Перейти к содержимому


Фотография
* * * * * 1 Голосов

Наши герои! Мы должны это знать.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 135

#1 Иванов Анатолий

Иванов Анатолий

    Житель форума

  • Форумчане
  • PipPipPipPipPip
  • 1460 сообщений
  • Регистрация Лет: 10, Месяцев: 2, Дней: 14
  • Пол:Мужчина
  • Город:Питер
  • Служил:КТПО, Хасанский отряд, пз Славянка сухая
  • Ваше имя:Анатолий

  • ДМБ:85
  • От Админа

Отправлено 29 January 2008 - 14:16

Наткнулся у Гоблина в форуме. Был поражен. Это надо прочесть всем.

В Великую Отечественную был такой случай. 1941 год. Была река и был мост. И поставлена задача на определенное время остановить немцев, чтобы они не переправились через реку. Добровольцем вызвался 19-летний парень, Коля Сиротин. Вторым остался командир. В общем, это надо читать.


Летом 41-го мы не только отступали. 19-летний мальчишка из Орла в одиночку дрался с колонной немецких танков

«Немцы уперлись в него, как в Брестскую крепость»

Коле Сиротинину выпало в 19 лет оспорить поговорку «Один в поле не воин». Но он не стал легендой Великой Отечественной, как Александр Матросов или Николай Гастелло.

Летом 1941 года к белорусскому городку Кричеву прорывалась 4-я танковая дивизия Хайнца Гудериана, одного из самых талантливых немецких генералов-танкистов. Части 13-й советской армии отступали. Не отступал только наводчик Коля Сиротинин - совсем мальчишка, невысокий, тихий, щупленький.

Если верить очерку в орловском сборнике «Доброе имя», нужно было прикрыть отход войск. «Здесь останутся два человека с пушкой», - сказал командир батареи. Николай вызвался добровольцем. Вторым остался сам командир.

Утром 17 июля на шоссе показалась колонна немецких танков.

- Коля занял позицию на холме прямо на колхозном поле. Пушка тонула в высокой ржи, зато ему хорошо видны были шоссе и мост через речушку Добрость, - рассказывает Наталья Морозова, директор Кричевского краеведческого музея.

Когда головной танк вышел на мост, Коля первым же выстрелом подбил его. Вторым снарядом поджег бронетранспортер, замыкавший колонну.

Здесь надо остановиться. Потому что не совсем ясно до сих пор, почему Коля остался в поле один. Но версии есть. У него, видимо, как раз и была задача - создать на мосту «пробку», подбив головную машину гитлеровцев. Лейтенант у моста и корректировал огонь, а потом, видимо, вызвал на затор из немецких танков огонь другой нашей артиллерии. Из-за реки. Достоверно известно, что лейтенанта ранили и потом он ушел в сторону наших позиций. Есть предположение, что и Коля должен был отойти к своим, выполнив задачу. Но... у него было 60 снарядов. И он остался!

Два танка попытались стащить головной танк с моста, но тоже были подбиты. Бронированная машина попыталась преодолеть речку Добрость не по мосту. Но увязла в болотистом береге, где и ее нашел очередной снаряд. Коля стрелял и стрелял, вышибая танк за танком...

Танки Гудериана уперлись в Колю Сиротинина, как в Брестскую крепость. Уже горели 11 танков и 6 бронетранспортеров! То, что больше половины из них сжег один Сиротинин, - точно (какие-то достала и артиллерия из-за реки). Почти два часа этого странного боя немцы не могли понять, где окопалась русская батарея. А когда вышли на Колину позицию, у того осталось всего три снаряда. Предлагали сдаться. Коля ответил пальбой по ним из карабина.

Этот, последний, бой был недолгим...

«Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?»


Эти слова обер-лейтенант 4-й танковой дивизии Хенфельд записал в дневнике: «17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости... Оберст (полковник) перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?»

- Во второй половине дня немцы собрались у места, где стояла пушка. Туда же заставили прийти и нас, местных жителей, - вспоминает Вержбицкая. - Мне, как знающей немецкий язык, главный немец с орденами приказал переводить. Он сказал, что так должен солдат защищать свою родину - фатерлянд. Потом из кармана гимнастерки нашего убитого солдата достали медальон с запиской, кто да откуда. Главный немец сказал мне: «Возьми и напиши родным. Пусть мать знает, каким героем был ее сын и как он погиб». Я побоялась это сделать... Тогда стоявший в могиле и накрывавший советской плащ-палаткой тело Сиротинина немецкий молодой офицер вырвал у меня бумажку и медальон и что-то грубо сказал.

Гитлеровцы еще долго после похорон стояли у пушки и могилы посреди колхозного поля, не без восхищения подсчитывая выстрелы и попадания.

Как Коля Сиротинин оказался в братской могиле

Сегодня в селе Сокольничи могилы, в которой немцы похоронили Колю, нет. Через три года после войны останки Коли перенесли в братскую могилу, поле распахали и засеяли, пушку сдали в утильсырье. Да и героем его назвали лишь через 19 лет после подвига. Причем даже не Героем Советского Союза - он посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.

Лишь в 1960 году сотрудники Центрального архива Советской армии разведали все подробности подвига. Памятник герою тоже поставили, но нескладный, с фальшивой пушкой и просто где-то в стороне.


ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Старший сержант Николай СИРОТИНИН родом из Орла. Призван в армию в 1940 году. 22 июня 1941 г. при авианалете был ранен. Ранение было легкое, и через несколько дней его направили на фронт - в район Кричева, в состав 6-й стрелковой дивизии наводчиком орудия. Награжден орденом Отечественной войны I степени посмертно.

Вадим ТАБАКОВ, Виктор МАЛИШЕВСКИЙ. («КП» - Минск»).


КСТАТИ

Почему ему не дали Героя?

Мы нашли в Орле родную сестру Николая - 80-летнюю Таисию ШЕСТАКОВУ. Таисия Владимировна извлекла из шкафа папку со старыми семейными фотографиями - увы, ничего...

- У нас была единственная его карточка с паспорта. Но в эвакуации в Мордовии мама отдала ее увеличить. А мастер ее потерял! Всем нашим соседям принес выполненные заказы, а нам нет. Мы очень горевали.

- Вы знали, что Коля один остановил танковую дивизию? И почему он не получил Героя?

- Мы узнали в 61-м году, когда кричевские краеведы отыскали могилу Коли. Съездили в Белоруссию всей семьей. Кричевцы хлопотали, чтобы представить Колю к званию Героя Советского Союза. Только напрасно: для оформления документов обязательно была нужна его фотография, хоть какая-то. А у нас же ее нет! Так и не дали Коле Героя. В Белоруссии его подвиг известен. И очень обидно, что в родном Орле о нем мало кто знает. Даже маленького переулка его именем не назвали.

На наш вопрос, почему именно Коля вызвался прикрывать отступление нашей армии, Таисия Владимировна удивленно вскинула брови: «Мой брат не мог поступить иначе».

Благодарим Наталью Морозову, директора Кричевского краеведческого музея, и сотрудника музея Великой Отечественной войны Галину Бабусенко за помощь в подготовке материала.
  • 0

#2 Строитель

Строитель

    Гуру форума

  • Форумчане
  • 15067 сообщений
  • Регистрация Лет: 11, Месяцев: 3, Дней: 27
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва
  • Интересы:Работа. Авто. Компьютер. Фото. Видео.
  • Служил:в/ч 2027, 9792, 2490.
  • Ваше имя:Игорь

  • ДМБ:17-06-1974
  • Патриот WWW.POGRANICHNIK.RU
    Патриот форума
  • От Админа

Отправлено 29 January 2008 - 14:33

У нас есть семейная "легенда", что мой двоюродный дядя, закрыл собой амбразуру ДОТа, за месяц до Матросова. И вроде бы ему было присвоено звание Героя Советского Союза, посмертно. НИКОГДА не перестану восхищаться тем поколением! Обычные пацаны... обычные ГЕРОИ. Спасибо.
  • 0

#3 Иванов Анатолий

Иванов Анатолий

    Житель форума

  • Форумчане
  • PipPipPipPipPip
  • 1460 сообщений
  • Регистрация Лет: 10, Месяцев: 2, Дней: 14
  • Пол:Мужчина
  • Город:Питер
  • Служил:КТПО, Хасанский отряд, пз Славянка сухая
  • Ваше имя:Анатолий

  • ДМБ:85
  • От Админа

Отправлено 29 January 2008 - 14:42

У нас есть семейная "легенда", что мой двоюродный дядя, закрыл собой амбразуру ДОТа, за месяц до Матросова...

Про Матросова передача была. Парень был татарин или башкир, имя и фамилия другие. Поставили задачу дзот заглушить, а он гранату кинул неудачно. Или удачно, но пулемет снова стал стрелять. А наши уже в атаку пошли.
Такие дела братишки. Не от хорошей жизни, но за то чтобы жили другие.
Вечная память героям!

Сообщение отредактировал Иванов Анатолий: 29 January 2008 - 14:42

  • 0

#4 sergant

sergant

    Верность и Честь

  • Супер Модератор
  • 3552 сообщений
  • Регистрация Лет: 11, Месяцев: 6, Дней: 14
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Мужчина
  • Город:Люберцы
  • Служил:КТПО - в/ч 2427"И", 2488"Д"
  • Ваше имя:Евгений

  • ДМБ:17-06-1988
  • Патриот WWW.POGRANICHNIK.RU
    Патриот форума
  • От Админа

Отправлено 29 January 2008 - 15:39

Сильная история!!! Нда, поколение победителей уже почти ушло...
  • 0

#5 БАРС

БАРС

    Житель форума

  • Форумчане
  • PipPipPipPipPip
  • 1512 сообщений
  • Регистрация Лет: 11, Месяцев: 1, Дней: 6
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Киев
  • Интересы:РЫБАЛКА,
  • Служил:ВПВПООРКУ, Маканчи, Пришиб
  • Ваше имя:Юрий

  • ДМБ:89-92-2013

Отправлено 30 January 2008 - 12:30

Вечная память И остались их единицы.
  • 0

#6 Строитель

Строитель

    Гуру форума

  • Форумчане
  • 15067 сообщений
  • Регистрация Лет: 11, Месяцев: 3, Дней: 27
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва
  • Интересы:Работа. Авто. Компьютер. Фото. Видео.
  • Служил:в/ч 2027, 9792, 2490.
  • Ваше имя:Игорь

  • ДМБ:17-06-1974
  • Патриот WWW.POGRANICHNIK.RU
    Патриот форума
  • От Админа

Отправлено 19 March 2008 - 21:37

Ребята. Посмотрите фото по этой ссылке. Это надо смотреть. Это надо хранить. Это наша История.

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст


  • 0

#7 Владимир Третьяков

Владимир Третьяков

    Житель форума

  • Форумчане
  • PipPipPipPipPip
  • 1198 сообщений
  • Регистрация Лет: 8, Месяцев: 9, Дней: 26
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва
  • Интересы:Поиск однополчан
    Фалеристика и производство
  • Служил:Бикинский ПО ОРТМ-4пз Венюково
  • Ваше имя:Владимир

  • ДМБ:24-06-1985
  • Патриот WWW.POGRANICHNIK.RU
    Патриот форума
  • От Админа

Отправлено 19 August 2008 - 12:21

Прочитал только сейчас.. подвиг Николая Сиротина должен был войти в учебники истории как примнр героизма и настоящего солдатского мастерства. Уверен, если-бы о героизме солдата стало известно во время боевых действий ВОВ, его подвиг получил-бы самую высокую оценку. К сожалению о Николае Сиротине стало известно во времена Хрущевской *отттепели".. и только это обстоятельство лишило его звания Героя Советского Союза. Считаю что признание подвига Николая Сиротина, надо было добиваться после смещения Хрущева.. - " Мой брат не мог поступить иначе".. да, солдат не мог иначе. А родственники с "общественниками" смогли.. бюрократов убоялись... Вот не увидел-бы Иванов Анатолий (спасибо ему) этого описания подвига, откуда бы мы узнали, что был такой Геройский солдат Николай Сиротин? Таких Героев надо защищать и бороться за них.
  • 0

#8 Аленка

Аленка

    ✿ܓШоколадка ✿ܓ

  • Администраторы
  • 20303 сообщений
  • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 5, Дней: 17
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Женщина
  • Город:Живу в Стране Чудес
  • Интересы:вредничать :))))
  • Служил:дома.... (инструктаж проводят):))
  • Ваше имя:Алёна

  • ДМБ:00-00-0000
  • От Админа

Отправлено 16 March 2010 - 10:51

Александр Матросов

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

 

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

  3.71К   0 Количество загрузок:

Матросов Александр Матвеевич - стрелок-автоматчик 2-го отдельного батальона 91-й отдельной Сибирской добровольческой бригады имени И.В. Сталина 6-го Сталинского Сибирского добровольческого стрелкового корпуса 22-й армии Калининского фронта, рядовой.

Родился 5 февраля 1924 года в городе Екатеринославе (ныне Днепропетровск). Русский. Член ВЛКСМ. Рано лишился родителей. 5 лет воспитывался в Ивановском режимном детском доме (Ульяновская область). В 1939 году был направлен на вагоноремонтный завод в городе Куйбышеве (ныне Самара), но вскоре оттуда сбежал. Приговором народного суда 3-го участка Фрунзенского района города Саратова от 8 октября 1940 года Александр Матросов осуждён по статье 192 УК РСФСР к двум годам лишения свободы за нарушение паспортного режима (Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 5 мая 1967 года этот приговор отменила). Отбывал срок в Уфимской детской трудовой колонии. С началом Великой Отечественной войны неоднократно обращался с письменными просьбами отправить его на фронт...

В Красную Армию призван Кировским райвоенкоматом города Уфы Башкирской АССР в сентябре 1942 года и направлен в Краснохолмское пехотное училище (октябрь 1942 года), но вскоре большую часть курсантов направили на Калининский фронт.

В действующей армии с ноября 1942 года. Служил в составе 2-го отдельного стрелкового батальона 91-й отдельной Сибирсккой добровольческой бригады имени И.В. Сталина (позже 254-й гвардейский стрелковый полк 56-й гвардейской стрелковой дивизии, Калининский фронт). Некоторое время бригада находилась в резерве. Затем её перебросили под Псков в район Большого Ломоватого бора. Прямо с марша бригада вступила в бой.

27 февраля 1943 года 2-й батальон получил задачу атаковать опорный пункт в районе деревни Плетень, западнее деревни Чернушки, Локнянского района Псковской области. Как только наши солдаты прошли лес и вышли на опушку, они попали под сильный пулемётный огонь противника - три вражеских пулемёта в дзотах прикрывали подступы к деревне. Один пулемёт подавила штурмовая группа автоматчиков и бронебойщиков. Второй дзот уничтожила другая группа бронебойщиков. Но пулемёт из третьего дзота продолжал обстреливать всю лощину перед деревней. Попытки заставить его замолчать не увенчались успехом. Тогда в сторону дзота пополз красноармеец Александр Матросов. Он подобрался к амбразуре с фланга и бросил две гранаты. Пулемёт замолчал. Но как только бойцы поднялись в атаку, пулемёт снова ожил. Тогда Матросов поднялся, рывком бросился к дзоту и своим телом закрыл амбразуру. Ценою своей жизни он содействовал выполнению боевой задачи подразделением.

Через несколько дней имя Александра Матросова стало известным всей стране. Подвиг Матросова был использован находившимся случайно при части журналистом для патриотической статьи. При этом дату смерти Героя перенесли на 23 февраля, приурочив подвиг ко дню Красной Армии. Несмотря на то, что Матросов был не первым, кто совершил подобный акт самопожертвования, именно его имя было использовано для прославления героизма советских солдат. Впоследствии свыше трёхсот человек совершили подобный героический поступок, но это уже широко не освещалось. Подвиг Александра Матросова стал символом мужества и воинской доблести, бесстрашия и любви к Родине.

З вание Героя Советского Союза Александру Матвеевичу Матросову посмертно присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 июня 1943 года.

Похоронен в городе Великие Луки Псковской области.

8 сентября 1943 года приказом народного комиссара обороны СССР имя А.М. Матросова было присвоено 254-му гвардейскому стрелковому полку, сам он навечно зачислен в списки 1-й роты этой части. Это был первый приказ НКО СССР в годы Великой Отечественной войны о зачислении павшего Героя навечно в списки воинской части.

Награждён орденом Ленина (посмертно).

В Парке Победы столицы Башкирии - городе Уфе сооружён величественный монумент, посвящённый бессмертному подвигу Александра Матросова и Миннигали Губайдуллина , у подножия которого горит Вечный огонь. Памятники рядовому Александру Матросову установлены в городах Уфе, Великих Луках, Ульяновске, Красноярске и др. Имя Александра Матросова носит детский кинотеатр в городе Уфе и улица, открыт мемориальный музей А.М. Матросова в Уфимском юридическом институте МВД РФ. Его имя присвоено музею комсомольской славы города Великие Луки, улицам, школам, теплоходам, колхозам и совхозам.
  • 0

#9 Аленка

Аленка

    ✿ܓШоколадка ✿ܓ

  • Администраторы
  • 20303 сообщений
  • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 5, Дней: 17
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Женщина
  • Город:Живу в Стране Чудес
  • Интересы:вредничать :))))
  • Служил:дома.... (инструктаж проводят):))
  • Ваше имя:Алёна

  • ДМБ:00-00-0000
  • От Админа

Отправлено 16 March 2010 - 11:12

Зоя Космодемьянская

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

 

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

  11.74К   0 Количество загрузок:

Зоя Анатольевна Космодемьянская родилась в сентябре 1923 года в Тамбовской области, село Осино-Гай. Отец был священником. Младший брат получил награду Героя Советского Союза. В 1930 году семья поселилась в Москве. Здесь Зоя окончила девять классов средней школы.

С первых дней Великой Отечественной войны Зоя стремилась на фронт. Для этого она обратилась в районный комитет комсомола. Спустя несколько дней ее направили в войсковую часть №9903. Эта военная часть была отправлена на фронт Можайского направления по заданию штаба. Два раза Зоя была в тылу врага. В ноябре 1941 года в деревне Петрищево Московской области ее схватили немцы.

Как это было

Вопреки расхожему мнению, выход за линию фронта в конце ноября 41-го - не единственный в биографии Зои. В начале месяца она уже побывала с диверсионной группой в немецком тылу, после чего враг недосчитался нескольких сожженных машин. Что же касается событий в Петрищево, то почти все россияне старшего возраста знают эту историю. В то же время, правду об этом подвиге знают совсем немногие.

17 ноября, когда немцы стояли всего в 60 километрах от центра Москвы, И.В. Сталин подписал секретную директиву с приказом диверсионным отрядам уничтожать жилые дома, в которых находятся на постое вражеские солдаты. Поэтому 21 ноября две группы добровольцев по десять человек в каждой вышли за линию фронта с заданием совершить поджоги в ряде населенных пунктов Рузского района. Каждому бойцу выдали пистолет 'ТТ' или револьвер системы 'Наган', три бутылки с зажигательной смесью 'КС' (по другим данным, это был обыкновенный керосин), сухой паек на пять суток и бутылку водки. Попутно заметим, что в этом факте нет абсолютно никакого компромата, так как ночевать ребятам предстояло в лесу, когда морозы доходили до минус 25 градусов. Кроме того, 100 граммов водки в день полагались ВСЕМ солдатам и офицерам, находящимся на передовой (приказ председателя Государственного Комитета Обороны № 562 от 22 августа 1941 года).

Узнав о существовании директивы Сталина, немцы усилили караулы и организовали прочесывание подмосковных лесов. Несколько раз обе группы попадали под обстрел, из-за чего часть бойцов погибла, а некоторые заблудились или просто отстали от товарищей. В момент встречи обеих групп, произошедшей 25 ноября у деревни Усково, из двадцати человек в строю осталось всего восемь. Пятеро из них решили, что задание выполнить невозможно и надо возвращаться к своим. И лишь трое - Крайнов, Космодемьянская и Клубков - остались, чтобы все-таки совершить диверсию в деревне Петрищево.

В книге 'Повесть о Зое и Шуре' версия пленения девушки представлена следующим образом: 'Она подкралась к другой конюшне на краю села, там стояло больше двухсот лошадей. Достала из сумки бутылку с бензином, плеснула из нее и уже нагнулась, чтобы чиркнуть спичкой, - и тут ее схватил часовой. Она оттолкнула его, выхватила револьвер, но выстрелить не успела. Гитлеровец выбил у нее из рук оружие и поднял тревогу...'. Еще одна версия этого события родилась в череде громких 'разоблачений' советской истории, прокатившихся в начале 90-х годов. Тогда кто-то из борзописцев договорился до того, что будто бы фашистов в Петрищево в это время вообще не было и потому их пришлось вызывать из соседнего села.

Впрочем, и каноническая, и клеветническая версии этого события имеют мало общего с тем, как все происходило на самом деле. В действительности же Зою 'сдал' немцам третий член группы по фамилии Клубков. Об этом типе известно не так уж много: до войны он работал сортировщиком писем в одном из московских почтовых отделений. В плену его тут же перевербовали и, после окончания диверсионной школы под Смоленском, забросили за линию фронта. Вскоре после этого Клубков был арестован и по приговору военного трибунала Западного фронта от 3 апреля 1942 года расстрелян за измену Родине. Но перед тем как получить свою пулю, предатель по минутам рассказал о событиях той ноябрьской ночи.

Таня

Примерно в 2 часа утра 27 ноября Василий Клубков, Зоя Космодемьянская и Борис Крайнов вошли в Петрищево с трех сторон: с севера, в центре и с юга. Вскоре в двух местах заполыхали дома, рядом с которыми стояли немецкие грузовики. Клубков тоже бросил одну из бутылок, которая почему-то не разбилась. Увидев поблизости часового, он побежал к лесу, но был пойман двумя другими немецкими солдатами, которые и притащили его к своему командиру - подполковнику Рюдереру. Ему-то Клубков и рассказал, что по окончании операции должен был встретиться с Зоей и Борисом в лесу (последний по какой-то причине ушел в глубь леса, в то время как Зоя доверчиво ждала товарищей в условленном месте).

К сожалению, мы уже никогда не узнаем, почему Зоя не отстреливалась от посланных на ее поимку вражеских солдат. Может быть, в темноте была уверена, что к ней идут не двое немцев, а Клубков и Крайнов? Или от истощения сил просто заснула (напомним, что к тому времени ребята пробыли в зимнем лесу ровно неделю, притом что продукты им выдали лишь на пять суток)?

Кроме того, известен один неопровержимый факт: за несколько дней до гибели девушка поменялась оружием с Клавдией Милорадовой. Зоя взяла себе простой револьвер без самовзвода, а свой 'наган' Тульского оружейного завода отдала подруге. Вероятнее всего, когда Зоя поняла, что перед нею не свои, а немцы, она все-таки пыталась стрелять. Но слишком поздно вспомнила о том, что у такого оружия необходимо сначала взвести курок...

Остается открытым и вопрос о том, для чего все-таки немцы пытали Зою. Для того, чтобы выведать информацию о диверсионных группах? Но зачем это было делать, если к тому времени негодяй Клубков и так все рассказал старшему офицеру.

Лично мне представляется, что, когда немцы в течение трех часов били Зою ремнями и палками, прижигали ее лицо спичками и несколько раз выводили босиком на мороз, - это было не столько допросом, сколько истязанием беззащитной пленницы. Тем не менее, по свидетельству Евдокии Ворониной (хозяйки дома, в котором все это происходило), девушка не только отказалась 'узнать' Клубкова, но и себя назвала Таней. Более того, несмотря на все издевательства, она ни разу не попросила своих мучителей о пощаде.

За Родину или за Сталина?

Когда специальный уполномоченный ГКО на Западном фронте по диверсионной работе майор Артур Спрогис узнал обстоятельства гибели Зои, он написал в представлении о ее награждении: 'Космодемьянская Зоя Анатольевна умерла смертью героя со словами: 'Смерть фашистским оккупантам! Да здравствует социалистическая Родина! Да здравствует товарищ Сталин!'. Однако не будем торопиться осуждать этого человека за ложь во имя пропаганды, ведь он жил не в нашем, а в своем времени и вынужден был действовать по тогдашним законам. Поскольку немцы согнали на казнь Зои почти всех жителей деревни Петрищево, мы доподлинно знаем ее последние слова, которые она бросила в лицо своим палачам: 'Вы меня сейчас повесите, но я не одна. Нас двести миллионов. Всех не перевешаете. Вам отомстят за меня!'. Зная, что наступают последние секунды ее жизни, она еще и подбадривала своих соотечественников: 'Прощайте, товарищи! Боритесь, не бойтесь...'

Больше месяца тело Зои провисело на площади - фашисты не разрешали его снимать. В ночь под Новый год пьяные солдаты искололи мертвую партизанку штыками. Зная, что от Москвы вот-вот придется отступать, подполковник Рюдерер распорядился замести следы расправы, и вечером 1 января виселицу все-таки спилили. А уже 12 января 1942 года в Петрищево вошла одна из частей 108-й стрелковой дивизии РККА.


16 февраля 1942 года Зое Космодемьянской посмертно присудили звание Героя Советского Союза и наградили орденом Ленина. Ее героический подвиг служил примером во время войны для многих людей.

Похоронили Зою в Москве на Новодевичьем кладбище. Чтобы увековечить память героини-партизанки, были установлены памятники: на Минском шоссе возле деревни Петрищево и мемориальная плита в самой деревне, в Москве у станции метро «Измайловский парк» и в городе Тамбове (ул. Советская). В 201 средней школе, где она училась, открыли музей. Множество улиц разных городов и сел по всей стране названы ее именем, а также судно Министерства морского флота, танкер, астероид. С 2003 года на Ярославском направлении курсирует пригородный электропоезд, названный именем Зои Космодемьянской.
  • 0

#10 Аленка

Аленка

    ✿ܓШоколадка ✿ܓ

  • Администраторы
  • 20303 сообщений
  • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 5, Дней: 17
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Женщина
  • Город:Живу в Стране Чудес
  • Интересы:вредничать :))))
  • Служил:дома.... (инструктаж проводят):))
  • Ваше имя:Алёна

  • ДМБ:00-00-0000
  • От Админа

Отправлено 18 March 2010 - 13:39

Николай Гастелло

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

 

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

  25.13К   0 Количество загрузок:

Николай Францевич Гастелло родился в мае 1908 года в Москве. Отец был немцем, долгое время проживающим в России. В 1933 году Николай стал выпускником Луганской летной школы и стал служить в авиации на бомбардировщике. Во время Советско-Финской войны принимал участие в воздушных боях. Участвовал в боях на реке Халхин-Гол, за участие в которых был награжден орденом Ленина. И к началу Великой Отечественной войны уже являлся командиром эскадрильи в авиации.

Виктор Гастелло, сын летчика, неоднократно рассказывал о гибели своего отца и его экипажа. Эту версию публиковали в известных российских изданиях.

Данная версия выглядит следующим образом. 26 июня 1941 года, в самом начале войны, в течение всего дня 3-й корпус дальнебомбардировочной авиации наносил удары по противнику. Военные действия происходили в Белоруссии, в районе Радошковичи-Молодечино близ деревни Декшаны. 207-й авиационный полк выполнял второй за день боевой вылет. В составе полка было два самолета. Экипаж Николая Гастелло состоял из четырех человек: штурмана лейтенанта Анатолия Бурденюка, стрелка-радиста сержанта Алексея Калинина и стрелка адъютанта эскадрильи лейтенанта Григория Скоробогатого. О втором самолете мало что известно, только лишь то, что его пилотом был старший лейтенант Федор Воробьев, а штурманом был лейтенант Анатолий Рыбас. Спустя чуть более часа после начала полета с высоты была обнаружена колонна вражеской боевой техники. На базу вернулся только один самолет, пилотируемый лейтенантом Воробьевым. По прибытии он и штурман подали рапорт, в котором описали подвиг командира Гастелло и его экипажа. По их словам, подбитый самолет врезался в колонну бронетехники, и мощным взрывом была уничтожена основная часть бронетехники.

Много лет существовала только эта версия произошедшего в тот день. Но в 90х годах прошлого столетия начали выдвигать и другие. Так, в 1994 году в газете «Известия» вышла статья «Экипаж капитана Маслова достоин звания героев», в которой говорилось о том, что в тот день с боевого задания не вернулись два бомбардировщика. 1-й под командованием Николая Гастелло, а второй – капитана Александра Спиридоновича Маслова, командующего 3-й эскадрильей 42-й авиационной дивизии.

В статье также говорится о том, что когда в 1951 году, в день гибели летчика, останки членов экипажа решили перезахоронить в сквере поселка Радошковичи. Тогда и был обнаружен медальон, принадлежавший старшему сержанту Григорию Васильевичу Реутову, который во время войны был стрелком-радистом на бомбардировщике Маслова.

До этого экипаж Маслова считали пропавшим без вести. И самым главным являлось то, что в результате стало очевидным, что подвиг был совершен именно экипажем Маслова.

Эту статью написал майор ВВС в отставке Эдуард Васильевич Харитонов, который на протяжении многих лет исследовал события, произошедшие в первые дни войны у деревни Декшаны.

Через несколько лет в 2001 году в газете «МК-Московия» была опубликована статья «Тайна двух капитанов», автором которой был Харитонов. Автор также утверждал, что первым направил свой самолет на противника капитан Маслов, а затем уже самолет под командованием капитала Гастелло. Более того, Харитонов утверждал, что Гастелло успел катапультироваться с парашютом, считая это военным преступлением. По его словам, прежде всего капитан должен был помочь катапультироваться своему экипажу, а потом уже думать о себе.

В этой статье была подробно описана следующая версия случившегося 26 июня 1941 года. По словам автора, на боевое задание было отправлено три бомбардировщика, под командованием капитанов Николая Гастелло, Александра Маслова и старшего лейтенанта Федора Воробьева. Около полудня все три самолета нанесли удары по немецкой колонне бронетехники. Первым нанес удар самолет Воробьева и, совершив разворот, направился на аэродром за линию фронта. Два других самолета успели подбить противники, когда те возвращались обратно. Один подбитый самолет, по его словам, потерпел крушение. А другой, капитаном которого являлся Маслов, успел совершить разворот и врезался в колонну противника.

В своей статье Харитонов ссылался на некоторые факты, которые якобы подтверждали его слова. Так, при исследовании, в 1996 году им были найдены документы в Подольском Центральном военном архиве Министерства обороны, в которых был приведен список погибших с 22 по 28 июня 1941 года, в том числе и в составе 42-й авиационной дивизии. В списке был приведен полный состав погибших экипажа Николая Гастелло: Анатолий Бурденюк, Григорий Скоробогатый, Алексей Калинин и сам капитан. Ниже имелось примечание, в котором было сказано, что один человек экипажа успел катапультироваться перед взрывом, но кто это был, неизвестно.

По материалам статьи, в 1941 году крестьянами был обнаружен самолет Гастелло на Мацковских болотах, которые находятся немного в стороне от предполагаемого крушения. Крестьянами, по словам автора, среди обломков бомбардировщика был найден труп солдата, в кармане которого было письмо, адресованное жене Григория Скоробогатого. Он не успел его ей отправить. А также был найден медальон, на котором были выгравированы инициалы А.А.К. Такие же инициалы были у стрелка-радиста Алексея Александровича Калинина, который также являлся членом экипажа капитана Гастелло.

Также в статье снова затрагивалась тема перезахоронения останков экипажа Николая Гастелло в сквере поселка Радошковичи. До перезахоронения в 1951 году останки экипажа покоились в том месте, где в 1941 году их похоронили жители в деревне Декшняны. Тогда, ночью, чтобы не заметили немцы, местные жители захоронили останки летчиков, завернув их в парашюты. В статье отмечается, что в результате послевоенного расследования выяснилось то, что самолет врезался не в колонну бронетехники, а в зенитную батарею. А колонна осталась в 180 метрах от места падения самолета.

Автор пишет, что 26 июня 1951 года вскрыли братскую могилу при огромном количестве людей. И якобы в планшетке одного из членов экипажа нашли документы Александра Маслова, а также летные очки и расческу. Также нашли медальон, принадлежавший стрелку-радисту Григорию Реутову, который также являлся членом экипажа капитана Маслова.

Но это еще не все аргументы, которые были приведены в статье. Здесь также приводится рассказ жителя соседней деревни, которому в 1941 году было пятнадцать лет. По словам жителя, в тот день он видел, как с крыла горящего самолета спрыгнул человек с парашютом. После приземления его захватили в плен немцы. И ссылаясь на технические характеристики самолета, с крыла которого мог, по всей вероятности, спрыгнуть только пилот, автор подводит итог того, что капитан Гастелло, скорее всего, был пленен врагами.

Неудивительно, что столь сенсационное заявление не осталось незамеченным. И в следующем 2002 году, в майском выпуске газеты «Московский комсомолец» было выдвинуто опровержение словам Харитонова. Автором статьи выступал журналист Кирилл Экономов. Статья под названием «Искушение св. Эдуарда» полностью опровергла все утверждения, заявленные в своей статье Харитоновым.

В качестве основных документов, которыми он руководствовался при написании статьи, выступали «Общий учет боевых вылетов 207 авиаполка по дням за период с 22.6 по 1.9.1941 г.» и официальное письмо от директора Белорусского государственного музея ВОВ Баркуна Г.И. на имя Громова Б.В. В них шла речь об одном и том же, что в тот день, 26 июня 1941 года совершили боевые вылеты не три самолета, как писал Харитонов, а 3 звена бомбардировщиков по 2 в каждом. К тому же вылеты были совершены не в одно и то же время, а с интервалом в 1,5 – 2 часа. Командирами звеньев выступали капитан Маслов, вылет которого был первым в 8:30 утра; за ним в 10 часов утра вылетел со своим звеном старший лейтенант Висковский; и последним был вылет звена капитана Гастелло и ст. лейтенанта Воробьева, который пришелся на полуденное время.

Получается, что уже в этом наблюдаются несовпадения с заявлением Харитонова. К тому же Кирилл Экономов в своей статье указывает, что главным доказательством гибели Гастелло и его экипажа являлся рапорт Воробьева и Рыбаса, которые написали его, как только вернулись на базу в тот день. В страшные первые дни войны ни у кого и в мыслях не было скрывать информацию. К тому же вскоре и они сами погибли, выполняя боевой вылет. Более того, информация, занесенная в рапорт, была проверена на следующий же день после трагического подвига. Тогда командованием был отправлен самолет-разведчик, который сфотографировал место крушения самолета. На фотографии четка была воронка от падения самолета и много сгоревшей вокруг боевой техники противника.

В новой статье также были опровергнуты многие другие утверждения Харитонова. Так, например, утверждение Харитонова о том, что капитаны Гастелло и Маслов являлись друзьями, также не имеет под собой реального основания. Это уже доказывает то, что в Боровское капитана Гастелло направили только в мае 1941 года.

В данной статье также много внимания уделяется экипажу капитана Маслова. По утверждению Харитонова, капитан Маслов 26 июня 1941 года направил подбитый самолет не на колонну бронетехники, а на батарею вражеских зенитных установок, которая находилась в отдалении от колонны. Но на самом деле это вряд ли было возможно. Все дело в том, что в начале войны немцы не размещали специальных зенитных батарей вдоль дороги. Роль прикрытия для колонн бронетехники выполняли так называемые самоходные малокалиберные установки (ЗСУ), которые перемещались в общих колоннах.

Полное несоответствие действительности, по словам Экономова, выявляется в описании захоронения останков экипажа местными жителями, которые завернули их в парашюты. Экономов пишет, что при взрыве бомбардировщика невозможно было найти тела, к тому же, как известно, в тот день был огненный таран. Автор делает вывод, что местными жителями была захоронена команда Маслова. Тогда этот факт выступает главным доказательством того, что именно экипаж Гастелло совершил героический подвиг, направив самолет в колонну противника. А бомбардировщик Маслова был подбит несколькими часами ранее и упал в лесу, в стороне от дороги.
  • 0

#11 Arcasha1959

Arcasha1959

    Почетный старожил

  • Форумчане
  • PipPipPipPipPip
  • 5222 сообщений
  • Регистрация Лет: 9, Месяцев: 4, Дней: 17
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Мужчина
  • Город:Кишинёв
  • Служил:1 ОКБСКР- Кувшинская Салма, в/ч 2289"В", ПСКР"Рубин".
  • Ваше имя:Аркадий

  • ДМБ:14-05-1980
  • Патриот WWW.POGRANICHNIK.RU
    Патриот форума

Отправлено 18 March 2010 - 14:08

Голубец Иван Карпович – рулевой сторожевого катера «СК-0183» 3-го дивизиона сторожевых катеров Черноморского флота, старший матрос.

Родился 25 апреля (8 мая) 1916 года в городе Таганрог ныне Ростовской области в семье рабочего. Украинец. Член ВЛКСМ. Окончил 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества. Работал электромонтёром на Азовском металлургическом заводе им. А.А. Алексеева. Стал Ударником Коммунистического труда, за что был награждён памятным знаком.

В 1937 году Иван Голубец призван в Военно-Морской флот. В 1939 году он окончил Балаклавскую морскую пограничную школу, служил во 2-м и 1-м Черноморских отрядах пограничных судов (город Новороссийск).

Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. С первых дней обороны Севастополя катер, на котором служил Иван Голубец, входил в Севастопольский гарнизон. Он нёс охрану выходов из бухты. Катерники первыми встречали прорывающиеся к Севастополю корабли и транспорты с боеприпасами, продовольствием, подкреплениями. И последними провожали их в обратный путь – с ранеными, с детьми и женщинами на борту. Катерники надёжно несли дозорную службу перед бухтами осаждённого города. И в этой службе успех во многом зависел от рулевого.

В марте 1942 года город Севастополь уже несколько месяцев героически сражался в глубоком тылу врага.

25 марта 1942 года рулевого сторожевого катера «СК-0183» старшего матроса Голубца боцман по делам службы послал на берег. В это время противник стал обстреливать Стрелецкую бухту из дальнобойной артиллерии.

Голубец увидел сторожевой катер «СК-0121», стоявший у пирса, которому осколки разорвавшегося снаряда пробили борт. Загорелись моторные отсеки. От осколков другого снаряда, попавшего в топливную цистерну, пламя охватило корабль. Возникла угроза взрыва запаса глубинных бомб на сторожевике и уничтожения судов, находящихся в бухте. Он бросился на горевший катер, сквозь бушующее пламя пробрался на корму и стал сбрасывать тяжёлые глубинные бомбы в море. Огонь разгорался всё сильнее и неотвратимо подползал к стеллажам, но за корму уже скатилась последняя 160-килограмовая глубинная бомба.

Однако на корабле оставалось ещё около 20 малых бомб, сбросить которые было легче. К этому времени и корму охватило пламя. Сознавая опасность, отважный моряк-черноморец продолжал своё дело, пока не произошёл взрыв. Жертвуя собой, он спас десятки человеческих жизней и боевые катера.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июня 1942 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками старшему матросу Голубцу Ивану Карповичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В городе-герое Севастополе, вблизи места совершения подвига, сооружён бюст Героя. Памятник Герою установлен в городе Таганрог Ростовской области. Имя Героя носят улицы в родном городе Таганроге, в городе Каневе Черкасской области Украины, в городе Анапе Краснодарского края и в городе-герое Севастополе, большой автономный траулер Министерства рыбного хозяйства. Имя Героя - на Доске памяти в Музее Черноморского флота в Севастополе.

В 1950 году приказом Министра обороны СССР И.К. Голубец навечно зачислен в списки личного состава одного из кораблей Черноморского флота.

Награждён орденом Ленина, орденом Отечественной войны 1-й степени.

Прикрепленные файлы


  • 0

#12 Аленка

Аленка

    ✿ܓШоколадка ✿ܓ

  • Администраторы
  • 20303 сообщений
  • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 5, Дней: 17
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Женщина
  • Город:Живу в Стране Чудес
  • Интересы:вредничать :))))
  • Служил:дома.... (инструктаж проводят):))
  • Ваше имя:Алёна

  • ДМБ:00-00-0000
  • От Админа

Отправлено 18 March 2010 - 14:18

Чуйков Василий Иванович

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

 

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

  12.34К   0 Количество загрузок:

Василий Иванович Чуйков родился 31 января (12 февраля) 1900 года в селе Серебряные Пруды Веневского уезда Тульской губернии (ныне Московская область) в крестьянской семье. В 1911 году окончил четыре класса Серебрянопрудской сельской школы. В 1912 году закончил 1-й класс высшего начального училища. В 12 лет ушел из дома на заработки в Петербург, где работал в Целебеевых банях, а затем в меблированных комнатах. В августе 1914 года поступил учеником в шпорную мастерскую. В декабре 1916 года вернулся в родное село и занялся крестьянским трудом.

В декабре 1917 года В.И.Чуйков уехал в Кронштадт и поступил юнгой в учебный минный отряд. В апреле 1918 года он и его старшие братья, служившие на Балтийском флоте моряками, демобилизовались и уехали в деревню, однако в скором времени В.И.Чуйков отправился в Москву, где поступил на Военно-инструкторские курсы РККА, участвовал в подавлении мятежа левых эсеров. После окончания курсов в августе 1918 года он был отправлен на Южный фронт.

В период Гражданской войны В.И.Чуйков с август по ноябрь 1918 года был помощником командира роты в 1-й особой Украинской бригаде Р.Ф.Сиверса, с ноября 1918 года по май 1919 года – помощником командира 40-го стрелкового полка 28-й стрелковой дивизии В.М.Азина по строевой части, а далее, вплоть по июль 1921 года – командиром 40-го стрелкового полка, переименованного в 43-й стрелковый полк 5-й стрелковой дивизии. Воевал в составе различных частей Красной Армии против войск адмирала А.В.Колчака, против польских войск на Западном фронте. В период боев был четыре раза ранен и дважды контужен. В 1920 и 1925 годах был награжден орденами Красного Знамени, а также золотыми часами. После окончания Гражданской войны в течение полугода являлся начальником боевого участка № 4, начальником гарнизона города Велиж и председателем комиссии по бандитизму.

В 1925 году В.И.Чуйков окончил Военную академию имени М.В.Фрунзе. Осенью 1926 года В.И.Чуйков впервые побывал в Китае в качестве дипломатического курьера. В ноябре 1927 году он оканчивает восточный факультет того же учебного заведения. После его окончания направлен на должность начальника 1-го отдела в штабе Московского военного округа, на которой находился по январь 1928 года. Далее, до сентября 1929 года, находился в Китае в качестве военного советника. В сентябре 1929 года – августе 1932 года являлся начальником отдела штаба Особая Дальневосточной армии (с 1 января 1930 года – Особая Краснознаменная Дальневосточная армия). В ее составе участвовал в боевых столкновениях в Маньчжурии. С августа 1932 года по октябрь 1935 года В.И.Чуйков являлся начальником Курсов усовершенствования начальствующего состава по разведке.

В 1936 году стал выпускником академических курсов при Военной академии механизации и моторизации РККА. В дальнейшем В.И.Чуйков с декабря 1936 года по апрель 1938 года командовал механизированной бригадой, с апреля по июнь 1938 года – 5-м стрелковым корпусом, с июня 1938 года по декабрь 1939 года командовал Бобруйской группой войск Белорусского Особого военного округа. Во главе нее участвовал в освободительном походе в Западную Белоруссию. 23 июля 1938 года ему присвоено звание комдива, а 9 февраля 1939 года – комкора. Во время советско-финляндской войны 1939-40 годов с декабря 1939 года по март 1940 года командовал 9-й армией. С марта по декабрь 1940 года В.И.Чуйков командовал 4-й армией Западного Особого военного округа. 4 июня 1940 года ему присвоено звание генерал-лейтенанта.

С декабря 1940 года по март 1942 года В.И.Чуйков был военным атташе при Полномочном представительстве СССР в Китае, главным военным советником Чан Кайши.

Во время Великой Отечественной войны с мая по август 1942 года командовал 1-й резервной армией, переименованной в июле в 64-ю армию, с августа по сентябрь 1942 года – оперативной группой 64-й армии, с сентября 1942 года по апрель 1943 года – 62-й армией, а с апреля 1943 года и до конца войны командовал 8-й гвардейской армией, бывшей 62-й армией.

Во главе этого соединения В.И.Чуйков прошел путь от Сталинграда до Берлина. Именно на возглавляемые им части легла основная тяжесть боев за город на Волге, хотя начал он Сталинградскую битву во главе другого соединения – 64-й армии, которая была выдвинута южнее 62-й армии. С тяжелыми боями части 64-й армии отступали к Дону, а затем были отброшены противником еще дальше к Волге. Немецкие части значительно превосходили оборонявшихся в бронетехнике и авиации.

В августе 1942 года части под командованием В.И.Чуйкова, а это была оперативная группа 64-й армии в составе трех стрелковых дивизий, одной бригады морской пехоты и одной танковой бригады, нанесли контрудар в районе реки Аксай-Курмоярский, однако выполнить возложенную на них задачу по полной остановке противника не сумели, хотя немецкие части вынуждены были ввязаться в изнурительные наступательные бои, прорывая упорное сопротивление войск В.И.Чуйкова. В конце концов советские войска начали отступление, обойденные противником слева.

Поворотным событием в военной судьбе В.И.Чуйкова стало назначение его на должность командующего 62-й армией. Шли тяжелые напряженные бои в разрушенном городе. Противник теснил советские войска к Волге. 14 сентября немецкие части вклинились между 62-й и 64-й армиями и вышли к реке. Введенная с ходу 13-я гвардейская стрелковая дивизия лишь на короткое время сумела выровнять положение. К 27 сентября немецкие части окончательно захватили вокзал, к 4 октября были захвачены районы заводов «Баррикады» и «Красный Октябрь». 15 октября был захвачен Тракторный завод и основные силы 62-й армии оказались отрезанными от остальных советских частей. 11 ноября была отрезана от основных сил армии 138-я стрелковая дивизия, но это было последним успехом немецких войск. Четко организованная командованием армии оборона в разрушенном городе устояла до конца Сталинградской битвы.

В ходе начавшегося контрнаступления Красной Армии 62-я армия В.И.Чуйкова активных действия не предпринимала. Ей отводилась сковывающая роль, с чем сильно поредевшие части армии справились. Они не дали противнику перебросить большое количество войск на наиболее важные участки фронта. Эту же роль она выполняла в ходе проводившейся Донским фронтом операции «Кольцо». 25 января 1943 года, когда передовые соединения наступавших армий ворвались в Сталинград, активизировалась и 62-я армия. Ударом в направлении Мамаева Кургана была прорвана оборона немецких частей и 26 января советские войска соединились, расчленив группировку противника надвое. В дальнейшем войска под командованием В.И.Чуйкова провели в уничтожении отдельных очагов сопротивления в городе.

После короткого отдыха 62-я армия была переведена в состав Юго-Западного фронта и начала укрепление оборонительного рубежа на реке Оскол. 16 апреля 1943 года она была преобразована в 8-ю гвардейскую армию. Весь 1943 год и начало 1944 года соединения под командованием В.И.Чуйкова провели в наступательных боях на южном участке фронта.

Первой крупной операцией явилась Изюм-Барвенковская наступательная операция, в которой части 8-й гвардейской армии осуществляли наступление с форсированием реки Северный Донец. Больших успехов, однако, добиться не удалось, хотя были захвачены плацдармы на правом берегу реки. В то же время противник вынужден был оттянуть часть своих сил с курского направления, что несколько упростило задачу Воронежского фронта.

Вслед за ней последовала Донбасская стратегическая наступательная операция, в ходе которой войска В.И.Чуйкова, наступая в направлении Запорожья, были остановлены на подступах к нему на заранее подготовленных оборонительных рубежах.

Осуществив перегруппировку войск, 8-я гвардейская армия В.И.Чуйкова, наступая с востока, совместно с 6-й и 12-й армиями, 3-й гвардейской армией 14 октября 1943 года овладела Запорожьем в вышла к Днепру и с ходу его форсировала в ходе Запорожской наступательной операции. В дальнейшем войска армии вели бои за расширение плацдармов на правом берегу Днепра. 27 октября 1943 года В.И.Чуйкову было присвоено звание генерал-полковника.

В течение зимы – весны 1944 года войска под его командованием в целой серии наступательных операций прошли путь от Запорожья до Днестра, участвовали в разгроме группировки противника в районе Березнеговатого и Снигиревки, в освобождении Николаева и Одессы. Свой боевой путь на южном участке фронта 8-я гвардейская армия закончила в районе лимана близ Аккермана. 19 марта 1944 года гвардии генерал-полковнику В.И.Чуйкову было присвоено звание Героя Советского Союза за умелое управление войсками армии.

К началу июня 1944 года войска 8-й гвардейской армии были переброшены в район Ковеля в состав 1-го Белорусского фронта. 18 июля они вступили в бой в ходе начавшейся Люблин-Брестской наступательной операции. Прорвав оборону противника западнее Ковеля, соединения под командованием В.И.Чуйкова с ходу форсировали Западный Буг и в ходе стремительного наступления захватили плацдарм а левом берегу Вислы в районе Магнушева. В течение всего августа части армии вели тяжелые бои за расширение плацдарма.

В течение всей осени и зимы 1944 года 8-я гвардейская армия вела локальные бои за укрепление занимаемых позиций. 12 января 1945 года именной с этих позиций они начали наступление в ходе Висло-Одерской стратегической наступательной операции. Находясь на острие удара общевойсковых соединений 1-го Белорусского фронта, войска В.И.Чуйкова к 18 января завершили разгром противника в районе Лодзя, освободили заключенных лагеря смерти Майданек под Люблином, а к 3 февраля с ходу форсировали Одер в районе Кюстрина и начали бои за расширение и удержание плацдарма, продолжавшиеся до конца марта 1945 года. В ходе тяжелых боев удалось расширить его до 44 км в ширину и 7-10 в глубину. 6 апреля 1945 года В.И.Чуйков за успешное действие армии в Висло-Одерской операции и за личное мужество был награжден второй медалью «Золотая Звезда».

Наступая с Кюстринского плацдарма, части 8-й гвардейской армии начали Берлинскую стратегическую наступательную операцию. В ходе тяжелейших двухдневных боев им удалось взять штурмом оборонительный рубежи противника на Зеловских высотах и в ходе дальнейшего наступления выйти на юго-восточную окраину Берлина, где 24 апреля встретились с наступающими частями 1-го Украинского фронта. С 25 апреля части под командованием В.И.Чуйкова вступили в Берлин и начали уличные бои. Медленно продвигаясь к центру города, они шли на соединение с частями 3-й ударной армии. Форсировав основными силами к 1 мая канал Ландвер, 4-й гвардейский стрелковый корпус 8-й гвардейской армии встретился с частями 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии, завершив тем самым взятие центра города. Несмотря на то, что не гвардейцы брали сердце Берлина – Рейхстаг, именно на командном пункте 8-й гвардейской армии начались переговоры о сдаче гарнизона города с начальником штаба Сухопутных сил Германии генералом Г.Кребсом.

После окончания войны В.И.Чуйков занимал пост заместителя главнокомандующего Группой советских войск в Германии, с мая 1945 года по март 1949 года был его первым заместителем, 12 ноября 1948 года стал генералом армии, с марта 1949 по май 1953 года находился на посту главнокомандующего Группой советских войск в Германии. С мая 1953 года командовал войсками Киевского военного округа. 11 марта 1955 года он получил звание Маршала Советского Союза. В апреле 1960 года В.И.Чуйков был назначен на пост главнокомандующего Сухопутными войсками Министерства обороны СССР с одновременным занятием поста заместителя министра обороны. С 25 августа 1961 года одновременно являлся начальником Гражданской обороны СССР, а с июня 1964 года В.И.Чуйков занимал только должность начальника Гражданской обороны СССР. В июле 1972 года он был переведен в Группу генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

За период службы в Вооруженных силах страны В.И.Чуйков был награжден девятью орденами Ленина (26 октября 1943 года, 19 марта 1944 года, 21 февраля 1945 года, 11 февраля 1950 года, 11 февраля 1960 года, 12 февраля 1970 года, 11 февраля 1975 года, 21 февраля 1978 года, 11 февраля 1980 года), орденом Октябрьской Революции, четырьмя орденами Красного Знамени (1920, 1925, 1944 и 1948 годы), тремя орденами Суворова I степени (28 января 1943 года, 23 августа 1944 года, 29 мая 1945 года), орденом Красной Звезды (1940 год), почетным оружием – именной шашкой с золотым Гербом СССР (22 февраля 1968 года), семнадцатью медалями СССР, двадцати двумя орденами (всего девять) и медалями иностранных государств.

Скончался В.И.Чуйков 18 марта 1982 года в Москве. По собственному завещанию он был похоронен на Мамаевом Кургане у подножия монумента «Родина-мать». Его имя носят улицы в Москве, Волгограде, Казани, Серебряных Прудах, его именем назван танкер и Пермский институт ракетных войск. После себя он оставил книги воспоминаний «Сражение века», «Начало пути», «Гвардейцы Сталинграда идут на Запад», «Конец третьего рейха», «От Сталинграда до Берлина», «180 дней в огне сражений», «Беспримерный подвиг». В.И.Чуйков с 4 мая 1970 года за особые заслуги, проявленные в обороне города и разгроме немецко-фашистских войск в Сталинградской битве, был «Почетным гражданином города-героя Волгограда».
  • 0

#13 Arcasha1959

Arcasha1959

    Почетный старожил

  • Форумчане
  • PipPipPipPipPip
  • 5222 сообщений
  • Регистрация Лет: 9, Месяцев: 4, Дней: 17
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Мужчина
  • Город:Кишинёв
  • Служил:1 ОКБСКР- Кувшинская Салма, в/ч 2289"В", ПСКР"Рубин".
  • Ваше имя:Аркадий

  • ДМБ:14-05-1980
  • Патриот WWW.POGRANICHNIK.RU
    Патриот форума

Отправлено 18 March 2010 - 14:45

Жуков Георгий Константинович – выдающийся советский полководец, государственный и военный деятель, один из активных строителей Вооружённых Сил СССР, Маршал Советского Союза.

Родился 19 ноября (1 декабря) 1896 года в деревне Стрелковка ныне Жуковского района Калужской области в семье крестьянина. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1919 года. В 1907 году окончил три класса церковно-приходской школы. В 1920 году окончил экстерном четыре класса городского училища и в этом же году окончил Первые Рязанские кавалерийские курсы, в 1925 году – Курсы усовершенствования командного состава, в 1930 году – Высшие Курсы усовершенствования командного состава.

В русской армии с 1915 года. Участник 1-й мировой войны с сентября 1916 года. Дослужился до чина младшего унтер-офицера в кавалерии. В боях в октябре 1916 года был тяжело контужен. Награждён Георгиевским крестом 3-й и 4-й степени.

В Красной Армии с октября 1918 года. Участвовал в Гражданской войне. Сражался против уральских казаков под Царицыном (ныне – город-герой Волгоград), дрался с войсками А.И.Деникина и П.Н.Врангеля, принимал участие в подавлении восстания А.С.Антонова на Тамбовщине, был ранен, награждён орденом Красного Знамени. Командовал взводом и эскадроном.

После гражданской войны командовал эскадронами в 14-й и 7-й кавалерийских дивизиях. С марта 1923 года - помощник командира полка, уже с июля того же года - командир 39-го кавалерийского полка в 7-й кавалерийской дивизии. С апреля 1930 года - командир 2-й бригады 7-й кавалерийской дивизии. (по февраль 1931).

С марта 1931 года - помощник инспектора Инспекции кавалерии РККА (по март 1933), командир и военком 4-й кавалерийской дивизии (по июль 1937), 3-го кавалерийского корпуса (по февраль 1938) и 6-го кавалерийского корпуса (по июнь 1938). С июня 1938 года - заместитель командующего войсками Белорусского Особого военного округа по кавалерии. С июля 1939 года по апрель 1940 года командующий 1-й армейской группой советских войск в Монгольской Народной Республике. Летом 1939 года Жуков провёл успешную операцию на окружение и разгромил группировку японских войск генерала Камацубары на реке Халхин-Гол.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 августа 1939 года за умелое руководство войсками 1-й армейской группы и проявленные при этом мужество и отвагу комкору Жукову Георгию Константиновичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина (№ 6071) и медали «Золотая Звезда» (№ 435).

С июня 1940 года - командующий войсками Киевского Особого военного округа. В январе-июле 1941 года начальник Генерального штаба – заместитель наркома обороны СССР.

Постановлением Совета Народных Комиссаров Союза ССР от 4 июня 1940 года № 945 Жукову было присвоено воинское звание «генерал армии».

Во время Великой Отечественной войны в августе-сентябре 1941 года командующий войсками Резервного фронта, которые успешно провели первую в ходе войны наступательную операцию по разгрому вражеской ударной группировки в районе Ельни. Затем возглавлял войска Ленинградского (сентябрь-октябрь 1941), Западного (октябрь 1941 – август 1942), 1-го Украинского (март-май 1944) и 1-го Белорусского (ноябрь 1944 – июнь 1945) фронтов, член Ставки ВК. С августа 1942 по июнь 1945 года первый заместитель наркома обороны и заместитель Верховного Главнокомандующего, командовал фронтами (псевдонимы: Константинов, Юрьев, Жаров).

18 января 1943 года генералу армии Жукову первому в годы Великой Отечественной войны было присвоено высшее воинское звание «Маршал Советского Союза» с вручением знака особого отличия «Маршальская Звезда».

Под командованием Жукова войска Ленинградского фронта совместно с Балтийским флотом остановили наступление группы армий «Север» генерал-фельдмаршала В.Й. фон Лееба на Ленинград в сентябре 1941 года. Под его командованием войска Западного фронта разгромили войска группы армий «Центр» генерал-фельдмаршала Т. фон Бока под Москвой и развеяли миф о непобедимости немецко-фашистской армии. Затем Жуков координировал действия фронтов под Сталинградом (операция «Уран», 1942), в операции «Искра» при прорыве Ленинградской блокады (1943), в битве на Курской дуге (лето 1943), где был сорван гитлеровский план «Цитадель» и разбиты войска генерал-фельдмаршалов Х.Г. фон Клюге и Э. фон Манштейна. С именем маршала Жукова связаны также победы под Корсунь-Шевченковским, освобождение Правобережной Украины; операция «Багратион» (в Белоруссии), где была прорвана «Линия Фатерланд» и разгромлена группа армий «Центр» генерал-фельдмаршалов Э.Буша и В.Моделя.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июля 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий Верховного Главнокомандования по руководству операциями фронтов и достигнутые в результате этих операций успехи Жуков Георгий Константинович был награждён второй медалью «Золотая Звезда» (№ 22/II).

На заключительном этапе войны 1-й Белорусский фронт, руководимый маршалом Жуковым, взял Варшаву (17 января 1945), рассекающим ударом разгромил группу армий «А» генерал-полковника Й.Харпе и генерал-фельдмаршала Ф.Шернера в Висло-Одерской операции и победно закончил войну грандиозной Берлинской операцией.

8 мая 1945 года в 22:43 по центральноевропейскому времени (9 мая в 0:43 по московскому времени) в Карлсхорсте (пригород Берлина) генерал-фельдмаршал В.Кейтель, а также представитель люфтваффе (военно-воздушные силы Германии) генерал-полковник Штумпф и представитель Кригсмарине (военно-морские силы Германии) адмирал фон Фридебург, имевшие соответствующие полномочия от гросс-адмирала К.Дёница со стороны Германии, и Маршал Советского Союза Жуков со стороны СССР подписали Акт (который вступал в силу с 00:00 по московскому времени) о безоговорочной капитуляции Германии. Великая Отечественная война и в целом Вторая мировая война на европейском театре действий закончились.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 июня 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий Верховного Главнокомандования по руководству операциями фронтов и достигнутые в результате этих операций успехи Жуков Георгий Константинович был награждён третьей медалью «Золотая Звезда» (№ 2/III).

24 июня 1945 года Маршал Советского Союза Жуков принимал триумфальный Парад Победы в Москве.

После войны с июня 1945 по март 1946 года главнокомандующий Группой советских войск в Германии и главноначальствующий Советской военной администрации. С марта по июнь 1946 года главнокомандующий Сухопутными войсками и заместитель министра Вооружённых Сил СССР. В 1946-1948 годах командующий войсками Одесского военного округа, а с февраля 1948 по март 1953 года командующий Уральским военным округом. В 1953-1955 годах первый заместитель министра обороны СССР.

С февраля 1955 по октябрь 1957 года министр обороны СССР.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 декабря 1956 года за выдающиеся заслуги перед КПСС и советским народом и в связи с шестидесятилетием со дня рождения Маршал Советского Союза Жуков Георгий Константинович награждён орденом Ленина (№ 276136) и четвёртой медалью «Золотая Звезда» (№ 1/IV).

В марте 1958 года он был уволен в отставку с правом ношения военной формы одежды.

В 1969 году Жуков был удостоен звания Героя Монгольской Народной Республики с вручением ордена Сухэ-Батора (№ 642) и медали «Золотая Звезда» (№ 22).

Жил в городе-герое Москве. Скончался 18 июня 1974 года. Похоронен на Красной площади у Кремлёвской стены.

Награждён двумя высшими советскими военными орденами «Победа» (11.04.1944, № 1; 30.03.1945, № 5), шестью орденами Ленина (16.08.1938, № 3097; 29.08.1939, № 6071; 21.02.1945, № 38845; 1.12.1956, № 276136; 1.12.1966, № 382172; 1.12.1971, № 401095), орденом Октябрьской Революции (22.02.1968, № 13), тремя орденами Красного Знамени (31.08.1922, № 12833; 3.11.1944, № 6719/2; 20.06.1949, № 3923/3), двумя орденами Суворова 1-й степени (28.01.1943, № 1; 30.03.1945, № 39), орденом Красного Знамени Тувинской Народной Республики (31.03.1942, № 88), Георгиевским крестом 3-й (1916) и 4-й (1916) степени, медалями «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», «ХХ лет РККА», «За оборону Ленинграда», «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы», «В память 800-летия Москвы», «В память 250-летия Ленинграда», «30 лет Советской Армии и Флота», «40 лет Вооружённых Сил СССР», «50 лет Вооружённых Сил СССР», Почётным оружием с изображением Государственного герба СССР (в связи с 50-летием Вооружённых Сил СССР). Награждён наградами иностранных государств – Монголии: тремя орденами Сухэ-Батора (1968, № 591; 1969, № 642; 1971, № 937), двумя орденами Боевого Красного Знамени (1939, № 2610; 1942, № 2634), медалями «За победу над Японией» (1945), «50 лет Монгольской Народной Революции» (1971), «50 лет Монгольской Народной Армии» (1971), «30 лет Победы на Халхин-Голе» (1969); Югославии: орденом «Свобода» с бриллиантами (1956); Польши: звездой и знаком ордена «Виртути Милитари» 1-го класса (1945), звездой и знаком ордена «Возрождение Польши» 2-й степени (1968), орденом «Возрождение Польши» 3-й степени (1973), «Грюнвальдским крестом» 1-й степени (1945), медалями «За Варшаву. 1939-1945» (1946) и «За Одер, Нейсе, Балтику» (1946); Чехословакии: звездой и знаком ордена «Белого Льва» 1-го класса (1945), орденом «Белого Льва» 1-й степени (1945), «Военным крестом 1939 г.» (1945); Великобритании: звездой и знаком ордена «Бани» 1-го класса (1945); Франции: звездой и знаком ордена Почётного легиона 1-го класса (1945), «Военным крестом» (1945); США: орденом «Легион Почёта» степени Главнокомандующего (1945); Болгарии: медалями «90 лет со дня рождения Г.Димитрова» (1974), «25 лет Болгарской Народной Армии» (1970); Италии: медалью Гарибальди (1956); Китая: двумя медалями «Китайско-Советская Дружба» (1953, 1956); Египта: орденом Военных Заслуг 1-го класса (1956).

Член ЦК КПСС в 1953-1957 годах (кандидат в 1941-1946 и 1952-1953 годах). Кандидат в члены и член Президиума ЦК КПСС в 1956-1957 годах. В 1937-1958 годах депутат Верховного Совета СССР.

Бронзовый бюст Героя установлен на его родине, там же создан музей. Его памятники и обелиски установлены в городах-героях Москве, Ленинграде и Минске, в городах Екатеринбурге, Петрозаводске, Уфе и Курске. Имя Жукова присвоено Военной командной академии ПВО. Именем маршала Жукова названы проспекты в Москве, Волгограде, Минске и Харькове, улицы в Киеве, Краснодоне, Луганске (Украина), Уфе и других населённых пунктах, мемориальные доски установлены в Москве, Екатеринбурге, Гомеле, Киеве и Одессе. 6 мая 1994 года станция метро «Комсомольская» Холодногорско-Заводской линии в городе Харьков (Украина) была переименована в станцию «имени маршала Жукова» (во втором её вестибюле был торжественно открыт бюст полководцу). 22 ноября 1996 года в здании по адресу: Москва, улица Знаменка, дом № 19, в помещении, в котором Жуков работал с февраля 1955 года по октябрь 1957 года в должности министра обороны СССР, открыт его мемориальный музей-кабинет.

Почётный гражданин Курска (1996, посмертно).

В ознаменование выдающихся заслуг Маршала Советского Союза Жукова Георгия Константиновича в годы Великой Отечественной войны, признавая его роль в строительстве вооружённых сил страны, в укрепление её обороноспособности, Указом Президента РФ от 9 мая 1994 года № 930 учреждены орден Жукова и медаль Жукова.

НА ВЫСШЕМ ВОЕННОМ СОВЕТЕ (Из воспоминаний Маршала Советского Союза И.С.Конева):

Я присутствовал на заседании Главного Военного Совета летом 1946 года, оно было посвящено разбору дела Маршала Советского Союза Г.К.Жукова.

Незадолго до этого я был назначен первым заместителем Главнокомандующего сухопутными войсками. Сдав должность главкома Центральной группы войск и верховного комиссара по Австрии генералу В.В.Курасову, я получил разрешение на полуторамесячный отпуск и решил провести его в Карловых Варах.

Вскоре туда мне позвонил Н.А.Булганин и попросил срочно выехать в Москву. На второй день после моего приезда состоялось заседание Главного Военного Совета в Кремле.

Началось заседание с того, что Сталин попросил секретаря Главного Военного Совета генерала С.М.Штеменко (он был начальником Главного Оперативного управления) зачитать материалы допроса Главного маршала авиации А.А.Новикова, к тому времени арестованного органами госбезопасности.

Из его показаний следовало, что Жуков, встречаясь с Новиковым, когда тот приезжал к нему на фронт, в дружеской беседе обсуждали деятельность Ставки, правительства, маршал Жуков в ряде случаев нелестно отзывался о Сталине.

Трудно сейчас воспроизвести полностью все, что было зачитано Штеменко. Суть показаний А.А.Новикова сводилась к тому, что маршал Жуков человек политически неблагонадежный, недоброжелательно относится к Центральному Комитету КПСС, к правительству, ставилась под сомнение его партийность.

После того как Штеменко закончил чтение, выступил Сталин. Он заявил, что Жуков присваивает все победы Советской Армии себе. Выступая на пресс-конференциях в Берлине, в печати, Жуков неоднократно заявлял, что все главнейшие операции в Великой Отечественной войне успешно проводились благодаря тому, что основные идеи были заложены им, маршалом Жуковым, что он в большинстве случаев является автором замыслов Ставки, что именно он, участвуя активно в работе Ставки, обеспечил основные успехи Советских Вооруженных Сил.

Сталин добавил, что окружение Жукова тоже старалось и не в меру хвалило Жукова за его заслуги в разгроме немецко-фашистской Германии. Они подчеркивали роль Жукова как основного деятеля и наиболее активного участника в планировании проводимых операций. Жуков против этого не возражал и, судя по всему, сам разделял подобного рода суждения.

Что же выходит, продолжал Сталин, Ставка Верховного Главнокомандования, Государственный Комитет Обороны, и он указал на присутствующих на заседании членов Ставки и членов ГКО, — все мы были дураки? Только один товарищ Жуков был умным, гениальным в планировании и проведении всех стратегических операций во время Великой Отечественной войны? Поведение Жукова, сказал Сталин, является нетерпимым, и следует вопрос о нем очень обстоятельно разобрать на данном Совете и решить, как с ним поступить.

Закончив выступление, Сталин обвёл взглядом всех присутствующих, давая понять, что он желал бы выслушать мнение военных. На этом Совете присутствовали маршалы Г.К.Жуков, И.С.Конев, генерал армии В.Д.Соколовский, маршал бронетанковых войск П.С.Рыбалко, генерал армии А.В.Хрулёв, генерал-полковник Ф.И.Голиков, маршал К.К.Рокоссовский. Маршала А.М.Василевского и всех остальных маршалов на этом заседании не было. И, как я уже говорил, присутствовали все члены Главного Военного Совета, члены Политбюро.

Первым взял слово я. В своем выступлении вначале я отметил, что характер у Жукова неуживчивый, трудный. Действительно, характер у Г.К.Жукова такой, что с ним работать очень трудно, не только находясь в его подчинении, но и будучи соседом по фронту. Привёл в качестве примера наши споры по Берлинской операции. Но, однако, заявил, что категорически отвергаю предъявленные Жукову обвинения в политической нечестности, в неуважении к ЦК. Сказал, что считаю Жукова человеком, преданным партии, правительству и лично Сталину, честным коммунистом. Бывая на фронтах, как представитель Ставки, Жуков настойчиво и со всей ответственностью выполнял приказы и решения Ставки. Если бы Жуков был человеком непорядочным, он вряд ли стал бы с такой настойчивостью, рискуя жизнью, выполнять приказы Ставки, выезжать на самые опасные участки фронта, ползать на брюхе по передовой, наблюдая за действиями войск, чтобы на месте оценить обстановку и помочь командованию в принятии тех или иных решений. Нечестный человек, тем более нечестный в политическом отношении, не будет себя так держать. На этом я закончил свое выступление.

Конечно, я сейчас пересказываю очень кратко, поскольку с тех пор прошло уже много времени.

Сразу после меня выступил маршал бронетанковых войск Павел Семёнович Рыбалко. Он тоже подтвердил, что характер у Жукова очень тяжелый, но при выполнении обязанностей координатора Ставки и как командующий фронтом он отдавал весь свой опыт и знания делу выполнения поставленных перед войсками того или иного фронта или нескольких фронтов задач. Словом, Рыбалко подтвердил целиком сказанное мною.

Затем выступил генерал армии Василий Данилович Соколовский, который построил свое выступление в более обтекаемой форме, но принципиально подтвердил, что Жуков честный человек, честно выполнял приказы, и показал его роль в защите Москвы. Правда, и Соколовский заметил, что работать с Жуковым из-за неуживчивого характера действительно нелегко.

Выступил и Константин Константинович Рокоссовский. Очень дипломатично он отметил, что никак не разделяет обвинения в адрес Жукова в том, что он политически опасный человек, нечестный коммунист.

Генерал армии А.В.Хрулёв, выступавший после маршала Рокоссовского, произнес яркую речь в защиту Жукова. И тоже подчеркнул, что характер у Жукова, как отмечали все другие ораторы до него, не из легких.

Затем выступил генерал Ф.И.Голиков, тогда он был начальником Главного управления кадров. Он читал свое выступление, держа перед собой блокнот, и вылил на голову Жукова много, я бы сказал, грязи, всякого рода бытовых подробностей. Мне трудно судить о том, что было правдой, а что нет. Во всяком случае, выступление Голикова было заранее подготовлено, оно должно было подтвердить неблагонадежность Жукова, подробно перечислялись существующие и несуществующие его недостатки. После военных выступили члены Политбюро Маленков, Молотов, Берия и другие, все они в один голос твердили, что Жуков зазнался, приписывает себе все победы Советских Вооруженных Сил, что он человек политически незрелый, непартийный и что суть характера Жукова не только в том, что он тяжелый и неуживчивый, но, скорее, опасный, ибо у него есть бонапартистские замашки.

Обвинения были тяжёлые. Жуков сидел, повесив голову, и очень тяжело переживал: то бледнел, то заливался краской. Наконец ему предоставили слово. Жуков сказал, что совершенно отвергает заявление А.А.Новикова, что характер у него не ангельский, это правильно, но он категорически не согласен с обвинениями в нечестности и непартийности, он коммунист, который ответственно выполнял все порученное ему партией; что он действительно признает себя виновным только в том, что преувеличил свою роль в организации победы над врагом.

Во время речи Жукова Сталин бросил реплику:

— Товарищ Конев, он присвоил даже авторство и Вашей Корсунь-Шевченковской операции! Я с места ответил:

— Товарищ Сталин, история на этот счет всегда даст правильный ответ, потому что факты — упрямая вещь.

Словом, Жуков был морально подавлен, просил прощения, признал свою вину в зазнайстве, хвастовстве своими успехами и заявил, что на практической работе постарается изжить все те недостатки, на которые ему указали на Главном Военном Совете.

После обсуждения и после выступления Г.К.Жукова Сталин, вновь обводя зал глазами, задал вопрос:

— Что же будем делать с Жуковым?

Из зала со стороны нескольких членов Главного Военного Совета последовало предложение снять Жукова с должности Главнокомандующего сухопутными войсками. Мнение было единодушное: Жукова надо освободить от должности Главкома сухопутных войск.

Возник вопрос — кого назначить вместо Жукова. Сталин взял слово:

— У нас есть первый заместитель Главнокомандующего — маршал Конев, и вот маршала Конева и предлагаю назначить Главнокомандующим сухопутными войсками.

Решение по этому вопросу было принято единогласно.

Сталин опять задал вопрос — как быть с Жуковым?

В ходе обсуждения на Главном Военном Совете складывалось впечатление, что Сталин, видимо, хотел более жестких решений в отношении Жукова, потому что после выступления членов Политбюро обстановка была предельно напряженной. Невольно у каждого сидящего возникало такое ощущение, что против Жукова готовятся, чуть ли не репрессивные меры. Думается, что выступления военных, которые все дружно отметили недостатки Жукова, но в то же время защитили его, показали его деятельность на посту командующего фронтом, на посту координатора, сыграли свою роль. После этого у Сталина, по всей видимости, возникли соображения, что так решать вопрос с Жуковым — просто полностью отстранить, а тем более репрессировать — нельзя, это будет встречено неодобрительно не только руководящими кругами армии, но и в стране, потому что авторитет Г.К.Жукова среди широких слоев народа и армии был бесспорно высок. Поэтому кто-то из членов Политбюро и сам Сталин предложили назначить его командующим войсками небольшого военного округа. И тут же назвали — Одесский.

Это решение было одобрено Главным Военным Советом. Причем срок для сдачи дел был определен в одни сутки. Жуков сдал мне дела и тотчас выехал к месту новой службы. А мне приказано было вступить в командование сухопутными войсками и не возвращаться больше на лечение и отдых в Карловы Вары.

Вот так в 1946 году решался вопрос о маршале Жукове, о снятии его с должности Главнокомандующего сухопутными войсками и назначении командующим войсками Одесского военного округа.

После окончания войны Жуков был назначен на пост Главнокомандующего Группой войск в Германии и находился в Берлине до марта 1946 года.

Во время пребывания в Берлине, об этом я узнал позже совершенно случайно, Жуков довольно часто рассказывал о своей роли в проведении операций, о своих успехах, причем не всегда был точен и объективен. Он много и часто встречался с Д. Эйзенхауэром; между ними сложилась действительно хорошая боевая дружба, они, бывая друг у друга, делились несомненно итогами прошедшей войны. И, видимо, Эйзенхауэр, как это принято у американцев, постарался, чтобы об этом знали журналисты и корреспонденты США, те получали интервью, которые маршал Жуков охотно им давал, Жуков провел ряд пресс-конференций.

Об одной из таких пресс-конференций мне рассказал американский журналист Троян, который был в Москве в середине 60-х годов. Он задал мне довольно странный, с моей точки зрения, вопрос:

— Верно ли, господин маршал, что Берлинская операция проводилась по единому плану, выработанному маршалом Жуковым? Я его спросил:

— Откуда возник у вас этот вопрос?

Он ответил, что это высказывание маршала Жукова на пресс-конференции, которую давал маршал в Берлине иностранным корреспондентам, и что его заявление широко известно в США и на Западе и довольно часто приводится иностранными журналистами при описании Берлинской операции.

Я заявил Трояну, что мне неизвестно об этой пресс-конференции. Он подтвердил, что да, действительно, она у нас не публиковалась. Все, что говорил маршал Жуков, сказал я, на этой пресс-конференции, останется на его совести.

Что касается проведения Берлинской операции по единому плану и под руководством маршала Жукова, то приведу только такой факт. Как известно, маршал Жуков как командующий 1-м Белорусским фронтом спланировал артиллерийское наступление провести ночью, ослепить противника большим количеством прожекторов.

Что касается плана 1-го Украинского фронта, которым я командовал, моего плана артиллерийского наступления, то он в корне отличался от плана Жукова. Мне нужно было, чтобы как можно более длительное время продолжалось темное время. Поэтому артиллерийская подготовка у меня планировалась в два этапа. Она была более продолжительной, потому что помимо прорыва обороны противника нужно было еще форсировать реку Нейсе. Поэтому, чтобы прикрыть возведение переправ через реку Нейсе и саму переправу войск, я спланировал, а летчики фронта осуществили постановку дымовой завесы на фронте протяженностью 390 километров. То есть была дана мощная дымовая завеса для того, чтобы прикрыть действия войск, форсировавших Нейсе, и действия войск, когда они будут прорывать оборону противника на противоположном берегу.

— Как вы полагаете, — обратился я к американскому журна-| листу,— являются ли эти методы едиными методами планирования прорыва в Берлинской наступательной операции?

— Господин маршал, у меня вопросов больше нет,— ответил Троян.

Так что действительно Жуков не всегда был точен в своих рассказах. Все то, что он говорил о своей роли в разгроме фашистской Германии, безусловно было известно Сталину. Зарубежные публикации с выступлениями Жукова, кстати сказать, лежали на председательском столе во время заседания Главного Военного Совета. Факты — упрямая вещь. Жуков и сам этого не отрицал в своем выступлении на Главном Военном Совете.

За период войны нам с маршалом Жуковым не раз приходилось иметь дело и совместно выполнять ряд задач, возлагаемых на фронты. К концу войны стык наших фронтов как соседей был особенно насыщен всякого рода недоразумениями, которые преимущественно возникали по его вине.

Известно, что Жуков не хотел и слышать, чтобы кто-либо, кроме войск 1-го Белорусского фронта, участвовал во взятии Берлина. К сожалению, надо прямо сказать, что даже тогда, когда войска 1-го Украинского фронта — 3-я и 4-я танковые армии и 28-я армия — вели бои в Берлине, — это вызвало ярость и негодование Жукова. Жуков был крайне раздражен, что воины 1-го Украинского фронта 22 апреля появились в Берлине. Он приказал генералу Чуйкову следить, куда продвигаются наши войска. По ВЧ Жуков связался с командармом 3-й танковой армии Рыбалко и ругал его за появление со своими войсками в Берлине, рассматривая это как незаконную форму действий, проявленную со стороны 1-го Украинского фронта.

Когда войска 3-й танковой армии и корпус Батицкого 27-й армии подошли на расстояние трехсот метров к рейхстагу, Жуков кричал на Рыбалко: «Зачем вы тут появились?»

Вспоминая это время, должен сказать, что наши отношения с Георгием Константиновичем Жуковым в то время из-за Берлина были крайне обострены. Обострены до предела, и Сталину не раз приходилось нас мирить. Об этом свидетельствует и то, что Ставка неоднократно изменяла разграничительную линию между нашими фронтами в битве за Берлин, она всё время отклонялась к западу с тем, чтобы большая часть Берлина вошла в зону действия 1-го Белорусского фронта.

Много лет спустя я решил записать для себя события тех далеких лет, чтобы правдиво, на основе фактов, оценить роль и деятельность маршала Жукова в период Великой Отечественной войны, отдать ему должное в той работе, которую он выполнял, и отметить те ошибки, которые им были допущены в период пребывания Главнокомандующим Группой войск в Германии.

Конев И.С. «Записки командующего фронтом».

Прикрепленные файлы


  • 0

#14 Аленка

Аленка

    ✿ܓШоколадка ✿ܓ

  • Администраторы
  • 20303 сообщений
  • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 5, Дней: 17
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Женщина
  • Город:Живу в Стране Чудес
  • Интересы:вредничать :))))
  • Служил:дома.... (инструктаж проводят):))
  • Ваше имя:Алёна

  • ДМБ:00-00-0000
  • От Админа

Отправлено 20 March 2010 - 22:58

МАРИНЕСКО Александр Иванович
"... в боевом походе показал мужество, отвагу, высокие качества командира-подводника..."

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

 

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

  8.41К   0 Количество загрузок:

Герой Советского Союза, командир подводной лодки А.И. Маринеско родился в Одессе по официальным данным 2 (15) января 1913 года, хотя в его семье день рождения всегда отмечали 6 ноября. Его отец - Иона Маринеску, румын, уроженец города Галаца, служил в румынском королевском флоте. Однажды, в 1893 году, отец Александра ударил офицера, был арестован, ему грозила смертная казнь, но он сбежал из карцера, переплыл Дунай, перебрался в Одессу, женился на украинке, а букву "у" в конце фамилии поменял на "о".

Уже в 13 лет, с конца 1926 года, Александр начал плавать учеником матроса на кораблях Черноморского пароходства. В школе юнг ему, как лучшему, сократили срок обучения и без экзаменов перевели в Одесский мореходный техникум. В 1929-1930 годах Александр Маринеско плавал матросом на судах, а с мая 1933 года, после окончания учебы он - четвертый, третий, а затем и второй помощник капитана парохода "Красный флот". В ноябре 1933 года А.Маринеско мобилизован и направлен на высшие курсы командного состава РККФ, после окончания которых в ноябре 1934 года назначен на подлодку "Щ-306" Балтийского флота. Вот несколько характерных фраз из его первой аттестации 1935 года: "Недостаточно дисциплинирован. Свою специальность знает хорошо. Руководить личным составом может под постоянным руководством. Выводы: обратить внимание на повышение дисциплинированности..."

В марте 1936 года в Вооруженных Силах СССР вводятся персональные воинские звания, и теперь Маринеско - лейтенант. В 1937 году он направлен в Учебный отряд подводного плавания на учебу. И вдруг 16 июля 1938 года в разгар занятий выясняется, что у Маринеско есть "родственники за границей" (в Румынии) и его увольняют из Военно-морского флота с запретом служить даже в торговом флоте. Самолюбивый и гордый Маринеско не написал ни единой просьбы о восстановлении, однако буквально тут же, 7 августа, его по непонятной причине восстанавливают на службе, а в ноябре присваивают очередное воинское звание - старший лейтенант. По окончании обучения Маринеско назначают помощником командира подводной лодки "Л-1", а через полгода - командиром лодки М-96 "Малютка". В первой командирской аттестации Маринеско, написанной будущим знаменитым подводником, а в то время командиром дивизиона подводных лодок В.Юнаковым, читаем: "Дисциплинированный, к подчиненным требователен. К себе требователен недостаточно. Решителен, но малоинициативен... О подчиненных заботлив, но иногда бывает груб в обращении..."

Уже через год после того, как "малоинициативный и грубый" Маринеско принял подлодку "Малютка", она установила фантастический рекорд скорости погружения, всего за 19,5 секунд, тогда как по нормам полагалось 35! Многие командиры просто не верили этому! Кроме того, лодка Маринеско успешнее всех провела торпедные стрельбы и в 1940 году была признана лучшей на Балтийском флоте. Нарком ВМФ наградил Маринеско золотыми часами. В марте 1940 года его принимают кандидатом в члены ВКП(б), а в ноябре Маринеско присваивается очередное воинское звание - капитан-лейтенант. В выводах по аттестации за 1940 год записано: "Достоин назначения на подводную лодку типа "С". Может быть назначен командиром дивизиона лодок типа "М" XII серии".

Когда началась война, обстоятельства сложились так, что участвовать в боевых действиях ни Маринеско, ни его экипажу сразу не пришлось. Командование планировало перебросить "М-96" по железной дороге на... Каспийское море. Лодку уже начали демонтировать, но судьба распорядилась иначе. Блокада вокруг Ленинграда замкнулась, и "М-96" осталась на Балтийском театре боевых действий. Маринеско ушел в работу по скорейшему вводу лодки в строй, а потом стал буквально требовать выхода в море. Наконец, 22 июля 1941 года Маринеско на маломощной "М-96" вышел в море - и в этом же первом боевом походе потопил вражеский транспорт водоизмещением 7000 тонн. А в октябре 1941 года Александр Иванович был исключен из кандидатов в члены ВКП(б) "за систематическую пьянку, развал дисциплины, отсутствие воспитательной работы среди личного состава, за неискренность в признании своих ошибок". За подобные проступки в военное время можно было и под трибунал попасть. Однако Маринеско с должности не сняли, он продолжал командовать лодкой. Возможно, потому, что за 1941 год Балтийский флот потерял 29 подводных лодок и опытных командиров субмарин не хватало?

С 9 по 25 августа 1942 года "М-96" совершает еще один поход, в котором Маринеско одним залпом топит немецкий транспорт "Хелена" водоизмещением 1850 т, следующий с тремя сторожевыми кораблями, после чего успешно уклоняется от преследующих сторожевиков. За этот поход 13 ноября 1942 года он был награжден орденом Ленина, несмотря на исключение из кандидатов в члены партии и кучу взысканий. Вот как своеобразно выглядит политдонесение об этом походе: "Примером высокого политико-морального состояния служит капитан-лейтенант тов. Маринеско, беспартийный, ранее исключенный из ВКП(б), который в боевом походе показал мужество, отвагу, высокие качества командира-подводника..." С 8 по 11 ноября 1942 года "М-96" опять в походе - для высадки диверсионной группы на побережье Нарвского залива. В конце года Маринеско восстанавливают кандидатом в члены ВКП(б) и присваивают очередное воинское звание - капитан 3 ранга. В его аттестации 1942 года отмечено: "Достоин продвижения на подводную лодку большего тоннажа". Маринеско направляется на учебу в Военно-Морскую академию в Самарканд (туда была переведена академия на время блокады Ленинграда). В его отсутствие "заговоренная" при его командовании "М-96" погибает... То была тяжкая утрата, и Маринеско очень переживал, досадовал: вот, не ушел бы я с "малютки" уцелела бы она, как-нибудь вывернулась!

В апреле 1943 года капитан 3 ранга Маринеско получает под свое начало среднюю подлодку "С-13". Командир дивизиона подводных лодок капитан 2 ранга А.Орел в его боевой характеристике указывает: "Боевой и отважный командир... Подводное дело знает отлично... Дисциплинирован, но в повседневной жизни требует постоянного контроля..." Однако во всех характеристиках Маринеско наряду с наилучшими качествами отважного командира, отличного подводника отмечается, что "в повседневной жизни требует контроля", "склонен к выпивке" и пр. И эта страсть становится все более навязчивой и в итоге окажется для него роковой.

В сентябре 1944 года Маринеско принимают в члены ВКП(б), и с 1 октября по 11 ноября он совершает свой четвертый (первый в должности командира "С-13") поход, в котором топит очередной немецкий транспорт "Зигфрид". Правда, торпедная атака не удалась: израсходовав все торпеды в первом залпе и одну во втором, командир промахнулся, да и немецкий капитан оказался опытным и дважды сумел уклониться от торпед. Тогда "С-13" всплыла, догнала судно и расстреляла его из артиллерийских орудий. Отправившись в боевой поход из Кронштадта, подводная лодка возвратилась из него в Ханко. Финляндия вышла из войны, и Балтийский флот получил возможность базирования на финских базах. В ноябре 1944 года А.Маринеско наградили орденом Красного Знамени.

22 декабря 1944 года "С-13" возвратилась в Ханко и стала готовиться к боевому походу в южную часть Балтики. Тогда-то и произошла история, описанная А.Кроном в повести "Капитан дальнего плавания". В новогоднюю ночь Маринеско с товарищем, тоже капитаном III ранга, сошел на берег в Турку и заглянул в финский ресторан-гостиницу. Там финны праздновали наступивший 1945 год. Маринеско и его товарищ сели за столик, и как водится, выпили за скорую Победу. Дальше... По одной версии, русские офицеры заспорили с оркестрантами, которые отказались играть "Интернационал" под предлогом, что не знают, по другой - чуть не возникла драка с гостями-финнами, недавними союзниками Германии... Как бы там ни было, обстановку разрядила хозяйка ресторана-гостиницы, очаровательная шведка, которая увела русских офицеров к себе наверх. Маринеско остался у нее до утра. Потом приехал жених хозяйки, с которым она накануне поругалась, он, недолго думая, сообщил в Союзную контрольную комиссию... За Маринеско приехали, забрали домой. Поднялся большой шум, вмешался СМЕРШ. Прошел слух, что Маринеско завербовала вражеская разведка. Его подозревали в шпионской связи, передаче секретных данных, он должен был предстать перед трибуналом за самовольное оставление корабля в боевой обстановке. Легко представить, какой эффект у командования произвел проступок Маринеско. Но командующий флотом все же дал ему возможность искупить вину в боевом походе. Ходила легенда, что Маринеско чуть ли не самовольно вышел на "С-13" в море и, чтобы искупить свою вину, стал искать встречи с вражеским конвоем... Конечно, это не так. Мысль отстранить Маринеско от командования "С-13" еще не обрела форму приказа, но идея такая в воздухе витала. Да и сам командир чувствовал, что такое может произойти, несмотря на его былые заслуги и боевые ордена на кителе...

Об "атаке века" написано много и подробно. 30 января 1945 года, на подходах к Данцигской бухте, командир подводной лодки "С-13" обнаружил, преследовал и тремя торпедами (четвертая не вышла из торпедного аппарата по техническим причинам) потопил шедший из Данцига немецкий суперлайнер "Вильгельм Густлоф" (длина 208 м, ширина 23,5 м, водоизмещение 25 484 т), имевший на борту свыше 8 тысяч человек. По данным западных исследователей на борту лайнера было в тот момент около 6 тысяч беженцев из Кенигсберга, в том числе почти 4 тысячи детей. Поэтому на Западе гибель "Густлофа" упорно считают не боевым результатом, а самой крупной в истории трагедией на море по числу жертв (спаслось лишь 988 человек), превосходящей трагедию "Титаника", на котором погибли 1507 пассажиров. Между тем, на самом деле, бывший туристический лайнер "Вильгельм Густлоф" уже давно стал плавучей учебной базой немецких подводников. В момент потопления на его борту находилось 3700 обученных специалистов-подводников, которые следовали к месту назначения, а также женский батальон ВМФ, войсковое соединение 88-го зенитного полка, хорватские добровольцы. На борту "Густлофа" были 22 гауляйтера польских земель и земель Восточной Пруссии, множество нацистских руководителей, высших офицеров гестапо и СС. Как признал потом весь мир, в том числе и немцы, "это была законная цель для атаки". "Вильгельм Густлоф" стал самым крупным военным транспортом, потопленным в годы войны нашими подводниками. Есть легенда, что именно на "Густлофе" немцы вывозили в Германию знаменитую "Янтарную комнату". По крайней мере, поиск комнаты в районе катастрофы судна водолазы ведут до сих пор. Вопреки стойким и красивым легендам в Германии не было трехдневного траура, и Гитлер не объявлял Маринеско личным врагом. Сообщение о гибели лайнера могло подорвать у германской нации стойкость духа.

В этом же походе 10 февраля "С-13" мастерски атаковала и торпедировала вспомогательный крейсер "Генерал фон Штойбен" водоизмещением 14 660 тонн (перевозивший 3600 танкистов, которых хватило бы на укомплектование нескольких танковых дивизий). Александр Маринеско по тоннажу потопленных вражеских транспортов и кораблей (42 557 т) оказался самым результативным подводником. Обе атаки Маринеско совершил, прорвав сторожевое охранение. Он преследовал объекты удара на пределе возможностей работы двигателей субмарины, да еще в надводном положении, что смертельно опасно. Это был смелый и дерзкий выход к вражеским кораблям на минимально допустимую дистанцию торпедного залпа. Однако сам Маринеско до самой смерти не будет считать себя героем и никогда не назовет тот поход "С-13" подвигом. В письмах он называет это следованием воинскому долгу и уставу.

Уже 20 февраля 1945 года командир 1-го дивизиона подводных лодок Балтийского флота капитан I ранга А.Орел подписал представление на звание Героя Советского Союза, в котором указал: "Потоплением лайнера "Вильгельм Густлов" нанесен непоправимый удар по подводному флоту фашистской Германии, так как при потоплении погибло такое количество подводников, которого было бы достаточно для укомплектования 70 подводных лодок среднего тоннажа. Этим ударом "С-13" под командованием капитана III ранга Маринеско сорвала планы фашистских захватчиков на море. За отличное выполнение боевых заданий командования, за отвагу и мужество... командир подводной лодки "С-13" капитан III ранга Маринеско достоин высшей правительственной награды - присвоения звания Героя Советского Союза". Командир дивизиона на полном основании, суммировав к этим двум потопленным кораблям еще два ранее пущенных на дно транспорта общим водоизмещением 12000 тонн, ходатайствовал о присвоении Александру Ивановичу звания Героя Советского Союза. Но командование не забыло, что экипаж "С-13" ушел в тот январский поход по сути дела "штрафным". Проштрафился сам командир, проштрафились еще три моряка "эски": их в городе задержал комендантский патруль и пришлось им отсидеть на гауптвахте трое суток... Так что ушла "С-13" с дословным напутствием командира бригады подводных лодок: "Позор смыть кровью!"

Представление на звание Героя Советского Союза было подписано, но скорее всего, уже тогда А.Орел знал, что дальше штаба бригады оно не пройдет, что такую выдающуюся подводную победу, конечно же, как-то отметят, но не Золотой Звездой. В разделе наградного листа "Заключение вышестоящих начальников" говорится: "Ходатайствую о награждении орденом Красного Знамени. ВРИД командира БПЛ КБФ капитан 1 ранга Курников". На титульном листе представления штамп: "Орден Кр. Знамени", пр. ККБФ № 30 от 13.3.45 г.". Как видно из документов, представление на Маринеско до Наркомата ВМФ и наградного отдела Главного морского штаба даже не дошло. Позже командование флотом объясняло, что присваивать командиру "С-13" звание Героя было категорически нельзя, поскольку его пример отрицательно повлиял бы на "результаты воспитательной работы среди курсантов военно-морских училищ". Это решение Маринеско воспринял как унижение экипажа, который тоже был лишен наград. Ведь любой другой командир подводной лодки, в одном походе потопивший два корабля меньшего тоннажа, получал без промедления звание Героя, а экипаж - все до единого - боевые ордена. Разве не достоин был этого же экипаж "С-13"? Но лодка не стала Гвардейской, а только Краснознаменной. Заслуженных наград был лишен весь экипаж - старпом Л.Ефременков, штурман Н.Редкобородов, командир торпедистов К.Василенко, инженер-механик Я.Коваленко, акустик И.Шнапцев, рулевой-сигнальщик А.Виноградов, командир отделения командоров А.Пихур, торпедисты В.Курочкин, В.Абалихин, И.Павляченко, моторист А.Астахов, шифровальщик Ф.Егоров... После этого Маринеско дал себе волю - участились выпивки, конфликты с начальством.

С 20 апреля по 13 мая 1945 года Маринеско совершил свой шестой и последний боевой поход. Собственно, война на Балтике уже фактически кончилась. По возвращении из похода он ушел в самый настоящий загул. Этого не выдержал даже всегда опекавший Маринеско капитан 1 ранга А.Орел. Вот что он докладывал 31 мая в рапорте командиру бригады: "Командир подводной лодки "С-13" капитан 3 ранга Маринеско... своими служебными обязанностями не занимается, пьет на корабле, на других базах, в городе и т.д., за что я просил бы Вас отстранить его от представления к награждению... Дальнейшее пребывание его в должности командира недопустимо. Его необходимо с корабля убрать, зачислить в распоряжение Военного совета КБФ, положить в госпиталь, лечить от алкоголизма или уволить в запас..."

Приказ наркома ВМФ № 01979 от 14.09.1945 г. гласил: "За халатное отношение к служебным обязанностям, систематическое пьянство и бытовую распущенность командира Краснознаменной подводной лодки "С-13" капитана 3 ранга Маринеско А.И. отстранить от занимаемой должности, понизить в воинском звании до старшего лейтенанта и зачислить в распоряжение Военного совета этого же флота". Надо сказать, что до приказа Маринеско был вызван к наркому ВМФ Н.Кузнецову. Тот, ценя служебные заслуги и боевые достижения Маринеско, дружески посоветовал ему обдумать свое поведение, взяться за работу на новой должности, поскольку с временным разжалованием служба не кончается. Но Маринеско не послушал, а потом был понижен в звании сразу на две ступени и уволен в запас. Война была окончена, и такой командир оказался не нужен. На флот он больше не вернулся.

Далее его судьба пошла наперекосяк. Было даже тюремное заключение по сфабрикованному делу. С 1948 года Маринеско работал в институте переливания крови замом директора. Директор-хапуга строил дачу, хотел избавиться от принципиального зама. С согласия директора Александр Иванович развез по домам низкооплачиваемых работников валявшиеся во дворе списанные торфяные брикеты. Директор В.Кухарчик сам же и позвонил в ОБХСС. Первый состав суда распался. Прокурор, фронтовик, видя липу, от обвинения отказался, оба народных заседателя заявили особое мнение. Лишь судья П.Вархоева не сдалась. Маринеско приговорили к 3 годам лишения свободы. На такой срок далеко не отправляют, но Маринеско загнали на Колыму. Его очень уважали и по-своему "берегли" в тюрьме, хотя о подвигах подводника там не знали. Однажды в камере у него украли книгу - подарок жены. Узнав об этом, хозяин камеры, "пахан", сказал: "Через минуту книга будет у тебя". Но оказалось, что молодой вор уже разрезал книгу на карты. По приказу "пахана" четверо урок убили парня… В тюрьме Маринеско узнал о том, что его первая жена, с которой они давно расстались, стала требовать алименты на ребенка. Это еще больше усложнило положение Маринеско. Его мать, Татьяна Михайловна, написала письмо о помощи Сталину, то ответа так и не получила.

10 октября 1951 года А.И. Маринеско был освобожден досрочно. Затем он работал грузчиком, топографом, а потом пришел на завод "Мезон", заслужил немало благодарностей, его портрет висел на Доске почета. После выхода из заключения он материально бедствовал. В 1954 году работал в столярной мастерской Высшего военно-морского училища инженеров оружия, и курсанты бегали украдкой посмотреть на известного подводника. Затем он опять попал под суд "якобы" за подделку справки, позволяющей ему получать пенсию побольше. Вплоть до 1960 года, пока А.Крон не выступил в газете, никто вокруг не знал о военных заслугах Александра Ивановича. Около двухсот офицеров, среди них - 20 адмиралов и генералов, 6 Героев Советского Союза, 45 командиров и комиссаров подводных лодок обратились в ЦК КПСС: "Учитывая исключительные заслуги А.И. Маринеско перед нашей Родиной, убедительно просим и ходатайствуем о назначении Маринеско персональной пенсии. Нельзя признать справедливым, что столь заслуженный командир-подводник оказался в пенсионном обеспечении в неизмеримо худшем положении, чем офицеры, не участвовавшие в войне". В просьбе сначала отказали, но потом по многочисленным ходатайствам приказом Министра обороны СССР № 600 А.И. Маринеско был восстановлен в звании капитана 3 ранга запаса с назначением ему установленной пенсии по выслуге лет.

В начале 1960-х в ленинградских пивнушках появлялся тщедушный человек с орденом Ленина на лацкане поношенного пиджака. Орден был из особо почетных - не на колодке, а на винте. Но это мало волновало местную публику, которая не так уж плохо относилась к Сашке-Подводнику. Только мало что понимала, когда тот начинал говорить о пеленгах, курсах и прочей военно-морской ерунде... Так уж получилось, что последние годы жизни лучший советский подводный ас Александр Маринеско провел не в самой подобающей компании. К тому времени Родина уже давно отвернулась от "подводника №1", а флот вычеркнул его имя из списков личного состава. Вскоре стало известно, что Маринеско смертельно заболел - два рака, горла и пищевода. Он лежал в очень плохой больнице, для госпиталя не хватало стажа. Ветераны пошли к командующему Ленинградской военно-морской базой Байкову. Адмирал был взбешен: "В нашем госпитале черт знает кто лечится, а для Маринеско нет места?" Тут же распорядился, дал свою машину. 4 октября 1963 года писатель Сергей Смирнов в телепередаче рассказал, что легендарный подводник живет практически в нищете. Со всех концов страны в Ленинград хлынули деньги, в том числе даже от студентов, пенсионеров. Переводы шли даже тогда, когда он умер.

Он умер 25 ноября 1963 года, был похоронен на Богословском кладбище. После смерти Маринеско его имя изъяли из обращения, о подвиге "С-13" было запрещено упоминать. Судостроители обратились к Главкому ВМФ адмиралу С.Г. Горшкову с просьбой присвоить одному из кораблей имя Александра Маринеско. Адмирал поставил резолюцию на коллективном письме - "Недостоин". Только через 27 лет, в 1990 году, после многочисленных представлений и ходатайств главнокомандующего ВМФ адмирала флота В.Чернавина, члена военного совета - начальника ПУ ВМФ адмирала В.Панина, ветеранов флота и широкой общественности указом Президиума Верховного Совета СССР капитану 3 ранга Маринеско А.И. посмертно присвоили звание Героя Советского Союза, хотя еще в конце 60-х было запрещено присвоение этого звания за подвиги в Великой Отечественной войне.

Александр Иванович Маринеско навсегда останется в истории нашего флота как один из выдающихся героев-подводников. Он ничего не боялся, ни на море, ни на суше. В море он поступал вопреки всем законам подводной войны и даже логике. Атаковал порой со стороны немецкого берега, с мелководья, а уходил от погони - к месту потопления. Лез в самые опасные места - потому что его там не ждали, и в этой нелогичности была высшая логика. На Балтике воевало 13 подводных лодок-"эсок". Уцелела единственная, под несчастливым 13-м номером.
  • 0

#15 Аленка

Аленка

    ✿ܓШоколадка ✿ܓ

  • Администраторы
  • 20303 сообщений
  • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 5, Дней: 17
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Женщина
  • Город:Живу в Стране Чудес
  • Интересы:вредничать :))))
  • Служил:дома.... (инструктаж проводят):))
  • Ваше имя:Алёна

  • ДМБ:00-00-0000
  • От Админа

Отправлено 20 March 2010 - 23:16

Марат Казей

...Война обрушилась на белорусскую землю. В деревню, где жил Марат с мамой, Анной Александровной Казей, ворвались фашисты. Осенью Марату уже не пришлось идти в школу в пятый класс. Школьное здание фашисты превратили в свою казарму. Враг лютовал. За связь с партизанами была схвачена Анна Александровна Казей, и вскоре Марат узнал, что маму повесили в Минске. Гневом и ненавистью к врагу наполнилось сердце мальчика. Вместе с сестрой, комсомолкой Адой, пионер Марат Казей ушел к партизанам в Станьковский лес. Он стал разведчиком в штабе партизанской бригады. Проникал во вражеские гарнизоны и доставлял командованию ценные сведения. Используя эти данные, партизаны разработали дерзкую операцию и разгромили фашистский гарнизон в городе Дзержинске... Марат участвовал в боях и неизменно проявлял отвагу, бесстрашие, вместе с опытными подрывниками минировал железную дорогу. Марат погиб в бою. Сражался до последнего патрона, а когда у него осталась лишь одна граната, подпустил врагов поближе и взорвал их... и себя.

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

 

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

  29.42К   0 Количество загрузок:

Марат Иванович Казей родился 29 октября 1929 в деревне Станьково Дзержинского района Белоруссии. Отец, Иван Казей - коммунист, активист, прослужив 10 лет на Балтфлоте, работал на МТС, возглавлял курсы подготовки трактористов, был председателем товарищеского суда. В 1934 году был арестован за 'вредительство' (реабилитирован посмертно в 1959 г.).

Мать, Анна Казей - также была активисткой, входила в избирательную комиссию по выборам в Верховный совет СССР. Также подвергалась репрессиям: была арестована дважды по обвинению в 'троцкизме', но затем освобождена. Несмотря на аресты продолжала активно поддерживать Советскую власть.

После ареста мужа Анну Александровну Казей, которая заочно училась в Московском педагогическом институте имени Крупской, из вуза исключили. С дзержинской квартиры выгнали. И с работы тоже выгнали.

По этой причине детвору (в семье еще старшая сестра Елена была, а также младшие Ким и Неллочка, умершие впоследствии от болезней) разбросали по бабушкам-дедушкам. Ариадне и Марату досталась бабушка Зося - сестра деда по отцовской линии.

Анну Александровну Казей выпустили из тюрьмы буквально перед самой войной. Будто заглаживая невольную вину, Анна Александровна старалась помогать партизанам. И даже приютила у себя по приказу подпольщиков советского командира под видом вернувшегося из ссылки мужа. Но доносчик выдал ее - и осенью 1941 года Анна Александровна Казей была казнена фашистами.

После смерти матери Марат со старшей сестрой Ариадной ушли в партизанский отряд имени 25-летия Октября (ноябрь 1942 г.). Ариадна пережила войну, но стала инвалидом - когда отряд выходил из окружения, она отморозила ноги, которые пришлось ампутировать. Девушке тогда было 17 лет. В дальнейшем она закончила педагогический институт, стала Героем Социалистического труда, депутатом Верховного Совета, членом ревизионной комиссии ЦК Компартии Белоруссии.

Когда на самолете ее увозили в госпиталь, командир отряда предложил лететь с ней и Марату, чтобы он продолжил прерванную войной учебу. Но Марат отказался и остался в партизанском отряде.

Впоследствии Марат был разведчиком штаба партизанской бригады им. К. К. Рокоссовского. Ходил в разведку, как в одиночку, так и с группой. Участвовал в рейдах. Подрывал эшелоны. За бой в январе 1943 года, когда, раненый, он поднял своих товарищей в атаку и пробился сквозь вражеское кольцо, Марат получил медаль "За отвагу" и 'За боевые заслуги'.

11 мая 1944-го года, возвращаясь с задания, Марат и командир разведки наткнулись на немцев неподалеку от деревни Хоромецкое Узденского района Минской области. Командира убили сразу, Марат, отстреливаясь, залег в ложбинке. Уходить в чистом поле было некуда, да и возможности не было - Марат был тяжело ранен. Пока были патроны, держал оборону, а когда магазин опустел, взял в руки свое последнее оружие - две гранаты, которые с пояса не снимал. Одну бросил в немцев, а вторую оставил. Когда немцы подошли совсем близко, взорвал себя вместе с врагами.

О чем думал подросток, в свои последние мгновения? О том что страшно помирать в 14 лет? О том, что не увидит больше ни отца, ни сестру? О том, что своей смертью он приблизит победу?

Скорее всего - и про то, и про другое, и про третье. А более вероятно то, что двигала им отчаянная удаль, помноженная на лютую ярость, которая свойственна только молодым, поскольку жить осталось ровно до того момента, как немцы подойдут поближе, а смерть не страшна, потому что правильно написал Гайдар еще до войны - все равно в страхе побегут враги, громко проклиная эту страну с ее удивительным народом, с ее непобедимой армией и с ее неразгаданной Военной Тайной.

Звание Героя Советского Союза Марату Казею было присвоено в 1965 году, через 21 год после гибели.

В Минске герою установлен памятник, изображающий юношу за мгновение до геройской смерти.
  • 0

#16 Аленка

Аленка

    ✿ܓШоколадка ✿ܓ

  • Администраторы
  • 20303 сообщений
  • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 5, Дней: 17
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Женщина
  • Город:Живу в Стране Чудес
  • Интересы:вредничать :))))
  • Служил:дома.... (инструктаж проводят):))
  • Ваше имя:Алёна

  • ДМБ:00-00-0000
  • От Админа

Отправлено 20 March 2010 - 23:48

Выдающийся военачальник Великой Отечественной войны генерал армии
Алексей Иннокентьевич Антонов

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

 

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

  5.97К   0 Количество загрузок:

Алексей Иннокентьевич Антонов родился в городе Гродно 15 сентября 1896 года в семье военнослужащего. Его отец служил командиром батареи 26-й артиллерийской бригады в не­большом крепостном гарнизоне. В 1904 году семья Антоновых перееха­ла в город Острог, куда перевели на службу отца. Здесь Алексей поступил в гимназию.

В 1908 году умер отец Алексея. Небольшой пенсии семье не хватало.

С началом Первой мировой войны Острог оказался в районе бое­вых действий, и Антоновы перебра­лись в Петроград к родственникам матери. Вскоре заболела и сконча­лась мать Алексея, а затем прекрати­лась и выдача пенсии за отца. Алек­сей, успешно сдавший вступительные экзамены в Петроградский университет на физико-математический фа­культет, не мог начать учебу. Он был вынужден пойти работать на завод.

В феврале 1916 года его призвали в армию и направили в Павловс­кое военное училище. Ускоренный курс обучения военного времени был закончен к декабрю того же года, а Алексей Антонов получил звание пра­порщика и зачислен в лейб-гвардии егерский полк.

Боевое крещение прапорщик Антонов получил 18 июня 1917 года, когда армия после артиллерийской подготовки перешла в наступление южнее Станислава. К 27 июня части русской армии заняли Галич, на следующий день — Калуш. В одном из боев отличился взвод, которым командовал Антонов, и орден Св. Анны IV степени стал его первой бо­евой наградой. В следующем бою Антонов получил ранение в голову и был эвакуирован в один из госпиталей Петрограда. После выздоровле­ния Антонов возвращается в свой полк.

1 мая 1918 года прапорщик Антонов был уволен в запас. Он поступил в Петроградский лесной институт, работая в продовольственном комитете города.

11 апреля 1919 года в жизни Алексея Иннокентьевича Антонова наступил новый этап — он был призван в Красную Армию. Антонов зачисляется сначала в 1-ю Московскую рабочую дивизию, а затем переводитсяв 15-ю Инзенскую дивизию. Он принимает участие в боях под Луганском, Лисками, Валуйком, Волчанском, Коротояком, Ростовом-на-Дону и Азовом. В марте 1920 года он воевал с белогвардейцами на Северном Кавказе. Боевой путь Алексей Иннокентьевич прошел помощником начальника штаба бригады. На заключительном этапе гражданской войны он стал начальником штаба бригады 15-й стрелковой дивизии, которая форсировала Сиваш и громила войска Врангеля в Крыму. Его воинское мастерство, мужество и храбрость были отмечены Почетным оружием революционного военного совета республики и Почетной грамотой.

С окончанием гражданской войны Антонов проходил службу в Николаеве в должности начальника оперативной части 15-й стрелковой дивизии.

В 1926 году Антонов вступил в кандидаты РКП(б) и через два года стал членом партии.

Осенью 1927 года А.И.Антонов поступает слушателем основного (командного) факультета Военной академии им. М.В.Фрунзе. В период учебы в академии выявились его способности к военному делу и склонность к научным исследованиям. Тогда же он успешно освоил Французский язык (позднее и немецкий) и получил квалификацию военного переводчика.

После выпуска из академии, в марте 1931 года, Антонов назначается начальником штаба 46-й стрелковой дивизии, дислоцировавшейся под Коростенью. Но армии нужны были штабные работники более крупною масштаба. Поэтому осенью следующего года Антонов направляется на учебу на оперативный факультет уже знакомой ему академии. Учеба на оперативном факультете повысила его теоретические знания и практические навыки военного специалиста.

В последующие годы Алексей Иннокентьевич прошел ряд штабних должностей — начальник штаба дивизии Могилев-Ямпольского укрепрайона, начальник оперативного отдела штаба Харьковского военного округа. Он принимает непосредственное участие в подготовке и проведении осенью 1935 года киевских маневров, за умелую организацию высадки крупного воздушного десанта (десантировалось 1200 человек) получив благодарность от наркома обороны СССР.

Учитывая выдающиеся способности Антонова, командование округа направило его в 1936 году для дальнейшей учебы в открывшуюся тогда Академию Генерального штаба РККА. Слушателями ее первого набора стали такие будущие военачальники, как И.Х.Баграмян, А.М.Василевский, Н.Ф.Ватутин, Л.А.Говоров, М.В.Захаров. Многим из профессоров академии Антонов был известен по предшествующим годам учебы в академии им. М.В.Фрунзе.

В июне 1937 года комбриг Антонов стал начальником штаба Московского военного округа, спустя год — заместителем начальника кафедры общей тактики Военной академии им. М.В.Фрунзе. Вскоре ему присваивается ученое звание доцента, а 4 июня 1940 года — воинское звание генерал-майора.

16 марта 1941 года Алексей Иннокентьевич вступил в должность заместителя начальника штаба Киевского особого военного округа. В этой должности он встретил Великую Отечественную войну.

С первых дней войны Антонов возглавил группу, предназначенную для формирования управления Южного фронта. С 24 июня 1941 года он начальник штаба Киевского военного округа, с 27 августа — начальник штаба Южного фронта. Тяжелые оборонительные сражения, отход с боями на восток, контрудары и снова отход... Его действия на посту начальника штаба фронта, где отличные знания военного дела должны были подкрепляться незаурядными организаторскими способностями, умением предугадать замысел противника и предложить способ противостоять ему, были четкими и целесообразными.

Важным этапом становления Антонова как крупного штабного работника стало контрнаступление под Ростовом. Его вклад в разгром танковой группировки генерала Э.Клейста был отмечен награждением его орденом Красного Знамени, а 27 декабря присвоением звания генерал-лейтенанта.

С первых дней нового, 1942 года штаб Южного фронта приступил к подготовке Барвенково-Лозовской наступательной операции. Операция проводилась силами Юго-Западного и Южного фронтов с 18 по 31 января. Хотя в ходе ее советским войскам удалось прорвать оборону противника и продвинуться в глубину почти на 100 км, но главную задачу — окружить и уничтожить крупную немецкую группировку — полностью завершить не удалось. А последовавший в конце июля удар группы армий «А» вермахта поставил войска Южного фронта в крайне тяжелое положение, вынудив их начать отход за Дон.

28 июля решением Ставки ВГК произошло объединение двух фронтов — Южного и Северо-Кавказского — в один, Северо-Кавказский. Командующим его войсками был назначен маршал С.М.Буденный, начальником штаба — генерал-лейтенант Антонов. Пять месяцев продолжались оборонительные сражения битвы за Кавказ, в ходе которых деятельность Алексея Иннокентьевича была отмечена вторым орденом Красного Знамени. «Ледяной сфинкс» — так называл его дивизионный комиссар С.М.Ларин, член Военного совета фронта, имея в виду, наверное, невозмутимость, уравновешенность и некую непостижимость характера Антонова. С.М.Буденный сразу подчинился «ледяному сфинксу», отзывался о нем в разговоре с высшим начальством с восторгом.

Деятельность А.И.Антонова привлекла к нему внимание высшего командования. В первых числах декабря 1942 года, когда шла подготовка к наступлению, очередной разговор с начальником Генерального штаба, начавшийся, как всегда, с доклада об оперативной обстановке в полосе фронта, закончился для генерала Антонова весьма неожиданно. Александр Михайлович Василевский предложил ему перейти работать в Генеральный штаб начальником Оперативного управления.

11 декабря 1942 года генерал-лейтенант А. И.Антонов был назначен на должность начальника Оперативного управления — заместителя начальника Генерального штаба. Начался новый, насыщенный событиями большой значимости период в его жизни и деятельности.

Уже с первых дней работы в управлении почувствовалось, что к ним пришел большой знаток штабной работы. Антонов повел себя очень умно — он не стал торопиться с докладом в Ставку, а детально познакомился с людьми, тщательно изучил обстановку на фронтах, сразу же окунувшись с головой в дела Оперативного управления. Его телефон не смолкал, он вел переговоры с начальниками штабов фронтов и лично уточнял обстановку после ежедневных докладов.

Вскоре Антонов получил ответственное задание. В качестве представителя Ставки ВГК он был отправлен в командировку, чтобы разобраться с обстановкой на Воронежском, Брянском и несколько позже на Центральном фронтах, с тем чтобы внести конкретные предложения по их дальнейшему использованию. Для него это стало экзаменом на зрелость, с которым он отлично справился. Его деятельность получила высокую оценку начальника Генерального штаба и Верховного Главнокомандующего. А.И.Антонов за успешную деятельность был награжден орденом Суворова I степени и стал генерал-полковником.

Впоследствии частое общение Верховного Главнокомандующего с умным и немногословным моложавым генералом сделали Антонова одним из ближайших военных помощников Сталина. По мнению ближайшего его окружения, высокая штабная культура, организованность, продуманность как главной идеи, так и путей ее реализации весьма импонировали Верховному Главнокомандующему. Нравилось Сталину и умение Алексея Иннокентьевича логично, аргументировано обосновывать выдвигаемые предложения.

Начиная с весны 1943 года, Антонов принимал непосредственное участие в планировании практически всех последующих стратегических операций Советских Вооруженных сил. Первой из них стала для него Курская битва. Несколько раз собирались вместе Жуков, Василевский и Антонов, чтобы отработать детали плана. Операция получила название «Полководец Румянцев». Ставка утвердила направление главного удара при контрнаступлении, предложенное и обоснованное Генштабом.

В эти дни Антонов особенно много работал. Он даже не уходил из кабинета в те часы, которые по распорядку отводились для отдыха. Антонов практически совмещал две должности — начальника Генерального штаба и начальника Оперативного управления. Василевский предложил Сталину освободить Антонова от обязанностей начальника Оперативного управления, с тем чтобы он занимался только руководством Генеральным штабом в качестве первого заместителя начальника Генштаба. Верховный Главнокомандующий внимательно выслушал все доводы начальника Генштаба и согласился с ними.

20 мая 1943 года Антонов вступил в должность первого заместителя начальника Генерального штаба, получив возможность уделять больше внимания другим управлениям и отделам, от которых зависела четкая работа Генерального штаба, в интересах решения двух главных задач — отработки необходимой информации для принятия решений и оперативного руководства боевой деятельностью фронтов. Будучи человеком педантичным, Антонов внес немало нового в упорядочение работы Генерального штаба. Им, в частности, были установлены точные сроки отработки информации, время докладов представителей разведки, тыла, фронтов, резервных формирований. Он четко распределил обязанности между заместителями начальника Оперативного управления, утвердил регламент работы высших органов военного управления, в том числе Генерального штаба.

С ликвидацией харьковской группировки противника закончилась и Курская битва, победа в которой создала основу для развития наступления на Украине и для широких наступательных операций на всем фронте с целью полного изгнания врага с советской территории. За умелое планирование этой стратегической операции 27 августа 1943 года Антонову было присвоено звание генерала армии.

Основными тактическими принципами Антонова были решительность, гибкость и маневренность. Это проявлялось и в характере планов операций, над которыми он работал. Ставка Верховного главнокомандования наращивала мощь ударов по врагу, все больше расширяла фронт наступления.

В августе 1943 года Алексею Иннокентьевичу дважды пришлось вылетать в районы боевых действий Воронежского и Степного фронтов. Здесь он встречался с командующими фронтами, представителем Ставки Жуковым. Им Антонов сообщал коррективы, внесенные в план завершения наступательных операций 1943 года, и наметки Генштаба на зимнюю кампанию.

В Генеральном штабе уже разрабатывался оперативный замысел, а затем и план действий кампании 1944 года.

Открывать кампанию намечалось на Ленинградском фронте наступлением на Выборг, затем подключался Карельский фронт, действия которого выводили из войны Финляндию. Сразу же активизировались действия в Белоруссии, рассчитанные на внезапность, а когда сюда будут стянуты резервы с юга, 1-й Украинский фронт начнет мощное наступление на львовском направлении.

План белорусской стратегической наступательной операции «Багратион» был разработан совместными усилиями Ставки ВГК, Генерального штаба, командования участвующих в ней фронтов. Белорусская операция стала важной вехой в жизни Антонова, в развитии его организаторских способностей, в признании за ним выдающегося стратегического дарования. Многие командующие войсками, приезжавшие в Ставку, приходили к Антонову и советовались с ним по всем вопросам подготовки боевых действий. Доклады, присылаемые Сталину представителями Ставки, обязательно имели копию «товарищу Антонову». Все знали, что Алексей Иннокентьевич предпримет по этим докладам все необходимое.

Разработка операции «Багратион» проводилась в строжайшей тайне, и полный ее объем знали только пять человек. Была проведена большая работа по дезинформации противника с целью убедить его, что направление главного удара следует ожидать на юге и в Прибалтике. Целью проводимой операции стало окружение и уничтожение в районе Минска крупных сил группы армий «Центр». За белорусскую операцию Алексей Иннокентьевич был награжден вторым орденом Суворова I степени.

Белорусская операция еще больше укрепила деловые взаимоотношения Антонова с Верховным Главнокомандующим.

Открытие второго фронта прибавило работы Генеральному штабу. Теперь приходилось систематически информировать союзников о положении на советско-германском фронте, согласовывать объекты бомбовых ударов советской и союзной авиации, определять сроки действий и направление войск. Кроме этого, союзникам следовало решить и ряд политических проблем, таких, например, как выработка совместной политики в германском вопросе.

Вскоре Антонов был привлечен к работе в качестве военного представителя на Ялтинской конференции глав трех правительств. Он стал руководителем коллектива военных экспертов. К этой работе Алексей Иннокентьевич готовился скрупулезно, прорабатывал различные вопросы и ситуации, которые могли бы возникнуть в ходе работы конференции, изучал кипу различных документов и справок, чтобы знать любой вопрос до мельчайших подробностей. Он понимал, что союзники в первую очередь будут интересоваться ходом военных действий на советско-германском фронте и планами советского командования на будущее.

Ялтинская конференция начала свою работу 4 февраля 1945 года с обсуждения военных вопросов. Главы правительств СССР, США и Великобритании рассмотрели обстановку на европейских фронтах. О положении на советско-германском фронте информировал генерал армии Антонов. Он доложил о развернувшемся наступлении советских войск, которое началось 12 января 1945 года, раньше запланированного срока, по просьбе премьер-министра Англии. Это обращение было сделано ввиду тревожного положения, создавшегося на Западном фронте в связи с наступлением немецко-фашистских войск в Арденнах.

В ходе всех этих переговоров Антонов проявил такт и незаурядные дипломатические способности. Сталин был доволен его работой. Особенно ему понравилось, как настойчиво добивался Алексей Иннокентьевич от представителей американского и английского командования активизации действий союзных войск.

Другим решением конференции стало соглашение о вступлении СССР в войну с Японией через два-три месяца после капитуляции фашистской Германии. Прежде чем точно назвать этот срок, работникам Генерального штаба, и особенно Антонову, пришлось проделать большую работу, определить, сколько потребуется войск для разгрома Квантунской армии, откуда и когда их перебросить. Выполненные расчеты были настолько точны, что при подготовке Дальневосточной кампании в них внесли лишь незначительные поправки.

Заключительный период войны и первые послевоенные месяцы А.И.Антонов провел в должности начальника Генерального штаба, так как Василевский стал командующим 3-м Белорусским фронтом. С вступлением в эту должность круг задач, решаемых Алексеем Иннокентьевичем, значительно расширился. Объяснялось это рядом обстоятельств. Был ликвидирован институт представителей Ставки ВГК, и руководство большей части стратегических операций завершающего этапа войны стало осуществляться через Генеральный штаб. Шла подготовка к военным действиям на Дальнем Востоке. Все большего внимания требовали вопросы согласования усилий с войсками антигитлеровской коалиции.

Первые наброски плана взятия Берлина и карта города с прилегающими к нему районами появились у Антонова еще во время проведения операции «Багратион» летом 1944 года. К ноябрю 1944 года замысел ее определился и были подготовлены расчеты. Уточнения вносились в процессе Висло-Одерской, Восточнопрусской и Померанской операций, а утверждение Ставкой план получил в начале марта 1945 года.

В конце марта — начале апреля состоялось несколько совещаний по его конкретизации, в которых приняли участие командующие фронтами.

Антонов привык работать, все время заглядывая вперед, и пока шло наступление на Берлин, внимание Ставки и его все чаще и чаще привлекала Прага. На столе у генерала Антонова появились карты района столицы Чехословакии. Началась напряженная работа по руководству ликвидацией последних войск противника. Даже болезнь, а Антонов сильно простудился в первые дни мая, не могла заставить его отложить разработку документов по Пражской операции.

В середине мая 1945 года по распоряжению И.В.Сталина Антонов был включен в состав военных представителей на предстоящей конференции руководителей трех держав. Она открылась 17 июля в Потсдаме. Многие обсуждавшиеся на конференции вопросы в той или иной степени потребовали участия Антонова. Союзники, в частности, вновь поставили вопрос о вступлении СССР в войну против Японии в соответствии с соглашением, заключенным главами правительств трех держав на Крымской конференции. В связи с этим Антонов обстоятельно проинформировал военных представителей США и Великобритании о ходе подготовки к Дальневосточной кампании.

После окончания войны Алексей Иннокентьевич Антонов оставался на посту начальника Генерального штаба до 25 марта 1946 года, а после возвращения на этот пост маршала Василевского он вновь стал его первым заместителем и пробыл на этой должности до 6 ноября 1948 года. Таким образом, Антонов проработал в Генштабе почти шесть лет.

В январе 1950 года он был назначен командующим войсками Закавказского военного округа. В апреле 1954 года он вновь становится первым заместителем начальника Генерального штаба, членом коллегии Министерства обороны СССР.

Май 1955 года стал началом нового этапа в деятельности генерала Антонова. Он получил назначение на должность начальника штаба Объединенных вооруженных сил стран Варшавского Договора.

Антонову удалось в короткий срок создать аппарат управления, организовать его работу, наладить процесс обучения и подготовки войск к совместным боевым действиям в современной войне. Он неоднократно выезжал в страны, вошедшие в Варшавский Договор. Антонов лично беседовал с министрами, начальниками генеральных и главных штабов, организовывал штабные игры, проводил учения. Постепенно усилиями всех участников Договора шаг за шагом вырабатывались принципы военного сотрудничества государств, формы и методы совместной оперативной и боевой подготовки, воспитания личного состава. На этом посту он оставался до конца своей жизни.

Алексей Иннокентьевич Антонов скончался 18 июня 1962 года в возрасте шестидесяти шести лет. Генерал армии Антонов был похоронен у Кремлевской стены. Несмотря на его многочисленные заслуги, Антонов так до конца жизни и не получил маршальского жезла, хотя, как свидетельствуют документы и рассказы современников, благожелательно относящийся к нему Сталин планировал присвоить это высшее воинское звание начальнику Генерального штаба Вооруженных сил еще в мае 1945 года.

Заслуги Алексея Иннокентьевича были отмечены тремя орденами Ленина, высшим военным орденом «Победа», четырьмя орденами Красного Знамени, орденами Суворова и Кутузова I степени, орденом Отечественной войны и многочисленными медалями, а также иностранными орденами и медалями.


В 2003 году Российская Ассоциация Героев Советского Союза и группа Маршалов Советского Союза и генералов армии обратились к Президенту РФ с ходатайством о присвоении Антонову звания Героя Российской Федерации (посмертно). Ходатайство удовлетворено не было.

Награжден Почетным оружием Революционного Военного Совета Республики (1920 г.).
  • 0

#17 Сергей Смирнов

Сергей Смирнов

    Почетный старожил

  • Форумчане
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 7808 сообщений
  • Регистрация Лет: 8, Месяцев: 6, Дней: 16
  • Пол:Мужчина
  • Город:г. Чебоксары, г. Челябинск
  • Служил:ПСКР "Изумруд"
  • Ваше имя:Сергей

  • ДМБ:09-06-1994
  • Патриот WWW.POGRANICHNIK.RU
    Патриот форума

Отправлено 21 March 2010 - 06:50

Изображение


ЛУНИН Николай Александрович (1907-1970)

Лунин Н.А. Герой Советского Союза, контр-адмирал Н.А. Лунин родился в Одессе 21 августа 1907 года. Мальчик рос среди моряков. Отец будущего адмирала плавал сначала матросом, а потом боцманом на судах "Российского объединения пароходства и торговли". С раннего детства Николай полюбил море. А когда ему исполнилось двенадцать, его взяли юнгой в команду торгового парохода. Окончив среднюю школу, Николай в 1922 году поступил в Ростовское мореходное училище имени Седова. По завершении учёбы его направили на учебное парусное судно "Вега", - набраться опыта.

Многое пришлось осваивать впервые, но очень скоро Лунин, поднявшись на капитанский мостик "Веги", сам становится наставником для молодежи. Семь лет проплавала "Вега" под командованием Николая Лунина. За плечами у теперь уже опытного капитана, члена ВКП (б) с 1928 года - множество рейсов по Черному и Азовскому морям, частые заходы в заграничные порты. В 1935 году Николай Лунин по специальному набору попадает в ряды Военно-Морского флота. Накануне грядущих бурь, в 1937 году, будущего морского офицера направили на годичные Высшие командирские курсы подводного плавания, где ему в сжатые сроки предстояло овладеть нелегким военным искусством подводника. В апреле 1940 года Н.А. Лунин принимает под своё командование новую подводную лодку, недавно сошедшую со стапелей "Щ-421", с молодым экипажем (многие из краснофлотцев служили по первому году). К концу 1940 года эта лодка, несмотря на "юный" возраст, прошла полный курс боевой подготовки, а за несколько месяцев до начала Великой Отечественной войны отличилась на учениях Северного флота.

Командование поставило перед Луниным сложную задачу - скрытно проникнуть в бухту, где находилась база "противника", и атаковать его корабли. Лунин сумел провести лодку в бухту такими узкостями, что она осталась незамеченной ни надводными кораблями, ни самолетами, ни береговыми наблюдателями. "Щ-421" беспрепятственно прошла на территорию базы и выпустила по целям положенное количество торпед. Таким образом, заявив о своем присутствии, лодка тут же легла на грунт, а когда "противник", потеряв надежду ее обнаружить, отказался от преследования, вернулась назад прежним путем, который считался рискованным даже для надводного корабля. Лунин действовал настолько профессионально, что даже в штабе усомнились в том, что лодка еще жива, вызвав аварийно-спасательный отряд на случай, если вдруг "щука" попросит помощи.

Началась война с финнами, и "Щ-421" отправилась в Баренцево море для несения дозорной службы. С поставленной боевой задачей справились полностью - вернувшись домой экипаж лодки получил личную благодарность командующего флотом вице-адмирала В.П. Дрозда. К началу войны Н.А. Лунин имел отличную репутацию командира-подводника - случай, тем более заслуживающий внимания, что военный стаж Николая Александровича был еще совсем невелик.

В первый же день Великой Отечественной войны, 22 июня 1941 года Н.А. Лунин выводит свою "щуку" на морские коммуникации противника, и активно действуя, к февралю 1942 года отправляет на дно 7 вражеских транспортов. Второй год войны прошел тоже неплохо - три потопленных судна общим тоннажем 24 тыс. тонн за один зимний поход к берегам Норвегии. Потом торпедированы еще 4 вражеских корабля, оказана помощь гибнущей субмарине "Щ-402"... Военное руководство еще раз убедилось: Лунин воюет дерзко, с размахом, не боится рисковать, скор на решения, не чужд военной хитрости. В феврале 1942 года Военный Совет Северного флота представил капитана 3 ранга Н.А. Лунина к званию Героя Советского Союза. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 апреля 1942 года за успешное командование подводной лодкой и героизм, проявленный в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Николаю Александровичу Лунину присвоено звание Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 656). Подводная лодка "Щ-421" награждена орденом Красного Знамени.

А незадолго до этого, 4 марта 1942 года, друзья-краснофлотцы поздравляли Лунина с заслуженным повышением по службе. В этот день он стал командиром большого подводного корабля, крейсерской лодки "К-21".

Изображение

27 июня 1942 года радист подводной лодки "К-21" принял радиограмму из штаба Северного флота. Кораблю предписывалось выйти на боевую позицию для прикрытия группы судов союзного конвоя "PQ-17". Загрузив трюмы ленд-лизовскими грузами, 26 июня 1942 года из Хваль-фиорда (Исландия) в направлении Мурманска и Архангельска вышел конвой PQ-17, состоящий из 36 транспортов (в том числе советских танкеров "Азербайджан" и "Донбасс") и 3 спасательных судов. Вскоре 2 судна вернулись обратно. В состав конвоя входили 6 эсминцев, 4 корвета, 2 подводные лодки, 2 корабля противоздушной обороны и 7 тральщиков. Командовал этими кораблями англичанин капитан 3-го ранга Брум. Южнее конвоя шел отряд кораблей ближнего прикрытия, состоящий из 4 крейсеров и 14 эсминцев под командованием адмирала Тови. Кроме того, переход конвоя обеспечивали 4 советские и 9 английских подводных лодок, развернутых на выходах из баз Северной Норвегии. На аэродромах Северного флота находилось в боевой готовности более 100 самолетов. Таким образом, конвой имел достаточно сильное охранение, казалось, что ему ничто не угрожало.

Немецкое командирование, узнав о конвое, подготовило операцию для его разгрома. Операция получила кодовое название "Россель-шпрунг" ("ход конем"). Для ее проведения выделили 264 самолета, в том числе 133 бомбардировщика и 57 торпедоносцев; в море развернули 11 подводных лодок, а в Тронхейме и в Нарвике подготовили две группы надводных кораблей, среди которых находился линейный корабль "Тирпиц". К этому времени и немцы, и англичане после потопления линкора "Бисмарк" сделали определенные выводы: они боялись потерять свой линкор, почувствовав мощь авиации и авианосцев, а другие опасались действий немецкого линкора, так как в операции по уничтожению аналогичного корабля они задействовали практически весь свой флот.

C 1 по 4 июля 1942 года немецкая авиация наносила удары по конвою PQ-17, а подводные лодки выполнили несколько безуспешных торпедных атак. Авиации удалось повредить 4 судна, в том числе "Азербайджан". Вечером 4 июля в 22 часа 30 минут случилось следующее: получив сведения о выходе немецкой эскадры во главе с "Тирпицем", британское адмиралтейство отозвало корабли эскорта и направило их на запад для соединения с отрядом, в составе которого шел авианосец. Суда же остались без прикрытия. Каждый добирался до пункта назначения самостоятельно. Вот тут-то на них и набросились немецкие подводные лодки и авиация. Из 36 судов до Архангельска дошли только 11, на дне моря оказались 3 350 автомашин, 430 танков, 210 самолетов и около 100 тысяч тонн воинских грузов. На потопленных судах погибли 153 человека.

5 июля в 5 часов 55 минут в районе острова Игней, куда направил свою лодку капитан 2 ранга Н.А. Лунин, ее догнало сообщение от командующего Северным флотом. В нем говорилось, что на перехват конвоя движется фашистская эскадра во главе с кораблями "Тирпиц" и "Адмирал Шеер" - гордостью германского флота, а также тяжелый крейсер "Адмирал Хиппер", 7 эсминцев и 2 миноносца. Тут же из штаба последовал приказ: "Найти, атаковать и уничтожить!" Благодаря действиям английской разведки многие детали предстоящей операции немцев перестали быть загадкой для советского военного руководства, однако точный маршрут следования двух линкоров и сторожевых эсминцев по-прежнему оставался неизвестным. Лунину предстояло самому отыскать немецкую эскадру. Но как? Помогла наблюдательность.

Каждое утро ровно в 8.00 вблизи острова Игней проносились немецкие самолеты-разведчики. Через восемь часов они прилетали сюда опять. Проходила еще треть суток, и все, словно по расписанию, повторялось снова. К немецкой пунктуальности на "К-21" успели привыкнуть: трижды за сутки, ожидая появления авиации противника, лодка уходила на глубину. И вдруг что-то изменилось. Всего за четыре дня поисков "Тирпица" субмарина, шедшая в надводном положении, чтобы увеличить сектор обзора, обнаружила свыше 50 немецких самолетов и сделала 48 срочных погружений. Фашистская авиация стала просматривать район гораздо чаще, причем исключительно со стороны Альтен-фьорда. "Именно оттуда и следует ожидать появления эскадры", - справедливо предположил Лунин. После того как на карту были нанесены все пеленги на места обнаружения самолетов, точно установить сектор моря, в котором должен появиться противник, уже не составляло труда. Поэтому, когда гидроакустик Сметанин доложил командиру о приближающемся шуме винтов, для Лунина это не было сюрпризом.

Подводная лодка К-2128 июня подводная лодка "К-21" под командованием капитана 2 ранга Н.А. Лунина заняла назначенный район. Лодка старалась держаться на пределе видимости берега, что обеспечивало скрытность и позволяло контролировать все возможные выходы из Альтен-фьорда. Первыми на горизонте показались миноносцы типа "Карл Галстер". Прошло не менее получаса, пока Лунин заметил за ними мачты линейных кораблей, а затем и кружившие над эскадрой немецкие самолеты "Арадо". Закамуфлированные черным, коричневым и серым цветами, линкоры, в любую минуту ожидая нападения из-под воды, шли противолодочным зигзагом на значительной (около 23 узлов) скорости, головным был "Шеер". Из фронтального строя эскадра неожиданно перестроилась в кильватерную колонну, что в некоторой степени упрощало подводную атаку. Решение командира подлодки пришло почти мгновенно: поднырнув под миноносцы, проникнуть в центр эскадры и атаковать линкор "Тирпиц". То, что Лунин остановил выбор именно на этом корабле, объяснялось просто. "Тирпиц", построенный в 1941 году, был братом-близнецом прославленного "Бисмарка", который в неравном бою с многочисленной английской эскадрой потопил крейсер "Худ" и вывел из строя линкор "Принц Уэльский".
Изображение
Линкор "Тирпиц" был огромным (водоизмещение более 45000 т, длина 243 м) и мощным кораблем. Его вооружение составляли восемь дальнобойных 380-миллиметровых орудий главного калибра, двенадцать 150-миллиметровых противоминных торпедных аппаратов и сложной системой противоминной защиты. Неудивительно, что "Тирпицу", равно как и тяжелому крейсеру "Адмирал Шеер", дозволялось выходить в море лишь с личного разрешения фюрера. Для немцев потеря или даже повреждение такого корабля были сравнимы с проигрышем крупной боевой операции.

Готовясь к атаке, Лунин приказал 4 торпеды в носовых торпедных аппаратах установить на глубину хода 5 метров. Оставшиеся 2 носовые и 4 кормовые торпеды имели глубину хода 2 метра. До 16 часов на лодке велась зарядка аккумуляторных батарей. Напряжение нарастало: вот-вот должен был появиться противник. Командир дважды начинал атаку, принимая облака за дым немецких кораблей. В16 часов 30 минут, следуя на глубине 20 метров курсом 182 градуса, со скоростью 3 узла по пеленгу 212 градусов, подводная лодка "К-21" обнаружила шумы кораблей противника. Через 2 минуты командир приказал всплыть под перископ, но цель не обнаружил: слишком большой оказалась дистанция. Тем временем акустик докладывал об усилении шумов. В 17 часов подводная лодка легла на курс шумопеленга. Командир снова поднял перископ: в 50 кабельтовых почти прямо по курсу выделялся силуэт, опознанный как подводная лодка.

Увеличив ход до среднего, в 17 часов 11 минут подводная лодка легла на курс 122 градуса. Командир приказал приготовить носовые и кормовые торпедные аппараты к стрельбе. Подняв перископ, Лунин вместо подводной лодки обнаружил в 70 кабельтовых.2 миноносца противника, следовавших строем уступа. Лунин решил атаковать концевой корабль. Но через несколько минут по пеленгу 202 градуса в дистанции 120 кабельтовых появились верхушки мачт крупных кораблей. В 17 часов 23 минуты в перископ можно было разглядеть 2 крупных корабля, находящихся в охранении 6 миноносцев. Над эскадрой барражировал самолет. Лунин увеличил ход лодки до 6 узлов и лег на курс сближения 132 градуса.

В 17 часов 36 минут Лунин снова поднял перископ и обнаружил, что эскадра повернула влево и идет расходящимся курсом с "К-21". Немецкие корабли оказались в строю кильватерной колонны. В 17 часов 40 минут, увеличив ход до полного, Лунин начал выходить в атаку. Но через 10 минут германские корабли вновь сделали резкий поворот - теперь вправо и оказались в строю фронта. Стрелки часов показывали 17 часов 50 минут. "К-21"на полном ходу повернула вправо и легла на боевой курс, уменьшив скорость до 3,5 узлов. В 17 часов 57 минут Лунин установил, что его лодка находится в расположении немецкой эскадры. В 18 часов 1 минуту с "К-21"произвели 4-торпедный залп из кормовых торпедных аппаратов с временным интервалом в 4 секунды. Дистанция до цели была 16-17 кабельтовых. С выходом торпед подводная лодка увеличила ход до полного и, погрузившись на глубину 30 метров, начала отрываться от противника. Через 2 минуты 15 секунд после выхода торпед раздались два взрыва: акустик доложил о двух характерных взрывах торпед. Через некоторое время послышался продолжительный раскатистый взрыв. В 18 часов 32 минуты последовал такой же взрыв, а через 6 минут - еще один. У Лунина не было никаких сомнений в том, что враг торпедирован.

Линкор ТирпицНо когда в 19 часов 9 минут подводная лодка всплыла на перископную глубину, горизонт был чист, лишь вдалеке маячил легкий дымок удаляющейся эскадры... Лунин передал радиодонесение об атаке "Тирпица", а в отчете записал: "Несомненность попадания двух торпед при атаке линкора "Тирпиц" достоверна, что должно установить разведкой. Но в то же время допускаю возможность, что головной миноносец, повернувшись в момент выстрела на контркурс с линкором, перехватил торпеды на себя. В пользу этого предположения свидетельствуют последующие большие взрывы". Командир бригады подводных лодок контр-адмирал Н.И. Виноградов считал, что одна торпеда повредила "Тирпиц", а вторая - потопила миноносец. Начальник отдела подводного плавания В.П. Карпунин в 1943 году писал: "Факт повреждения линкора "Тирпиц" является большим успехом. Вывод такого корабля из строя, хотя бы и не на долгий срок, является серьезным ударом по фашистскому флоту". В штабе Северного флота были уверены в том, что немецкая эскадра возвратилась в Альтен-фиорд в результате повреждения "Тирпица".

Однако впоследствии факт попадания торпеды в "Тирпиц" не подтвердился, о чем многократно говорили и западные военные историки. Нигде не было отмечено пребывания корабля в доке или на ремонте. В советской литературе это объясняли тем, что германское морское командование, боясь наказания, скрывало от Гитлера причину возвращения "Тирпица". Когда Гитлера не стало, скрывать истинную причину смысла не было. Англичане нашли вахтенный журнал "Тирпица", где ни о поражении, ни о ремонте, ни об атаке не упоминается. Кажется, что немцы эту атаку просто не заметили. Тогда почему они возвратились? Объяснение простое: когда они перехватили и расшифровали донесение Лунина, свидетельствовавшее о потере их кораблями скрытности, решили не рисковать кораблем и вернулись на базу.

Подводная лодка "К-21" вошла в историю советского ВМФ именно своей знаменитой атакой 5 июля 1942 года линкора "Тирпиц". Попав в уязвимые места фашистского исполина, кормовые торпеды лунинской "К-21" лишили "Тирпиц" нормальной скорости хода и вынудили врага отказаться от выхода на курс союзного конвоя "PQ-17", печальная судьба которого, была бы ещё более трагична. Позже английская разведка донесла: залп с "К-21" причинил "Тирпицу" серьезные повреждения, ремонт будет длительным и сложным. Только через 14 месяцев гигант "Тирпиц" смог снова выйти в море.

Несмотря на то, что рана, нанесенная Луниным фашистскому линкору, не была смертельной, точный залп с "К-21" в корне изменил ситуацию в этом районе моря и даже приобрел определенную политическую окраску. Перехватив и расшифровав одну из радиограмм Лунина в штаб Северного флота, командование гитлеровского "кригсмарине" поняло, что по курсу следования эскадры расположились готовые встретить ее советские подлодки. Немцы предпочли не рисковать. Так одним торпедным ударом Лунин спас остатки почти разгромленного фашистами конвоя "PQ-17", который англичане, как только до них дошла весть о выходе в море "Тирпица", бросили на произвол судьбы, фактически лишив охранения. Благодаря действиям "К-21" грозный линкор был надолго выведен из строя. А 23 октября 1942 года орден Красного Знамени увенчал славные боевые дела лунинской подлодки.

Осенью 1942 года Николаю Лунину предстоял поход в пролив Сере-Сунд. Здесь, на подходах к порту Гаммерфест, "К-21" должна была выставить минные заграждения. В ночь на 9 ноября Лунин незаметно провел лодку в пролив. Она подошла к берегу так близко, что матросы хорошо слышали лай собак у домика смотрителя маяка. Тут и поставили минную банку, которая быстро сделала свое дело. Ранним утром вахтенный командир А.Е. Носачев (он руководил ночной операцией) услышал оглушительный взрыв: это подорвался на мине и затонул крупный немецкий транспорт "Ригель".

В феврале 1943 года, когда "К-21" находилась в очередном походе, в ее дизельном отсеке возник пожар, вызванный коротким замыканием электропроводки. Потушить пожар никак не удавалось. Командир подводного корабля приказал морякам покинуть аварийный отсек задраив переборки. Лодка оказалась в тяжелом положении: не имела хода и не могла погрузиться. А было это неподалеку от северного норвежского порта Тромсе, занятого противником. Лунин лихорадочно размышлял: "Что же делать? Очень скоро лодка станет удобной мишенью для немецкой авиации или сторожевиков. И экипаж лодки решил дать бой противнику. Была объявлена боевая тревога, подготовлены к бою торпеды и артиллерия. Окончательное решение Лунина было таково: при нападении гитлеровцев драться до конца, а при необходимости взорвать корабль. Но погибнуть не пришлось. Моряки не только ликвидировали пожар, отремонтировали поврежденные механизмы, но и, как того требовала боевая задача, выставили минные заграждения и обеспечили высадку разведчиков в Тромсе. Заготовленная Луниным на самый худший случай радиограмма "Погибаю, но не сдаюсь" так и не поступила в штаб флота.

Н. Лунин докладывает о торпедировании линкора ТирпицВыполнив боевую задачу, лодка покидала опасный район в надводном положении. Лунин был почти уверен в том, что немцы, не допуская мысли о появлении врага в столь хорошо защищенной гавани, под покровом ночи примут лодку за свою. На мостик даже вынесли прожектор, включили ходовые огни. Так, с включенными огнями, пройдя мимо береговых немецких постов, "К-21" проникла во вражескую базу - бухту Воген - и уничтожила торпедами четыре сторожевых катера вместе с причалами.

В декабре 1943 года капитан 2 ранга Н.А. Лунин был назначен командиром дивизиона подводных лодок Северного флота. К тому времени на счету "К-21" было 17 потопленных фашистских транспортов и боевых кораблей - больше, чем у любой другой североморской субмарины. Однако долго командовать дивизионом Лунину не пришлось - в марте 1944 года он становится слушателем Военно-морской академии. Но и за три месяца своего пребывания в должности комдива Лунин успел сделать многое. В дни подготовки к операции в районе между Тромсе и Варангер-фьордом он, лучший боевой практик, бессменно проводил тактические занятия с командованием своего дивизиона.

Николай Александрович Лунин окончил Военно-морскую академию уже после победы, в 1946 году, в звании контр-адмирала. До выхода в запас в 1962 году Лунин занимал целый ряд командных должностей в соединениях подводных лодок и в центральном аппарате ВМФ СССР. Он был награждён 2 орденами Ленина, 3 орденами Красного Знамени, орденом Ушакова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями, Британским орденом.

17 ноября 1970 года храброго подводника, адмирала Лунина - одной из самых ярких личностей, выдвинутых на передний фланг Великой Отечественной, - не стало. Похоронен он был на Богословском кладбище Ленинграда.

В память о командире подводной лодки "К-21" Герое Советского Союза Н.А. Лунине установлены мемориальные доски на здании Ростовского мореходного училища имени Седова и на одном из зданий в городе Полярный Мурманской области. Именем Героя названы улицы в городах Полярный и Одесса, школа № 48 города Мурманска. 

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст


  • 0

#18 Аленка

Аленка

    ✿ܓШоколадка ✿ܓ

  • Администраторы
  • 20303 сообщений
  • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 5, Дней: 17
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Женщина
  • Город:Живу в Стране Чудес
  • Интересы:вредничать :))))
  • Служил:дома.... (инструктаж проводят):))
  • Ваше имя:Алёна

  • ДМБ:00-00-0000
  • От Админа

Отправлено 24 March 2010 - 22:42

Октябрьский Филипп Сергеевич

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

 

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

  44.41К   0 Количество загрузок:

Филипп Сергеевич Октябрьский (настоящая фамилия – Иванов) родился 11(23) октября 1899 года в деревня Лукшино (ныне Старицкий район Тверской губернии) в семье крестьянина. Окончил четыре класса сельской школы, после чего в 1915 году уехал сначала в Шлиссельбург, а затем в Санкт-Петербург на заработки. Работал кочегаром, затем помощником машиниста на пароходах, ходивших по Ладоге, Свири, Неве.

В 1918 года Ф.С.Октябрьский добровольно вступил в ряды Балтийского флота. В период Гражданской войны он проходил службу матросом на кораблях Балтийского флота, а с 1920 года – на Северной военной флотилии на вспомогательном крейсере «Лейтенант Шмидт». В 1922 году окончил курсы при Петроградском коммунистическом университете, после чего работал в морском отделе Политуправления РККА, в политотделе флотилии. В 1928 году закончил курсы при Военно-морском училище имени М.В.Фрунзе. В последствии командовал дивизионом, а затем отрядом и бригадой торпедных катеров на Балтийском и Тихоокеанском флотах. В 1935 году, будучи уже комбригом, Ф.С.Октябрьский был награжден первым своим орденом Красной Звезды, который он получил за освоение катеров на новом морском театре и разработку методов взаимодействия кораблей с авиацией, береговой обороной и сухопутными войсками.

С февраля 1938 года по август 1939 года Ф.С.Октябрьский командовал Амурской военной флотилией.

С августа 1939 года по апрель 1943 года он командовал Черноморским флотом. На период его руководства выдались самые тяжелые дни периода Великой Отечественной войны.

22 июня 1941 года в час ночи по приказу народного комиссара ВМФ Н.Г.Кузнецова Черноморский флот был приведен в боевую готовность. В 3.17 того же дня авиация и ПВО флота, а также зенитные батареи кораблей приступили к отражению первого воздушного налета Люфтваффе. Самолеты противника сбрасывали не только бомбы, но и мины, которые должны были воспрепятствовать действиям флота на море. Организация борьбы с ними стала для командующего флотом первоочередной задачей.

Для решения вопроса привлекались как офицеры флота, его инженерной службы, так и специалисты по физике. Среди них были такие как И.В.Курчатов и А.П.Александров, ставшие в будущем светилами мировой науки. Совместными усилиями удалось решить проблему мин, хотя это стоило жизни многим отважным офицерам флота, «общавшимся» с минами в непосредственной близости под водой.

С первых же дней войны Черноморский флот начал оказывать активную поддержку Красной Армии. Уже в ночь с 22 на 23 июня 1941 года авиация флота нанесла первый удар по Констанце. Затем были нанесены удары по Плоешти. А там нефть и базы снабжения немецкой и румынской армий. 10 августа группой самолетов-сцепок «Звено-СПБ» 92-го истребительного авиаполка ВВС Черноморского флота был совершен первый налет на Черноводский мост с его крупным нефтепроводом. 13 августа при повторной налете мост был окончательно выведен из строя.

При активном участии командующего Черноморским флотом вице-адмирала Ф.С.Октябрьского была налажена деятельность подводных лодок на коммуникациях противника. Еще в первые месяцы войны им удалось осложнить передвижение судов, перевозивших грузы через порты Румынии и Болгарии. Это привело к тому, что немецкие соединения в Африке стали ощущать нехватку горючего, большая часть которого поступала из Румынии.

Отдельной страницей в истории Великой Отечественной войны стоят обороны Одессы и Севастополя. Первая началась через полтора месяца от начала войны, а вторая – более чем через четыре месяца. Обе показали, что личный состав флота может вести эффективные боевые действия не только на море, но и на суше, являясь серьезной силой. В обеих оборонах активное участие в руководстве принимал Ф.С.Октябрьский.

Еще до непосредственного начала обороны Одессы, 27 июля 1941 года командующий Черноморским флотом направил распоряжение командиру Одесской военно-морской базы контр-адмиралу Г.В.Жукову, в которой требовалось немедленно приступить к созданию сухопутной обороны и использованию всех имеющихся сил средств для обороны города. Силами горожан, личного состава флота и Приморской армии были созданы три оборонительных рубежа, охвативших город полукольцом.

Ф.С.Октябрьский понимал, что судьба обороны Одессы во многом будет зависеть от действий Черноморского флота. 6 августа 1941 года, то есть на следующий день после начала боев за город, по приказу командующего флотом был создан специальный отряд кораблей в составе крейсера «Красный Крым», эсминцев «Шаумян» и «Незаможник», дивизиона канонерских лодок, тральщиков и бригады торпедных катеров. Эти корабли начали поддержку сухопутных сил с моря, поставки продовольствия и вооружения, доставляли пополнение и увозили раненых. В первые же дни обороны Одессы Черноморский флот отправил на оборонительные рубежи два полка морской пехоты и отдельные батальоны и роты моряков-добровольцев.

19 августа решением Ставки ответственность за оборону города была возложена на Военный совет Черноморского флота, а также был создан Одесский оборонительный район. На Ф.С.Октябрьского легла дополнительная нагрузка и ответственность. С этого момента транспортные корабли, шедшие ранее без охранения и подвергавшиеся периодическим налетам артиллерии противника, ходили под охраной боевых кораблей, подводные лодки увеличили активность не только на стратегических коммуникациях противника, но и на подступах к Одессе.

7 сентября Ф.С.Октябрьский лично прибыл в осажденный город. На состоявшемся военном совете было решено провести десантную операцию в полосе действия восточного сектора обороны. Для этого были созданы два корабельных отряда, налажено взаимодействие авиации и флота, создан 3-й полк морской пехоты. Командиром отряда, осуществлявшего непосредственную поддержку десанта в районе Григорьевки, был назначен капитан 1-го ранга С.Г.Горшков.

22 сентября в 1.23 началась высадка десанта, которая оказалась абсолютно неожиданной для противника. Морской пехоте удалось зацепиться за берег и все новые подразделения начали переходить с кораблей на берег. Совместными усилиями десанта и частей Одесского оборонительного района удалось потеснить румынские части в зоне действия восточного сектора обороны, что позволило возобновить активные поставки продовольствия и вооружения в Одессу.

Однако общая обстановка складывалась не в пользу советских войск. Немецкие части уже вышли к перекопскому перешейку, завязали на нем бои. В случае захвата Крыма оборона Одессы теряла всякий смысл ввиду большой отдаленности ее от баз флота на Кавказе. Ф.С.Октябрьский выдвинул предложение об эвакуации войск из Одессы и перебазирования их в Севастополь для организации обороны главной морской базы Черноморского флота. Ставка согласилась с этим. И с 1 по 16 октября 1941 года скрытно от противника войска Одесского оборонительного района были эвакуированы в Севастополь. Прекрасно организованный командованием флота переход прошел без значительных потерь.

30 октября 1941 года началась оборона Севастополя. По приказу командующего флотом туда с Кавказа была переброшена 8-я бригада морской пехоты, из самого города в Поти была выведена эскадра. В начале ноября был создан Севастопольский оборонительный район, который возглавил Ф.С.Октябрьский. На фоне все возрастающего давления 11-й немецкой армии под командованием Э. фон Манштейна создавалась та структура обороны, которая сдерживала противника вплоть до июля 1942 года.

12 ноября на рейде в Севастополе был потерян крейсер «Червона Украина», прибывший в город для огневой поддержки войск. С 16 ноября немецкие войска начали новый штурм, но, практически ничего не добившись, 21 ноября прекратили его. Корабли флота, базировавшиеся теперь на Кавказе, участвовали в поддержке сухопутных сил, переброске подкреплений и грузов, перевозили раненых в тыловые госпиталя на «Большую землю».

В середине декабря Ф.С.Октябрьский отправился из Севастополя на Кавказ, где принял активное участие в подготовке Керченско-Феодосийской стратегической десантной операции. Однако и здесь противник внес свои коррективы, начав 17 декабря штурм Севастополя. К утру 20 декабря немецкие подразделения могли выйти на окраины города, что позволило бы им прямой наводкой обстреливать порт. Ф.С.Октябрьский по приказу Ставки лично направился в Севастополь во главе эскадры из крейсеров «Красный Кавказ» и «Красный Крым», лидера «Харьков» и транспортов с 79-й особой бригады морской пехоты. К полудню 21 декабря отряд кораблей вошел в бухту Севастополя и начал высадку морской пехоты. Она была сразу же брошена в бой по приказу командующего сухопутных сил Севастопольского оборонительного района генерал-майора И.Е.Петрова, командовавшего Приморской армией. Через сутки прибыли дополнительно части 345-й стрелковой дивизии, которые перешли в наступление и восстановили положение.

29 декабря Черноморский флот осуществил высадку десанта в районе Феодосии. Впервые в истории морских десантов корабли подошли непосредственно к молам и высаживали на них личный состав. С этого момента на Черноморский флот и его командующего легла ответственность за обеспечение беспрепятственного снабжения не только Севастополя, но и организованного на Керченском полуострове Крымского фронта, с чем флот, несмотря на яростное противодействие противника, почти полностью справлялся.

В мае 1942 года, после начавшегося наступления 11-й немецкой армии, Крымский фронт был разбит, а оставшийся личный состав был переправлен на Кавказ.

7 июня, после восемнадцатидневной авиационно-артиллерийской подготовки, немецкие части начали штурм Севастополя. 14 июня пехота противника захватила Мекензиевы горы, которые были всего лишь в трех километрах от Северной бухты. В город перестали ходить транспорты. Теперь все боеприпасы и продовольствие, а также вывоз раненых и доставка пополнения выполнялись боевыми кораблями Черноморского флота, в том числе и подводными лодками. Риск применения больших кораблей был крайне велик, но другого выхода у командования Черноморским флотом не было. Не обошлось без потерь. 26 июня погиб эсминец «Безупречный». Последним кораблем, прорвавшимся в город, был лидер «Ташкент», покинувший его 27 июня с 2100 ранеными. Подвергнувшийся массированным атакам авиации противника, он получил три пробоины и лишь с помощью вышедших из Новороссийска кораблей смог добраться до кавказской базы флота. Через три дня началась эвакуация личного состава Севастопольского оборонительного района, однако всех перевезти не удалось. Большое количество рядового состава воинских частей было оставлено. Большая часть из них погибла в ходе городских боев, многие попали в плен.

Ф.С.Октябрьский, переправившись на Кавказ вместе с управлением Севастопольского оборонительного района одним из первых, организовывал действия Черноморского флота в ходе оборонительных боев на Кавказе. Благодаря действию флота и его морской пехоты, укрепившей ряды Красной Армии, не позволили противнику захватить полностью Новороссийск и вступить в Туапсе.

С января 1943 года соединения Черноморского флота поддерживали наступление советских войск на Кавказе. В ночь на 4 февраля корабли флота осуществили высадку морской пехоты западнее Новороссийска, в результате чего была образована Малая земля.

С июня 1943 года по март 1944 года Ф.С.Октябрьский командовал Амурской военной флотилией. После этого он вновь встал во главе Черноморского флота. Личный состав и корабли подчиненных ему соединений поддерживали наступавшие советские войска. 10 апреля 1944 года была освобождена Одесса, а 9 мая, ровно за год до Дня Победы, главная военно-морская база Черноморского флота город Севастополь. В 1944 году Ф.С.Октябрьский получил звание адмирала.

Все крупные и не очень операции Красной Армии с 1944 года, связанные с наступлением вдоль побережья Черного моря или с форсированием крупных рек, впадающих в него, проводились при поддержке Черноморского флота и сформированных на его основе флотилий. 5 ноября 1944 года после разминирования в Северную бухту Севастополя вернулась эскадра. Началось восстановление главной базы Черноморского флота.

В ноябре 1948 году Ф.С.Октябрьский был назначен на должность 1-го заместителя главнокомандующего ВМС. В 1951 году впервые был уволен в отпуск «по болезни». В 1952 году он вернулся и продолжил работать в Военно-морском министерстве в должности начальника Управления. В 1954 году вторично отправлен в отставку, в которой находился до 1957 года, когда его назначили начальником Черноморского высшего военно-морского училища имени П.С.Нахимова. 20 марта 1958 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. С 1960 года состоял военным инспектором-советником в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

Скончался Ф.С.Октябрьский 8 июля 1969 года в Севастополе. Там же он и был похоронен. За время службы награжден тремя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Ушакова 1-й степени, орденом Суворова 2-й степени, орденом Нахимова 1-й степени, орденом Красной Звезды и многими медалями, являлся почетным гражданином Севастополя.
  • 0

#19 Передирий Евгений

Передирий Евгений

    Гуру форума

  • Форумчане
  • 16979 сообщений
  • Регистрация Лет: 6, Месяцев: 5, Дней: 1
  • Страна: Флаг Страны
  • Пол:Мужчина
  • Город:Ессентуки.
  • Служил:Камчатка ПСКР Волга Бч 4
  • Ваше имя:Передирий Евгений

  • ДМБ:04-12-1989
  • Патриот WWW.POGRANICHNIK.RU
    Патриот форума

Отправлено 19 November 2011 - 17:50

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

 

Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь чтобы увидеть скрытый текст

  19.49К   0 Количество загрузок:

Не сломленный адмирал Кузнецов Н.Г.


"Чтобы в совершенстве овладеть искусством вождения корабля,
надо службу начинать на нём с самой невысокой должности."
Н.Г. Кузнецов

Николай Герасимович Кузнецов возглавлял советский ВМФ, как Народный комиссар Военно-морского флота, с 1939 по 1946 гг. Николай Герасимович – человек удивительной судьбы, вспоминая свою жизнь, писал: "Я никогда не страдал большим честолюбием и не стремился забираться на вершины служебной лестницы, но, признаться, мечтал стать командиром корабля – большого или малого – и, стоя на мостике, управлять им. Но судьбе было угодно в силу ряда причин то поднимать меня высоко, то кидать вниз и принуждать начинать службу сначала. Доказательством этого является буквально уникальное изменение в моих званиях. За все годы службы я был дважды контр-адмиралом, трижды – вице-адмиралом, носил четыре звезды на погонах адмирала флота и дважды имел высшее воинское звание на флоте – Адмирала Флота Советского Союза". А еще в его жизни был неправый суд, восстановление в должности, несправедливая отставка и опала. Но все же это, наверное, не главное. Главным в его жизни была служба на флоте.

После революции 15-летний юноша – сын крестьянина Вологодской губернии Коля Кузнецов – поступил добровольцем в Северо-Двинскую военную флотилию. Чтобы стать военмором, пришлось прибавить себе два года. Рослый паренек сошел за семнадцатилетнего, и был зачислен на все виды довольствия. После гражданской войны была учеба в военно-морском училище. Когда Николай Кузнецов поступил в Петрограде в училище, бывший прославленный Морской кадетский корпус, где на кроватях ещё не стёрлись, выведенные белой краской имена хозяев: князь Ливен, князь Трубецкой и другие дворянские фамилии, а на учебниках можно было найти автографы Бутакова, Колчака, ему было всего 16 лет. Все преподаватели были офицерами императорского производства и носителями вековых традиций русского флота. Здесь кумачовым безродным криком ничего не добьёшься. На флоте аристократизм не только действенен, но и спасителен. Кузнецов был послан соединить разорванную расстрелами традицию петровских стольников – дворян. В этом учебном заведении всё было подлинным: и картины, и память о героическом русском флоте, и традиции, ибо флот держится на верности и чистоте отношений. А любая фальшь погибала в морском воздухе этого учебного заведения. Дух морского кадетского корпуса оставил курсантам в наследство беззаветную любовь к России и такую же веру в правду. Облик города на дельте полноводной реки и стены училища, которые видели всех русских флотоводцев и императоров, эстетически формировали души моряков. Конечно, годы проведённые в училище, оказали сильнейшее влияние на формирование личности молодого Николая Кузнецова.

Закончив училище с отличием, Николай отказался от штабной должности и был распределен на Черноморский флот – назначен на крейсер "Червона Украина". На нем молодой командир последовательно прошел все ступени флотской службы. С 1 октября 1927 г. по 4 мая 1932 г. Н.Г. Кузнецов учился в Военно-морской академии, которую также окончил с отличием и с правом выбора флота. Вновь Н.Г.Кузнецов избрал Черное море и отправился служить старшим помощником новейшего крейсера "Красный Кавказ". Сохранились воспоминания одного из сослуживцев Кузнецова той поры: "После полугодового отсутствия я появился на крейсере "Красный Кавказ". Увидел нового старпома Н.Г. Кузнецова и просто поразился произошедшим переменам. Разработан абсолютно точный распорядок дня, чего не было прежде. С точностью до минуты соблюдается корабельное расписание. Команда в безупречно чистом рабочем платье. Все, что каждому положено, делается в срок – увольнение, обед, баня. А тенты в жару на рейде? Раньше их с трудом успевали поставить за два-три часа – теперь вслед за командой "отдать якорь" шла команда "поставить тент". И за 15-18 минут все палубы были под тентами. Новый старпом был ближе к команде, чем его предшественники, сам хлебнул матросской жизни. Не было у него фанаберии, которая сохранилась еще кое у кого от старого флота.

Впервые новый старпом заставил всех командиров боевых частей, да и нас, флагманских специалистов, разработать методику боевой подготовки. Раньше никакой методики не было. Старослужащие обучали молодых, как и что нужно делать. Но это пригодно для одиночек. А действия подразделения? А взаимодействие? А учения по боевым частям, по кораблю в целом? Все, по сути, началось с крейсера "Красный Кавказ". В полной мере эту работу Кузнецов развернул, когда стал командиром крейсера "Червона Украина". Все потом вылилось в "Курс боевой подготовки" в масштабе флота. Мы тогда только "рожали" БУМС – временный Боевой устав Морских Сил. Над ним академия работала. А "Курс на корабле" – инициатива и заслуга Кузнецова".

Здесь же, на Черном море, Кузнецов принял под командование крейсер "Червона Украина". Его мечта сбылась. В 29 лет он стал командиром крейсера, а в тридцать один – вывел "свой" крейсер на первое место в Морских Силах СССР и стал самым молодым капитаном 1-го ранга всех морей мира. За выдающиеся заслуги в деле организации подводных и надводных морских сил РККА и за успехи в боевой и политической подготовке краснофлотцев (за первое место по всем видам боевой подготовки крейсера "Червона Украина") в декабре 1935 г. Н.Г. Кузнецов был награжден орденом Красной Звезды. Казалось бы, все цели были достигнуты.

А через год последовал неожиданный приказ сдать командование крейсером и убыть в Москву. Здесь молодой капитан 1 ранга получил новое назначение, его ждала должность военно-морского атташе и главного военно-морского советника в сражающейся Испании. Республиканскому флоту приходилось конвоировать транспорты, оберегать их от нападения кораблей противника, выходить в рейды. И на кораблях, и на подводных лодках сражалось немало советских моряков-добровольцев. Дон Николас – под таким именем был известен сражающейся Испании Николай Кузнецов. Потом он не раз говорил, как много дала ему Испания. Одно дело учебные аудитории военно-морского училища и академии, учебные тревоги и мирные походы. Другое – война. Эскадра флота республики постоянно находилась в море. Моряки проявляли настоящее мужество, но об этом не писали в газетах. Молчало радио, и совсем немногие знали, что всей сложной и важной работой, от которой в значительной степени зависел исход борьбы, негласно руководил Кузнецов. И еще в одном Испания помогла ему. Вал репрессий, прокатившийся по стране в 1937 году, прошел мимо. Его деятельность по оказанию помощи испанскому флоту была высоко оценена советским правительством: в 1937 г. он был награжден орденами Ленина и Красного Знамени.

По возвращении домой его уже ждала новая должность: сначала заместителя, а затем командующего Тихоокеанским флотом. Вскоре, в 1939 году, начались боевые действия у озера Хасан. Тихоокеанский флот обеспечивал перевозки оружия, боеприпасов и военнослужащих, но молодого комфлота не отпускала война в Испании. Идущие в степях бои – лишь локальный конфликт, ну а случись большая война? Один неожиданный налет авиации может уничтожить целую эскадру, стереть с лица земли военно-морскую базу. Во Владивостоке прошли первые тренировки по приведению целого флота в повышенную боевую готовность. Флот – сотни кораблей и судов, береговые подразделения, авиация. Вся эта махина с трудом перестраивалась для действий в военное время, выбирала топливо, боеприпасы. Вместо разных команд различным подразделениям нужен был единый короткий сигнал по флоту, получив который каждый командир знал, что он должен делать.

В самый разгар боев кораблям и частям пошли первые директивы по оперативной готовности. Начатую работу пришлось завершать уже в Москве, когда адмирал Кузнецов занял пост наркома Военно-Морского Флота СССР. Было наркому тридцать пять лет: он был самым молодым наркомом в Союзе и первым моряком на этой должности (ранее наркомами были комиссар Смирнов и чекист Фриновский; оба они были активными организаторами репрессий на флоте и оба сами стали их жертвами). Дела флота во многом оказались запущенными. Два последних предшественника Кузнецова на этом посту – политработник и пограничник – во флотских делах не разбирались. Требовались срочные решения по судостроительной программе, по руководству флотами. Но в первую очередь нарком продолжил работу, начатую еще на Тихоокеанском флоте. Опыт войны с Финляндией подтвердил правильность принимаемых наркомом мер по повышению боевой готовности. Получая выговоры и нарываясь на недовольство Сталина, Кузнецов все предвоенные годы продолжал готовить флот к войне. Н.Г. Кузнецов провёл ряд крупных учений, лично посетил множество кораблей, решая организационные и кадровые вопросы. Стал инициатором открытия новых морских училищ и морских спецшкол (впоследствии нахимовских училищ). При его активном участии были приняты дисциплинарный и корабельный уставы ВМФ.

Начался 1941 год, и первый приказ, вышедший из Наркомата ВМФ, требовал открывать огонь зенитных батарей при появлении иностранных самолетов над нашими базами. На Севере и Балтике их вовсю облетали немецкие самолеты-разведчики. В марте немецких разведчиков обстреляли над Лиепаей, Либавой и Полярным. За бдительность при охране границы нарком получил... выговор. Разработанная Главным морским штабом по личному указанию наркома ВМФ система оперативных готовностей ВМФ, позволяющая в кратчайшие сроки с соблюдением необходимых мер скрытности переводить силы флота в состояние немедленной готовности к отражению внезапного нападения противника, явилась выдающейся личной заслугой Н.Г. Кузнецова, его вкладом в развитие теории управления ВМФ. Всего было предусмотрено три степени готовности, учитывающие техническое состояние и уровень боевой подготовки кораблей и частей флота. В зависимости от этого они могли находиться в боевом ядре (из которого назначались дежурные силы) или в резерве.

Оперативная готовность № 3 соответствовала повседневному уровню объединений, соединений, кораблей и частей флота, а запасы материальных средств - наличию неснижаемого их уровня. По оперативной готовности № 2 экипажи кораблей боевого ядра должны были находится на кораблях и в частях, запасы на корабли принимались полностью, оружие готовилось к применению развертывались дополнительные корабельные дозоры. Усиливалось ведение воздушной разведки на море, ускорялся ремонт кораблей резерва. По оперативной готовности № 1 предусматривалось немедленное применение оружия. Корабельный состав боевого ядра находился в часовой готовности к выходу в море для решения задач по действующим оперативным планам. Объявлялась мобилизация приписного состава.

К середине июня 1941 года взаимоотношения с Германией все более обострялись. Оценив сложившуюся обстановку, Н.Г. Кузнецов принял решение своим приказом повысить боевую готовность флотов. Адмирал Кузнецов, рискуя даже не карьерой, а головой, в эти дни своим приказом перевел все флота на боевую готовность № 2, приказал базам и соединениям рассредоточить силы и усилить наблюдение за водой и воздухом, запретить увольнение личного состава из частей и с кораблей. Корабли приняли необходимые запасы, привели в порядок материальную часть, стояли в готовности к бою и походу.

19 июня 1941 года Балтийский и Северный флоты были переведены в оперативную готовность № 2. 20 июня Черноморский флот завершил учение и вернулся из района Одессы в Севастополь. Флоту был дан приказ оставаться в оперативной готовности № 2. Сводками Главного морского штаба нарком обороны и начальник Генерального штаба были поставлены в известность о переводе сил флотов с 19 июня 1941 года в оперативную готовность № 2. Против проводимых в Военно-Морском Флоте мероприятий по повышению боевой готовности возражений не было, но не было и их одобрения. До последнего момента наркомом обороны не была направлена директива командующим войсками военных округов на повышение готовности, что сыграло свою роковую роль на начальном этапе Великой Отечественной войны.

Только в 23.00 21 июня нарком обороны маршал Тимошенко сообщил Кузнецову о возможном нападении в эту ночь фашистов. Флотам немедленно была объявлена оперативная готовность № 1. И в полночь военно-морские силы были готовы к отражению агрессии. Военно-Морской Флот первым в 3 часа 15 минут встретил огнем атаки врага и не потерял ни одного корабля или самолета. Фактически моряки и флот были спасены от разгрома. А в пять часов утра под свою ответственность нарком ВМФ приказал передать флотам, что Германия начала нападение на наши базы и порты, которое следует отражать силой оружия. Тогда, в три часа ночи 22 июня, доложив в Кремль о налете на Севастополь, адмирал Кузнецов, не дожидаясь указаний сверху, приказал всем флотам: "Немедленно начать постановку минных заграждений по плану прикрытия". Вышедшие в море тральщики прикрыли минным кольцом наши базы, поставили минные банки на путях германских конвоев. Флоты и флотилии начали действовать согласно предвоенным планам обороны. В тяжелейшим для страны августе 1941 года, по его предложению, морская авиация 10 раз бомбила Берлин!

Вот что писал о начальном периоде войны Н.Г. Кузнецов: "Более серьёзно, глубоко, со всей ответственностью должны быть разобраны причины неудач, ошибок в первые дни войны. Эти ошибки лежат отнюдь не на совести людей, переживших войну и сохранивших в душе священную память о тех, кто не вернулся домой. Эти ошибки в значительной степени на нашей совести, на совести руководителей всех степеней. И чтобы они не повторились, их не следует замалчивать, не перекладывать на души умерших, а мужественно, честно признаться в них. Ибо повторение прошлых ошибок – уже преступление… Из-за того, что не было чёткой организации в центре, многие вопросы оставались неразрешёнными и на местах". И вот ещё: "Долго расплачивались мы за организационную неподготовленность в первый год войны. Почему же всё так произошло? Мне думается, потому, что не было чёткой регламентации прав и обязанностей среди высоких военачальников и высших должностных лиц страны. А между тем именно они должны были знать своё место и границы ответственности за судьбы государства. Ведь в ту пору мы были уже уверены, что в предстоящей войне боевые операции начнутся с первых же её часов и даже минут".

Оперативно-стратегическое применение Военно-Морского Флота и характер его задач в годы Великой Отечественной войны определялись континентальным характером войны. Флот стал выполнять необходимую подчиненную сухопутным войскам работу: корабли, авиация, береговая оборона и части морской пехоты, тесно взаимодействуя с сухопутными войсками, оказывали фронтам посильную помощь на приморских направлениях. Морскую авиацию перенацелили против танковых группировок противника и вражеских самолетов, надводные корабли были привлечены огнем поддерживать приморские фланги группировок Красной Армии. Флот перевозил миллионы людей, миллионы тонн различных грузов. В октябре 1941 г. на флотах и флотилиях было сформировано 25 морских стрелковых бригад, участвовавших в битве за Москву и затем во всех боях и наступлениях наших войск до самого Берлина. Главная задача Н.Г. Кузнецова в этот период заключалась в обеспечении взаимодействия армии и флота на приморских направлениях. Адмирал Н.Г. Кузнецов как представитель Ставки выезжал на флоты и фронты, чтобы лично руководить наиболее ответственными операциями. Взаимодействие между приморскими частями армий и силами ВМФ приходилось отрабатывать буквально в ходе боев.

К первостепенным задачам наркома ВМФ в годы войны также относилась организация проводки союзных конвоев, осуществляющих поставки по ленд-лизу в северные порты СССР. Кузнецов лично осуществлял координацию действий Северного флота, авиации ПВО страны и резерва Ставки по защите конвоев от ударов противника. В 1944 г. в связи с изменением обстановки на фронтах, изменился и характер морских операций. Их целью стало участие в освобождении побережья и приморских городов. Менялась и организация управления. 31 марта 1944 г. была издана директива Ставки о назначении наркома ВМФ Адмирала флота Н.Г. Кузнецова Главнокомандующим ВМС с прямым подчинением ему флотов и флотилий. Особой страницей деятельности Н.Г. Кузнецова в годы войны было его участие в переговорах с военно-морскими миссиями союзников в 1941-1945 гг., а также в качестве члена советской делегации – в конференциях глав государств в Ялте и Потсдаме.

В 1944 году, накануне Великой Победы, он единственный получил новое высшее воинское звание "Адмирал флота", приравненное к званию Маршала Советского Союза. Из девяти крупнейших стратегических наступательных операций проведенных вооруженными силами СССР в годы Великой Отечественной войны – в шести из них принимали участие флоты и флотилии ВМФ. За годы войны они потопили свыше 1200 боевых кораблей и вспомогательных судов, 1300 транспортов, высадили свыше 110 оперативных и тактических десантов, в которых участвовали в общей сложности более 250 тысяч человек. Северный флот обеспечил охрану 77 союзных конвоев в составе 1464 океанских транспортов.

Для главкома ВМС, Адмирала флота Н.Г. Кузнецова война не закончилась 9 мая 1945 г. Он отправился на Дальний Восток для организации взаимодействия сил Тихоокеанского флота и Амурской флотилии с частями Красной Армии в войне с Японией. 14 сентября 1945 года Николай Герасимович стал Героем Советского Союза за "геройский подвиг, проявленный при выполнении заданий Верховного Главнокомандования по руководству боевыми операциями флота и достигнутые в результате этих операций успехи".

В сентябре 1945 года Кузнецов подготовил и представил в правительство десятилетнюю программу строительства ВМФ, включавшую производство авианосцев – крейсеров с 9-дюймовой артиллерией, новых подводных лодок и эсминцев. Был поднят вопрос о защите флота и военно-морских баз от атомного оружия. Упрямый адмирал на докладах в Кремле продолжал напоминать вождю о нерешенных проблемах флота. Сталин лишь недовольно хмурился и потихоньку стал отдалять от себя Кузнецова. Во все времена хватало карьеристов и негодяев. На волне разоблачений подлецы делали карьеры, завистники сводили счеты. Нашелся такой и в наркомате ВМФ. Один из капитанов 1 ранга доложил, что еще во время войны союзникам-англичанам официально были переданы чертежи парашютной торпеды. Нарком ВМФ, как мог, не допускал репрессий в своем аппарате, отстаивал офицеров. А тут под удар попал сам.

В 1947 году адмирал Кузнецов был снят с поста наркома ВМФ. Под суд попали четверо прошедших войну адмиралов: Н. Кузнецов, Л. Галлер, В. Алафузов и Г. Степанов. Троих из них лишили всех воинских званий и государственных наград и отправили в лагеря. Кузнецова разжаловали до контр-адмирала, определив местом службы Дальний Восток. Может, дрогнула рука вождя, подписывая лист приговора, может, Сталин решил преподать упрямцу урок.

Дальневосточная "ссылка" длилась три года. Здесь, на крайнем восточном рубеже страны, начинала всходить флотоводческая звезда Кузнецова, сюда он вернулся продолжать службу. Его не обходили орденами, в положенный срок во второй раз он получил очередное звание вице-адмирала. В 1951 году Сталин неожиданно возвращает Кузнецова в Москву и назначает военно-морским министром СССР. Полученный от вождя урок не пошел Кузнецову впрок. 1 сентября он отправил Председателю СНК доклад об устаревшем флоте, о кораблях, построенных по старым проектам, о необходимости принятия ряда крупных и срочных мер по флоту. Все просьбы и ходатайства военно-морского министра словно уходили в песок. И все же многое ему удалось: началась разработка реактивного оружия для флота, сделаны новые проекты кораблей и подводных лодок.

В 1953 году, после смерти Сталина, приговор Верховной коллегии от февраля 1948 г. был отменен, и дело за отсутствием в делах адмиралов состава преступления производством прекращено. Кузнецова восстановили в прежнем воинском звании адмирала флота, полученном во время войны. Казалось, все беды уже позади. Утвержден проект и начинается строительство первой атомной подводной лодки. Адмирал вновь ставит перед министром обороны и правительством вопрос о необходимости рассмотрения программы судостроения для ВМФ. Ему присваивают новое, только что установленное звание – Адмирал Флота Советского Союза с вручением маршальской звезды – и все это в 50 лет, в расцвете сил и полководческого таланта.

Однако, не сложились у адмирала отношения и со сменившим Сталина Никитой Хрущевым. По приказу того на стапелях стали резать на металлолом готовые к спуску крейсера. Годы в Москве не научили адмирала дипломатии, изворотливости или хотя бы угодливому молчанию. Одерживавший победы на море, он не замечал и не умел обходить многочисленные подводные камни в коридорах власти. В 1955 году произошёл взрыв на линкоре "Новороссийск", корабль затонул. Бывший итальянский корабль, полученный нами после победы в счет репараций, вошел в состав Черноморского флота. Ясности в причинах катастрофы нет до сих пор. Основных версий две: взрыв установленной еще немцами в бухте донной мины и подрыв линкора в результате диверсии, выполненной группой боевых пловцов. Виновного во взрыве на линкоре нашли быстро. Бывший до этого несколько месяцев в отпуске по болезни главком ВМФ был снят с должности первого заместителя министра обороны СССР – главнокомандующего ВМС, понижен в звании до контр-адмирала и уволен в отставку.

Бывшему главкому ВМФ, герою войны щедро положили пенсию в триста рублей. В те годы больше получал водитель столичного трамвая. Страна праздновала юбилеи победы, чествовала героев, а на подмосковной даче Николай Герасимович Кузнецов на старенькой машинке изо дня в день "выстукивал" страницы мемуаров: "Необычайное увольнение меня в отставку создало немало трудностей. Сколько-нибудь значительных накоплений у меня не было. Два сына-школьника еще требовали помощи и внимания. Прирабатывать же было невозможно: все с подозрением смотрели на меня – как бы чего не вышло. Вот тогда единственным реальным способом немного заработать к пенсии стало знание иностранных языков. Начал учить английский (до этого знал испанский, французский и немецкий) и через год мог переводить отдельные статьи для журнала "Военный вестник". При жизни справедливость в отношении опального адмирала так и не восторжествовала. Звание Адмирала Флота Советского Союза Кузнецову вернули лишь в 1988 году, через 14 лет после его смерти. История, наша память и уважение всем воздаст по заслугам! Память о не сломленном адмирале позовёт в плавание сегодняшних мальчишек, мечтающих увидеть океаны и моря, города и страны, послужить своему Отечеству.
-http://otvoyna.ru/statya24.htm
  • 0

#20 Акустик78

Акустик78

    Почетный старожил

  • Форумчане
  • PipPipPipPipPip
  • 5871 сообщений
  • Регистрация Лет: 6, Месяцев: 5, Дней: 9
  • Пол:Мужчина
  • Город:Архангельская область, Пинежский район, п. Сия
  • Интересы:Спорт, Военная археология.
  • Служил:Анапа, Балаклава 1978-1981гг.
  • Ваше имя:Бойчук Александр

  • ДМБ:07-11-1981
  • Патриот WWW.POGRANICHNIK.RU
    Патриот форума

Отправлено 20 November 2011 - 16:31

Вчера по телевизору говорили о Николае Сиротине, а сегодня здесь прочитал. Потрясен подвигом бойца!
  • 0





Похожие темы Collapse

  Название темы Форум Автор Статистика Последнее сообщение

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных



Копирование материалов без активной ссылки на www.pogranichnik.ru запрещено.