Перейти к контенту

Рекомендуемые сообщения

Столовая воинской части располагалась в старом длинном кирпичном здании желтовато-песочного цвета, что стояло за футбольным полем. Здание было старинное, с толстыми метровыми стенами. Говорят, что до войны в нем размещалась конюшня и есть еще ветераны-сторожилы, служившие кавалеристами и чистившими здесь стойла своих коней. К зданию в 60-х годах пристроили крыло, в котором поместили кухню и хозяйственные помещения. За столовой, аж до самого забора, вытянулся хозяйственный двор с котельной и «дизельной». Высокий забор, выстроенный из хорошо высушенных и покрашенных в зеленый цвет досок, отделял этот двор о мирской жизни. Там, за забором, была «гражданка». Конечно, на нее можно было взглянуть, если заберешься на какое-нибудь дерево - их здесь вдоль забора стояло множество и все они, наверное, были ровесниками кирпичного здания. Каштаны и акации, липы и клены придавали этой территории вид санатория, где отдыхающие могли бы вяло прохаживаться по аллеям и в свободное от процедур время, обсуждать последние сводки о погоде, заводить романчики, флиртовать… Но тут была воинская часть и, жизнь в ней кипела по своим армейским законам. В очередной наряд на кухню 1-я учебная застава заступила с субботы на воскресенье. Почему¬ - то первой всегда не везло. Часто ей выпадало дежурство в выходные, когда в клубе части показывали фильмы, а это было одним из редких удовольствий, где можно было часа на два расслабиться и отдохнуть по-настоящему. Алексея с Сашкой старшина определил в «торпедный цех» - самый изнуряющий объект в столовой – помещение для мойки посуды или просто «мойка». Мойка делилась на две части: в первой, называвшейся «торпедным отсеком», было одно маленькое окошко в стене, обитое алюминиевым листом, под которым стоял огромный бак для отходов, окошко соединяло мойку с залом для приёма пищи. К боковой стене «торпедного отсека» были прикручены три огромных чугунных раковины с висящими над ними большими медными кранами на поржавевших трубах для холодной и горячей воды, тут же стояли два стола для вымытой посуды; вторая часть была побольше - вдоль стен стояли огромные стеллажи, на которых ровными рядами стояли «пирамиды» из тысяч глубоких и мелких алюминиевых мисок и тарелок, а в коробках были свалены сотни алюминиевых ложек. В мойке было одно узкое окно с прогнившим подоконником и с металлической решеткой на нем, и дверь, выходящая в коридор с подсобными помещениями. Между отсеками стояла перегородка до потолка с проемом для прохода. Отсутствие вентиляции и постоянный пар от горячей воды делали «торпедный отсек» испытательным полигоном для его обитателей. Мойщики посуды через каждые 20-30 мин. выскакивали на улицу для вентиляции легких (кто-то подышать, а кто-то - покурить), таким образом, создавая для своего организма резко-континентальный климат. В санчасти долго не могли понять – откуда у защитников, так сказать, Родины, летом воспаление легких? От постоянной сырости в углах и на потолке мойки разрасталась плесень, а сборища тараканов устраивали свои парадные шествия, вероятно демонстрируя свою постоянно увеличивающуюся численность, что даже такое оружие как кипяток, было для них не убедительным. Так все вместе и сосуществовали. В конце-концов у тараканов можно даже и поучиться, и перенять опыт по выживанию в экстремальных условиях! Все, наверное, знают, что мытье посуды дело нехитрое - взял тарелку, подставил под напор теплой воды и, все дела. Алексей и Сашка тоже так думали, пока не «познакомились» поближе с помощником начальника солдатской столовой старшим сержантом Рыковым. На ручных часах, которые Алексей достал из кармана брюк, где они предусмотрительно находились во время мытья посуды, было 3 часа после полуночи. Посуда была тщательно вымыта и расставлена в положенных местах, оставалось только протереть полы и сложить хозинвентарь. Неожиданно в проеме появилась ухмыляющаяся физиономия Рыкова. - Ну шо, хлюпики, вымыли посуду? - с угрожающим тоном в голосе спросил старший сержант. - Щас я погляжу, какая такая гвардия раньше шести часов утра справилась с такой ответственной задачей. Рыков вышел из столовой и направился по коридору к мойке. То - ли от усталости, то- ли от волнения Алексей почувствовал наплывающую тяжесть в ногах и машинально, ища опору, облокотился на решетку окна. Сашка стоял в проходе между «торпедным отсеком» и помещением со стеллажами. Тарелка летела в Сашку со скоростью торпеды, при этом Рыков побледнел от внезапно нахлынувшего страха перед возможной ответственностью за свой неуправляемый поступок, но Сашка успел присесть и, посудина пролетела мимо. И тут началось: поняв, что случай спас его от проблем, Рыков еще с большей яростью стал сбивать со стеллажей всю посуду. Все разлеталось со звенящим шумом, цокало об стены и с дребезжанием скользило по, еще не вымытой, плитке пола. К тяжести в ногах у Алексея добавился еще и шум в ушах. Гора посуды валялась по всему «торпедному цеху», посредине комнаты стоял позеленевший от злости, кричащий сержант(его крик порой переходил на визг), а до начала следующего рабочего дня оставалось чуть более двух часов…

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

  • Недавно просматривали   0 пользователей

    Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.

×
×
  • Создать...