турнира памяти Ивана Драчева. Так что же все-таки? Однажды в Локса состоялась встреча выживших моряков с «Карла Маркса» и их спасителей. К Арнольду Микиверу подошел один из участников и сказал: «Я узнал вас. Это вы спасли меня. Вы помогали мне выбраться на берег». Они обнялись. Этим спасенным был Иван Драчев. После той встречи он стал другом семьи Микиверов. «Ваня был таким же идеалистом и романтиком, как и мой отец», — сказал Микивер. Давно нет в живых ни Арнольда Микивера, ни Ивана Драчева, ни многих других моряков и их спасителей. 9 января 2006 года, когда не стало и Микка Микивера, я подумал о том, что Эстония потеряла одного из самых светлых и совестливых своих сынов. Наверное, такого же, каким был его отец.
  • 0

#3 Суурпеа

Суурпеа
  • Пользователи
  • 1 сообщений
  • Регистрация Лет: 9, Месяцев: 2, Дней: 13
  • Служил:Suurpea

Отправлено 07 September 2010 - 22:26

Ищу бывш. военнослужащих погранзаставы в Хара и имеющих какие-либо сведения о судьбе моряков эсминца "Карл Маркс". В частности о судьбе тех, кто выплывал по горящему морю к Суурпеа.


По эсминцу Карл Маркс никакой новой информации нет и не будет. Музей части хранил только общие снимки и информацию об эсминце. Живых матросов с эсминца уже нет, все умерли, а было их немного до 80-хх гг. Часть донесений по катастрофе можно найти в центральном военно-морском архиве. Тема хуторян мутная; я так и не понял, кололи вилами или нет. Последнего матроса с Маркса я видел в 1982 году. В Локсе ничего по эсминцу не осталось, кроме могилы и памятника, смутных рассказов на уровне баек.
  • 0

#4 pobeditel

pobeditel
  • Пользователи
  • 2 сообщений
  • Регистрация Лет: 8, Месяцев: 6, Дней: 5
  • Служил:в Хара, Эстония
  • Ваше имя:Андрей

  • ДМБ:01-11-1989

Отправлено 15 May 2011 - 23:36

Историки: мифы надо развенчать В 1978 году вышла в свет книга Михаила Корсунского «У берегов Эстонии. Страницы истории эскадренного миноносца «Карл Маркс» — итог работы автора в архивах и встреч с людьми, имеющими непосредственное отношение к этому кораблю, который был построен в 1917 году в Ревеле на заводе Беккера. Автор описывает, как 8 августа 1941 года эсминец «Карл Маркс» погиб под немецкими бомбами, как местные жители выхаживали их в школе — раненых и обожженных. Названо точное их количество — 46. Люди несли одеяла, подушки, хлеб, картошку, чернику, молоко, сметану, которую использовали вместо иссякших запасов мази от ожогов. Поддерживали и просто теплым взглядом, добрым словом. Телефонная связь с Таллинном была прервана, но по цепочке — от хутора к хутору — весть о моряках была передана военному руководству, и за ними прислали два автобуса. Моряки уехали из Локса в час ночи и присоединились к сухопутным войскам. Автор книги уточняет: часть моряков осталась в поселке. Во­оруженные несколькими пулеметами и винтовками, они готовились встретить немцев. Но и за ними вскоре прислали спасательный корабль. Едва он отчалил, в поселок ворвались немецкие мотоциклисты и открыли огонь по удаляющемуся судну. В книге названо много имен — как моряков, так и жителей Локса, которые им помогали. Названо подвигом В целом рассказ Микка Микивера подтверждает написанное Корсунским, который неоднократно называет действия жителей поселка подвигом. Что касается убийства доплывших до берега нескольких моряков местными жителями, тут совпадений нет. Корсунский тоже слышал об этом и в начале книги признается, что ему советовали не заниматься этой темой: «Темная история. Есть показания, что там убивали краснофлотцев, а не спасали их». Но, в конце концов, он убедился, что этого не было. В частности, автор ссылается на разговор с адмиралом Корякиным. Тот сказал: «Убийства? Глупости, чепуха, злостная ложь. Клянусь честью коммуниста, поведение жителей поселка было самым дружеским, товарищеским, самоотверженным». Выдуманная легенда Встречался Корсунский и с Арнольдом Микивером, но из книги неясно, был ли у них разговор на эту тему. В 1996 году вышла книга историка Мати Ыуна «Võitlused Lääne­merel. Suvi 1941» («Бои на Балтийском море. Лето 1941», в которой кратко описаны и события в Локса. Отметив, что неизвестно, сколько в книге Корсунского правды и сколько вымысла, автор все же не отрицает, что жители поселка спасали моряков «Карла Маркса». Только уточняет: «Поначалу Арнольд Микивер был против того, чтобы превращать школу в лазарет для оккупационных вооруженных сил, но ужасающий вид раненых и обожженных людей вынудил его это сделать». Мати Ыун предполагает, что история о том, как местные жители убили на берегу часть моряков «Карла Маркса» вилами, лопатами, косами, — это легенда, которую выдумал и распространил КГБ среди населивших после войны Локса русских, чтобы посеять межнациональную рознь. Мати Ыун затруднился вспомнить, откуда он узнал, что Арнольд Микивер сначала не хотел помогать русским морякам. Ни с ним, ни с его сыном историк не встречался. Был только, припомнил он, небольшой разговор по телефону с Микком. «Действительно, я предположил, что слухи об убийстве моряков местными жителями — это легенда, выдуманная КГБ, я всю свою книгу, если вы заметили, снабдил подзаголовком «Легенды, домыслы и немного правды о боях на Балтике», — сказал Ыун. — Мне как эстонцу не хотелось бы верить в это, но если Микивер так уверенно об этом рассказывал, то, возможно, так и было. В любом народе есть подлецы, а во время войны человеческие качества обычно обостряются». Военно-морской историк Владимир Копельман тоже считает, что книге Корсунского не стоит слишком доверять: надо учитывать, в какое время она была написана. «В гибели «Карла Маркса» нет ничего героического, наоборот — это позор, который на совести прежде всего бездарного командира Дубровицкого, — сказал Копельман. — Сами все сделали для того, чтобы корабль был уничтожен и погибли люди». Развенчать мифы Он допускает, что некоторые местные жители могли убить несколько моряков. Как и то, что сердобольные женщины из жалости выхаживали раненых. «Только не знали они, кого спасали», — сказал историк. И пояснил, что, кроме «Карла Маркса», у причала Локса стоял с глубинными бомбами на борту и небольшой корабль МО-229 («Морской охотник»), который тоже был уничтожен прямым попаданием бомбы. «По неофициальным данным, задачей МО-229 было взорвать судоремонтный завод, возможно, даже с помощью экипажа «Карла Маркса», а кому из тех, кто трудился на том заводе, это понравилось бы?» — сказал Копельман. «При президенте РФ создана комиссия по предотвращению фальсификации истории, — напомнил он. — Можно догадаться, с какой целью, но хотелось бы, чтобы для начала она озаботилась тем, чтобы реальные подвиги были названы подвигами, позор — позором, преступления — преступлениями, а мифы, которые сочинил советский агитпроп, были развенчаны». Необычный день из истории тихого поселка Локса в августе 1941 года 8 августа 1941 года миноносец Балтфлота «Карл Маркс», выполняя боевое задание, зашел в Локса, где подвергся налету фашистских «юнкерсов» и погиб. Об этих событиях написано немало, но всей правды мы так и не знаем, пишет Андрей Бабин. Об этом дне мне рассказал в свое время актер, режиссер и теат­ральный деятель Эстонии Микк Микивер, которого, увы, уже нет с нами. Это было в мае 1996 года. Я встретил его в Доме спорта «Калев» на волейбольном турнире памяти Ивана Драчева, заслуженного тренера Эстонской ССР, Украинской ССР и СССР, при­уроченном к 75-летию со дня его рождения. Среди участников турнира была та самая команда «Калев-68», которая в 1968 году, удивив волейбольный мир, стала чемпионом СССР. Дюжина эстонцев, возглавляемая местным русским тренером Иваном Драчевым. Микк Микивер общался с волейболистами, как с близ­кими друзьями. Я спросил, что их связывает. Рассказ Микивера бы длинным. Сквозь огонь «В то лето мне было почти четыре года», — начал Микивер, имея в виду лето 1941-го. Эскадренный миноносец «Карл Маркс» стоял в бухте Хара близ поселка Локса. Этот день, 8 августа, стал для него последним. В небе появились немецкие бомбардировщики. Под ударами бомб он загорелся и раскололся на три части. Горело и разлившееся по морю топливо. «Когда я прибежал на берег, мне стало жутко, — вспоминал Микк Микивер. — Я не мог понять, как море может гореть. Но оно горело. Правда, на берегу я пробыл недолго. Взрослые приказали нам, детям, уйти подальше». Тем временем оставшиеся в живых моряки плыли к берегу. Прямо сквозь огонь, стараясь подольше оставаться под водой. Весть о выбирающихся на берег русских моряках с потопленного корабля быстро распространилась по поселку. Арнольд Микивер, директор Локсаской школы, ни секунды не сомневался: моряков надо спасать! Арнольд Микивер — отец Микка Микивера. Это от отца он узнал подробности событий в Локса 8 августа 1941 года. Хотя и сам многое видел. Арнольд Микивер превратил школу в госпиталь — для оказания первой помощи пострадавшим морякам. Он распорядился разыскать тех, кто связан с медициной — аптекаря, ветеринарного врача... Пришли его жена Хильда, двоюродный брат, учителя, школьники. Не хватало бинтов, и в ход шли полотенца, простыни. Люди несли и еду. «Я тоже целый день был в школе», — вспоминал Микк Микивер. — Ужасное зрелище. Почти все моряки были обожжены, многие остались без волос. Их было около 50 человек. Мне запомнился матрос, лежавший в углу. Он поднял руку, и я увидел, что два пальца почти оторваны — держатся только на коже. Он попросил мою маму отрезать ножницами эти два пальца. Она едва чувств не лишилась. Тогда матрос обратился к аптекарю, но тот не понимал по-русски. Мама передала ему просьбу матроса, и тот ее выполнил». Моряки с «Карла Маркса» оказались в Локса в тот короткий промежуток времени, когда поселок замер в напряженном ожидании: русские ушли, а немцы еще не пришли. Они были близко и могли прийти в любую минуту. А самолеты летали. Директор школы распорядился вывесить за окном простыню с красным крестом. «Потом отец смеялся над этой своей наивностью, которая могла привести к беде, — рассказал Микк Микивер. — Может быть, заметив эту простыню с крестом, немцы как раз и стали бы бомбить школу. Обошлось». Моряки были спасены. Удалось связаться с советскими войсками, и за моряками прислали транспорт. И они, попрощавшись со своими спасителями, уехали. А через час тридцать пять минут в Локса въехали первые немецкие мотоциклисты... «Позже я узнал, что в поселке были и такие, кто косо смотрел на односельчан, спасающих красных моряков, — продолжал Ми­кивер. — Вполне возможно. У нас однажды расстреляли своего же, рабочего кирпичного завода. Только за то, что тот придерживался левых взглядов. А тут — русские военные...» «Это понять невозможно!» По словам Микивера, не все из добравшихся до берега были спасены. «Некоторые моряки, человек двенадцать, предпочли другой маршрут, — рассказал он. — Расстояние до берега больше, зато там не было огня. Обессиленные, они выбрались на берег. И были убиты местными жителями...» Микивер закурил сигарету, стиснул голову руками. И вдруг отрывисто произнес: «Нет, нет, нет! Это понять невозможно!» И, помолчав, продолжил: «Отец вспоминал об этом до конца своей жизни. Даже спустя много лет не мог сдержать гнев. Он считал, что те подонки предали лично его. Ведь для жителей побережья помочь попавшему в беду — закон. Так всегда в наших краях было». Мне тоже довелось жить в детстве в тех местах. Конечно, я знал о гибели «Карла Маркса». Но о том, что морякам оказывали помощь в нашей школе, — нет, нам ничего об этом не рассказывали. Почему Арнольд Микивер без колебаний, но с большим риском организовал спасение русских моряков? Ведь немцы могли войти в поселок и на час тридцать пять минут раньше. Ему была так мила советская власть? «Советская власть тут ни при чем, — ответил Микк Микивер. — Просто он был честный и добрый человек, всегда готовый помочь каждому, кто в помощи нуждался. Романтик и идеалист. Не зря же его все так уважали». Сын того Микивера Микк Микивер замолчал и закурил очередную сигарету. Потом долго и увлеченно рассказывал об отце. «Когда мне говорят, что я хороший артист или режиссер, мне это не так греет душу, как слова о том, что я сын того самого Арнольда Микивера», — признался он. Беда пришла после войны. Когда в Эстонии началась кампания против «буржуазных националистов», ее жертвой стал и Арнольд Микивер. Его освободили от должности директора школы. По словам Микка Микивера, отец никогда ни на что не жаловался, но все знали, какой тяжелый это был для него удар. Ведь его отлучили от школы, которой он руководил с 1924 года. Когда служба госбезопасности продержала его три дня под арестом в Таллинне, друзья сообщили о случившемся в Москву адмиралу Корякину, служившему на «Карле Марксе». Тот вмешался. Бывая в Эстонии, он возмущался: человека орденом награждать надо, а они... Орденом Арнольда Микивера не наградили, но медаль дали. Только ни разу не надевал он ту медаль. Слишком велика была обида. «Теперь опять нехорошие настали времена, — сказал Микк Микивер. — Когда-то среди локсаских мальчишек, таскавших яб­локи из чужих садов, существовал негласный уговор — сад Арнольда Микивера неприкосновенен. Так его уважали. А недавно его дом сгорел. Экспертиза установила, что это был поджог... А отец и сегодня для меня жив. Когда мне надо с кем-то посоветоваться, я еду в Локса на кладбище. К отцу...» Трогательная встреча Все это Микивер рассказывал, отвечая на вопрос, так что же его так тесно связывает с командой «Калев-68», организатором и участницей турнира памяти Ивана Драчева. Так что же все-таки? Однажды в Локса состоялась встреча выживших моряков с «Карла Маркса» и их спасителей. К Арнольду Микиверу подошел один из участников и сказал: «Я узнал вас. Это вы спасли меня. Вы помогали мне выбраться на берег». Они обнялись. Этим спасенным был Иван Драчев. После той встречи он стал другом семьи Микиверов. «Ваня был таким же идеалистом и романтиком, как и мой отец», — сказал Микивер. Давно нет в живых ни Арнольда Микивера, ни Ивана Драчева, ни многих других моряков и их спасителей. 9 января 2006 года, когда не стало и Микка Микивера, я подумал о том, что Эстония потеряла одного из самых светлых и совестливых своих сынов. Наверное, такого же, каким был его отец.

Здравствуйте! Интересные рассказы.... сам служил в Эстонии в период с апреля 1987 по 1 ноября 1989 года.. в в\ч-53083 - водолазом. Мы стояли в гавани Хара. Рядом располагалась пограничная застава. У нас казарма, стадион, баня, камбуз все постройки открыты - никаких заборов или ограждений. а застава вся была огорожена.... нам конечно проще и вольготней жилось чем пограничникам. У них служба была более напряженной. Хотелось бы найти людей - ребят срочной службы или офицеров которые служили в Хара на заставе в период с весны 1987 по осень 1989 года, я ПИШУ КНИГУ о В\Ч-53083. И конечно оставить без внимания соседей пограничников НЕВОЗМОЖНО !!!! Помогите разыскать хоть кого-то ...мой адрес: pjbeditel.1( ( @ ) )mail.ru - Андрей.
  • 0

#5 pobeditel

pobeditel
  • Пользователи
  • 2 сообщений
  • Регистрация Лет: 8, Месяцев: 6, Дней: 5
  • Служил:в Хара, Эстония
  • Ваше имя:Андрей

  • ДМБ:01-11-1989

Отправлено 15 May 2011 - 23:37

Историки: мифы надо развенчать В 1978 году вышла в свет книга Михаила Корсунского «У берегов Эстонии. Страницы истории эскадренного миноносца «Карл Маркс» — итог работы автора в архивах и встреч с людьми, имеющими непосредственное отношение к этому кораблю, который был построен в 1917 году в Ревеле на заводе Беккера. Автор описывает, как 8 августа 1941 года эсминец «Карл Маркс» погиб под немецкими бомбами, как местные жители выхаживали их в школе — раненых и обожженных. Названо точное их количество — 46. Люди несли одеяла, подушки, хлеб, картошку, чернику, молоко, сметану, которую использовали вместо иссякших запасов мази от ожогов. Поддерживали и просто теплым взглядом, добрым словом. Телефонная связь с Таллинном была прервана, но по цепочке — от хутора к хутору — весть о моряках была передана военному руководству, и за ними прислали два автобуса. Моряки уехали из Локса в час ночи и присоединились к сухопутным войскам. Автор книги уточняет: часть моряков осталась в поселке. Во­оруженные несколькими пулеметами и винтовками, они готовились встретить немцев. Но и за ними вскоре прислали спасательный корабль. Едва он отчалил, в поселок ворвались немецкие мотоциклисты и открыли огонь по удаляющемуся судну. В книге названо много имен — как моряков, так и жителей Локса, которые им помогали. Названо подвигом В целом рассказ Микка Микивера подтверждает написанное Корсунским, который неоднократно называет действия жителей поселка подвигом. Что касается убийства доплывших до берега нескольких моряков местными жителями, тут совпадений нет. Корсунский тоже слышал об этом и в начале книги признается, что ему советовали не заниматься этой темой: «Темная история. Есть показания, что там убивали краснофлотцев, а не спасали их». Но, в конце концов, он убедился, что этого не было. В частности, автор ссылается на разговор с адмиралом Корякиным. Тот сказал: «Убийства? Глупости, чепуха, злостная ложь. Клянусь честью коммуниста, поведение жителей поселка было самым дружеским, товарищеским, самоотверженным». Выдуманная легенда Встречался Корсунский и с Арнольдом Микивером, но из книги неясно, был ли у них разговор на эту тему. В 1996 году вышла книга историка Мати Ыуна «Võitlused Lääne­merel. Suvi 1941» («Бои на Балтийском море. Лето 1941», в которой кратко описаны и события в Локса. Отметив, что неизвестно, сколько в книге Корсунского правды и сколько вымысла, автор все же не отрицает, что жители поселка спасали моряков «Карла Маркса». Только уточняет: «Поначалу Арнольд Микивер был против того, чтобы превращать школу в лазарет для оккупационных вооруженных сил, но ужасающий вид раненых и обожженных людей вынудил его это сделать». Мати Ыун предполагает, что история о том, как местные жители убили на берегу часть моряков «Карла Маркса» вилами, лопатами, косами, — это легенда, которую выдумал и распространил КГБ среди населивших после войны Локса русских, чтобы посеять межнациональную рознь. Мати Ыун затруднился вспомнить, откуда он узнал, что Арнольд Микивер сначала не хотел помогать русским морякам. Ни с ним, ни с его сыном историк не встречался. Был только, припомнил он, небольшой разговор по телефону с Микком. «Действительно, я предположил, что слухи об убийстве моряков местными жителями — это легенда, выдуманная КГБ, я всю свою книгу, если вы заметили, снабдил подзаголовком «Легенды, домыслы и немного правды о боях на Балтике», — сказал Ыун. — Мне как эстонцу не хотелось бы верить в это, но если Микивер так уверенно об этом рассказывал, то, возможно, так и было. В любом народе есть подлецы, а во время войны человеческие качества обычно обостряются». Военно-морской историк Владимир Копельман тоже считает, что книге Корсунского не стоит слишком доверять: надо учитывать, в какое время она была написана. «В гибели «Карла Маркса» нет ничего героического, наоборот — это позор, который на совести прежде всего бездарного командира Дубровицкого, — сказал Копельман. — Сами все сделали для того, чтобы корабль был уничтожен и погибли люди». Развенчать мифы Он допускает, что некоторые местные жители могли убить несколько моряков. Как и то, что сердобольные женщины из жалости выхаживали раненых. «Только не знали они, кого спасали», — сказал историк. И пояснил, что, кроме «Карла Маркса», у причала Локса стоял с глубинными бомбами на борту и небольшой корабль МО-229 («Морской охотник»), который тоже был уничтожен прямым попаданием бомбы. «По неофициальным данным, задачей МО-229 было взорвать судоремонтный завод, возможно, даже с помощью экипажа «Карла Маркса», а кому из тех, кто трудился на том заводе, это понравилось бы?» — сказал Копельман. «При президенте РФ создана комиссия по предотвращению фальсификации истории, — напомнил он. — Можно догадаться, с какой целью, но хотелось бы, чтобы для начала она озаботилась тем, чтобы реальные подвиги были названы подвигами, позор — позором, преступления — преступлениями, а мифы, которые сочинил советский агитпроп, были развенчаны». Необычный день из истории тихого поселка Локса в августе 1941 года 8 августа 1941 года миноносец Балтфлота «Карл Маркс», выполняя боевое задание, зашел в Локса, где подвергся налету фашистских «юнкерсов» и погиб. Об этих событиях написано немало, но всей правды мы так и не знаем, пишет Андрей Бабин. Об этом дне мне рассказал в свое время актер, режиссер и теат­ральный деятель Эстонии Микк Микивер, которого, увы, уже нет с нами. Это было в мае 1996 года. Я встретил его в Доме спорта «Калев» на волейбольном турнире памяти Ивана Драчева, заслуженного тренера Эстонской ССР, Украинской ССР и СССР, при­уроченном к 75-летию со дня его рождения. Среди участников турнира была та самая команда «Калев-68», которая в 1968 году, удивив волейбольный мир, стала чемпионом СССР. Дюжина эстонцев, возглавляемая местным русским тренером Иваном Драчевым. Микк Микивер общался с волейболистами, как с близ­кими друзьями. Я спросил, что их связывает. Рассказ Микивера бы длинным. Сквозь огонь «В то лето мне было почти четыре года», — начал Микивер, имея в виду лето 1941-го. Эскадренный миноносец «Карл Маркс» стоял в бухте Хара близ поселка Локса. Этот день, 8 августа, стал для него последним. В небе появились немецкие бомбардировщики. Под ударами бомб он загорелся и раскололся на три части. Горело и разлившееся по морю топливо. «Когда я прибежал на берег, мне стало жутко, — вспоминал Микк Микивер. — Я не мог понять, как море может гореть. Но оно горело. Правда, на берегу я пробыл недолго. Взрослые приказали нам, детям, уйти подальше». Тем временем оставшиеся в живых моряки плыли к берегу. Прямо сквозь огонь, стараясь подольше оставаться под водой. Весть о выбирающихся на берег русских моряках с потопленного корабля быстро распространилась по поселку. Арнольд Микивер, директор Локсаской школы, ни секунды не сомневался: моряков надо спасать! Арнольд Микивер — отец Микка Микивера. Это от отца он узнал подробности событий в Локса 8 августа 1941 года. Хотя и сам многое видел. Арнольд Микивер превратил школу в госпиталь — для оказания первой помощи пострадавшим морякам. Он распорядился разыскать тех, кто связан с медициной — аптекаря, ветеринарного врача... Пришли его жена Хильда, двоюродный брат, учителя, школьники. Не хватало бинтов, и в ход шли полотенца, простыни. Люди несли и еду. «Я тоже целый день был в школе», — вспоминал Микк Микивер. — Ужасное зрелище. Почти все моряки были обожжены, многие остались без волос. Их было около 50 человек. Мне запомнился матрос, лежавший в углу. Он поднял руку, и я увидел, что два пальца почти оторваны — держатся только на коже. Он попросил мою маму отрезать ножницами эти два пальца. Она едва чувств не лишилась. Тогда матрос обратился к аптекарю, но тот не понимал по-русски. Мама передала ему просьбу матроса, и тот ее выполнил». Моряки с «Карла Маркса» оказались в Локса в тот короткий промежуток времени, когда поселок замер в напряженном ожидании: русские ушли, а немцы еще не пришли. Они были близко и могли прийти в любую минуту. А самолеты летали. Директор школы распорядился вывесить за окном простыню с красным крестом. «Потом отец смеялся над этой своей наивностью, которая могла привести к беде, — рассказал Микк Микивер. — Может быть, заметив эту простыню с крестом, немцы как раз и стали бы бомбить школу. Обошлось». Моряки были спасены. Удалось связаться с советскими войсками, и за моряками прислали транспорт. И они, попрощавшись со своими спасителями, уехали. А через час тридцать пять минут в Локса въехали первые немецкие мотоциклисты... «Позже я узнал, что в поселке были и такие, кто косо смотрел на односельчан, спасающих красных моряков, — продолжал Ми­кивер. — Вполне возможно. У нас однажды расстреляли своего же, рабочего кирпичного завода. Только за то, что тот придерживался левых взглядов. А тут — русские военные...» «Это понять невозможно!» По словам Микивера, не все из добравшихся до берега были спасены. «Некоторые моряки, человек двенадцать, предпочли другой маршрут, — рассказал он. — Расстояние до берега больше, зато там не было огня. Обессиленные, они выбрались на берег. И были убиты местными жителями...» Микивер закурил сигарету, стиснул голову руками. И вдруг отрывисто произнес: «Нет, нет, нет! Это понять невозможно!» И, помолчав, продолжил: «Отец вспоминал об этом до конца своей жизни. Даже спустя много лет не мог сдержать гнев. Он считал, что те подонки предали лично его. Ведь для жителей побережья помочь попавшему в беду — закон. Так всегда в наших краях было». Мне тоже довелось жить в детстве в тех местах. Конечно, я знал о гибели «Карла Маркса». Но о том, что морякам оказывали помощь в нашей школе, — нет, нам ничего об этом не рассказывали. Почему Арнольд Микивер без колебаний, но с большим риском организовал спасение русских моряков? Ведь немцы могли войти в поселок и на час тридцать пять минут раньше. Ему была так мила советская власть? «Советская власть тут ни при чем, — ответил Микк Микивер. — Просто он был честный и добрый человек, всегда готовый помочь каждому, кто в помощи нуждался. Романтик и идеалист. Не зря же его все так уважали». Сын того Микивера Микк Микивер замолчал и закурил очередную сигарету. Потом долго и увлеченно рассказывал об отце. «Когда мне говорят, что я хороший артист или режиссер, мне это не так греет душу, как слова о том, что я сын того самого Арнольда Микивера», — признался он. Беда пришла после войны. Когда в Эстонии началась кампания против «буржуазных националистов», ее жертвой стал и Арнольд Микивер. Его освободили от должности директора школы. По словам Микка Микивера, отец никогда ни на что не жаловался, но все знали, какой тяжелый это был для него удар. Ведь его отлучили от школы, которой он руководил с 1924 года. Когда служба госбезопасности продержала его три дня под арестом в Таллинне, друзья сообщили о случившемся в Москву адмиралу Корякину, служившему на «Карле Марксе». Тот вмешался. Бывая в Эстонии, он возмущался: человека орденом награждать надо, а они... Орденом Арнольда Микивера не наградили, но медаль дали. Только ни разу не надевал он ту медаль. Слишком велика была обида. «Теперь опять нехорошие настали времена, — сказал Микк Микивер. — Когда-то среди локсаских мальчишек, таскавших яб­локи из чужих садов, существовал негласный уговор — сад Арнольда Микивера неприкосновенен. Так его уважали. А недавно его дом сгорел. Экспертиза установила, что это был поджог... А отец и сегодня для меня жив. Когда мне надо с кем-то посоветоваться, я еду в Локса на кладбище. К отцу...» Трогательная встреча Все это Микивер рассказывал, отвечая на вопрос, так что же его так тесно связывает с командой «Калев-68», организатором и участницей турнира памяти Ивана Драчева. Так что же все-таки? Однажды в Локса состоялась встреча выживших моряков с «Карла Маркса» и их спасителей. К Арнольду Микиверу подошел один из участников и сказал: «Я узнал вас. Это вы спасли меня. Вы помогали мне выбраться на берег». Они обнялись. Этим спасенным был Иван Драчев. После той встречи он стал другом семьи Микиверов. «Ваня был таким же идеалистом и романтиком, как и мой отец», — сказал Микивер. Давно нет в живых ни Арнольда Микивера, ни Ивана Драчева, ни многих других моряков и их спасителей. 9 января 2006 года, когда не стало и Микка Микивера, я подумал о том, что Эстония потеряла одного из самых светлых и совестливых своих сынов. Наверное, такого же, каким был его отец.

Здравствуйте! Интересные рассказы.... сам служил в Эстонии в период с апреля 1987 по 1 ноября 1989 года.. в в\ч-53083 - водолазом. Мы стояли в гавани Хара. Рядом располагалась пограничная застава. У нас казарма, стадион, баня, камбуз все постройки открыты - никаких заборов или ограждений. а застава вся была огорожена.... нам конечно проще и вольготней жилось чем пограничникам. У них служба была более напряженной. Хотелось бы найти людей - ребят срочной службы или офицеров которые служили в Хара на заставе в период с весны 1987 по осень 1989 года, я ПИШУ КНИГУ о В\Ч-53083. И конечно оставить без внимания соседей пограничников НЕВОЗМОЖНО !!!! Помогите разыскать хоть кого-то ...мой адрес: pjbeditel.1( ( @ ) )mail.ru - Андрей.
  • 0

#6 Turbaneeme

Turbaneeme

    Всегда в строю

  • Форумчане
  • PipPipPipPipPip
  • 4279 сообщений
  • Регистрация Лет: 15, Месяцев: 3, Дней: 11
  • Пол:Мужчина
  • Город:Таллин,Эстония
  • Служил:КППО 6ПО 9ПЗ
  • Ваше имя:Владимир

  • ДМБ:06.1991.
  • От Админа

Отправлено 19 May 2011 - 09:09

если уж так серьёзно подходить, то на "одноклассниках" можно найти офицеров с "Хары" - Тугушева и Кудлая. Вот они могут помочь в написании книги.
  • 0

#7 rw3qfn

rw3qfn
  • Пользователи
  • 1 сообщений
  • Регистрация Лет: 5, Месяцев: 7, Дней: 27
  • Страна: Флаг Страны
  • Ваше имя:Андрей

Отправлено 25 March 2014 - 18:36

Здравствуйте! 08.08.1941 г. эсминец "Карл Маркс", получив 2 бомбовых попадания в корпус, сел на мель в бухте Хара-Лахт у Локса. В 1960-1963 годах водолазы в/ч № 53083 находившейся в Суурпеа, недалеко от Локса, принимали участие в размагничивании корпуса эсминца и его разминировании. В 1963-1964 г. эсминец был поднят, распилен и отправлен на лом. В части был музей. После передислокации в/ч № 53083 из Эстонии в Ленинградвкую область, через год, " был сильнейший пожар, в котором, кроме рабочих документов были уничтожены почти вся библиотека, все музейные документы. Важную информацию необходимую для части мы восстанавливали по крупицам, но восстановлением > музея не занимался никто... Поэтому НИГДЕ не находится музей нашей части, его просто напросто больше нет. В тот момент естественно на первом месте были вопросы по восстановлению действующих и необходимых документов > тогда о музейных вещах и не думали, а теперь уже совсем не восстановить, > да и некому этим заниматься..."- из присланного мне ответа. В связи с вышеизложенным, ищу ветеранов части (возможно водолазов), которые работали на эсминце и могли бы что-то рассказать... Ищу бывш. военнослужащих в/ч № 53083 , проходивших службу в 1960-1964 гг., участвовавших в возложении венков 9 мая в Локса и что-то знающих о судьбе экипажа эсминца или о ветеранах эсминца, дошедших до Победы. Отправлено письмо в адрес командира в/ч 53083 Сазонову С.П. Возможно, есть где-то в инете свой форум, где можно бы было написать бывш. военнослужащим в/ч № 53083 ... Ищу бывш. военнослужащих погранзаставы в Хара и имеющих какие-либо сведения о судьбе моряков эсминца "Карл Маркс". В частности о судьбе тех, кто выплывал по горящему морю к Суурпеа. Временное размещение собранной информации об эсминце и морском охотнике МО-410 здесь

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

Планирую сделать отдельный сайт... С уважением, Элла/ Ella , модератор военного форума " 2-я Мировая война" Администратор Наверное нужно этот запрос переместить в тему Эстония (извините, не досмотрела). Там есть форумчане, служившие в более позднее время в Суурпеа. Может откликнутся? С уважением,

Здравствуйте Ella. Я Пронов Андрей Викторович  проживаю в г. Воронеж. Мой дед Пронов Михаил Никитович проходил службу в погран войсках 1941 в Эстонской республике, в его подчинении были торпедные катера, 8 августа 1941 г он получил сигнал SOS от эсминца карл маркс и выдвинуся в бухту хара. В последствии он его и заторпедировал чтобы он недостался врагу. Приведу вам рассказ моего деда, он отличается от той информации ,что собрана Вами, примите как есть та как доказать что либо я не смогу. дед умер 1980г. так вот из рассказа моего деда - эсминец шел по финскому заливу без прикрытия , на борту было много беженцев и раненых, его начали бомбить юнкерсы, он доложил об этом в штаб Что ведет бой, в штабе посоветовали ему зайти в бухту локса чтобы береговые зенитки его приклыли , штаб не знал что за сутки до этого зенитки снялись и их там уже небыло. Заходя в бухту линкор сел на мель , корабль без хода легкая мишень, вскоре стал тонуть,моряки беженцы стали покидать корабль , берег был недалеко. В заливе стояла нефтеналивная баржа, одна бомба попала в баржу нефть розлилась по заливу и загорелась, кто плыл в плавь сгорели заживо кто плыл на шлюпках в основном беженцы и раненые тех расстреливали зеленые братья, весь берег в бухте был устлан трупами, трупы просто сбрасывали в оврг.Капитан Дубровицкий покидал исминец с боцманом последний, он поня что до берега им не добраца и они поплыли в море , мой дед их обнаружил и снял со шлюпки, за спасение , по морским законам капитан Дубровицкий отдал свой кортик моему деду, (этот кортик был фамильный достался Дубровицкому от его деда на рукоятки был вензель екатерины второй а на лезвии был выгроверован фрегат идущий носом со всеми парусами, я в детстве любил играть с этим кортиком ) в последствии этот кортик был передан в дар местному краеведческому музею в селе Новая чигла таловского района Воронежской области,откуда в последствии и был похищен. Про катер мо-229 мой дед ничего не говорил. На следующий день с эсминца было что то снято и он был как я уже говорил заторпедирован. Практически весь личный состав эсминца погиб, а там еще были беженцы и раненые. В какомто году ( я не помню) была изгумация трупов, все овраги были наполнены трупами и открыли этот  памятник . на открытие памятника ездил и мой дед , там он встретился и с Дубовицким, на следующий год помоему умер Дубовицкий. На табличке памятника  есть надпись, ( и неизвестное количество безымянных воинов) это подтверждает то ,что на эсминце было много раненых и беженцев. Также с моим дедом служила на заставе и моя бабушеа, оно рассказывала тоже про трагедию с эсминцем, а мой отец учился после войны в интернате в Раквере, они в детстве бегали по льду на эсминец играть так как верхние палубы были над водой. Эта трагедия всячески умалчивается эстонцами, видно не любят они правду. Вот и все , что я могу рассказать о гибели эсминца Карл Маркс Изяслав. Светлая память всем погибшим.


  • 0




Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных